Любовь МИКАЭЛЯН: любой проект выполняем на высоком профессиональном и творческом уровне

Текст | Николай ИВАНОВ 
Фото | Алексей ЦЫГАНОВ

ООО «АБМ» (Архитектурное бюро Микаэлян) — ведущая архитектурно-проектная фирма Подольского района Московской области и одна из ведущих в столичном регионе в целом. Компания работает со всеми видами объектов — гражданскими, промышленными, сервисными — и осуществляет полный цикл архитектурно-проектных работ. Генеральный директор компании «АБМ» Любовь Александровна Микаэлян видит позитивные перемены на российском строительном рынке, особенно после экономического кризиса. И она убеждена, что приоритет на рынке должен получить надежный ответственный бизнес.

— Любовь Александровна, чем для вас был кризис — временем спада или, наоборот, периодом роста?

 

— Кризис был для нас, как и для всех, тяжелым временем — но не временем спада. Трудно было в денежном отношении: из-за сложного финансового положения заказчиков мы вынуждены были соглашаться на отсрочки платежей, в том числе длительные — на год, два.

Но количество заказов в целом даже увеличилось. Помимо крупных заказов, мы активно брали небольшие коммерческие заказы, чтобы обеспечить стабильное финансирование бизнеса, диверсифицировать доходы.

Это, знаете, как художник: может рисовать большое полотно и параллельно выполнять небольшие заказы.

— Чтобы была возможность дожить до времени, когда с ним расплатятся за большую картину?

 

— Вот именно. Так и мы поступили: это был способ адаптации к ситуации на рынке, которая сложилась в тот период.

Брались не только за «высокое искусство», но и за небольшие проектные задачи…

— За ширпотреб?

 

— Нет-нет, мы не делаем ширпотреб. Даже маленький проект выполняем на самом высоком профессиональном и творческом уровне. И так работали с первого дня — отсюда и клиентская база, которая с нами уже почти десять лет.

Когда мне звонит тот или иной заказчик, пусть даже он нам делал небольшой заказ, я тут же вспоминаю все эскизы, которые для него делала! Могу не вспомнить имя — но эскизы я запоминаю накрепко…

Для меня проектирование — очень личное, а не «просто работа», как для некоторых… Лишь бы сделать, чтобы деньги получить — подход не для нашей фирмы.

Мы начинали с небольшой мастерской — из трех человек — и репутацию на рынке сделали первоначально как раз за счет таких небольших проектов. Нам заказывали загородный дом, офисное здание, автозаправку… И, увидев наш уровень работы, возвращались еще, потом еще. Постепенно дело дошло до крупных проектов, до крупных жилищных комплексов, таких как Родники, Бородино и др.

Сегодня мы — универсальная проектно-строительная фирма. Круг объектов, за которые мы беремся, фактически не ограничен: занимаемся и жилыми микрорайонами, в том числе из монолитных домов, и индивидуальными домами, и промышленными, торгово-сервисными, социальными объектами… Работаем для самых разных заказчиков — физических лиц, строительных фирм, муниципальных властей и властей субъектов Федерации.

— В Московской области и Москве?

 

— Да. В Москве проектировали ФОК на улице Гурьянова, офисные центры…

Сегодня на одном из направлений деятельности созданной на базе нашей фирмы группы компаний «АБМ» — поставке строительного оборудования — пришли в петербургский регион.

Сегодня у нас немаленький коллектив специалистов — 35 ведущих архитекторов, конструкторов и дизайнеров — специалисты по всем аспектам без исключения: самому зданию, материалам, его внешнему оформлению, водопроводу, канализации, вентиляции, противопожарным системам, слаботочной электрике и т.д.

Ведь нельзя проектировать отдельно коробку, отдельно инженерные системы. Это все с самого начала должно быть взаимосвязано. И то, что у нас единая структура, а не гирлянда субподрядчиков по разделам проекта, как у многих, — важное конкурентное преимущество на рынке.

— Работаете на основе собственных архитектурных проектов, типовые не используете?

 

— Да, мы не работаем с типовыми проектами. Хотя я приветствую, когда заказчик приносит нам тот или иной готовый проект — мне проще с ним разговаривать, я лучше понимаю, что он хочет получить на выходе.

И могу сразу сказать свое мнение о том, как реализовывать его замысел: как это лучше сделать с точки зрения экономии, как правильнее с точки зрения учета современных строительных и санитарных норм, как удачнее вписать в ландшафт…

Иногда приходят заказчики, которые по каким-то причинам обязаны использовать в качестве основы чужой проект. Например, мы занимались ФОК «Ледяной» в Подольске. Там был американский проект — он совершенно не адаптирован для наших инженерных систем и климатических условий! В результате мы оставили только цветовое решение, а все остальное переделали.

И все готовые проекты, которые нам приносят, мы радикально перерабатываем, потому что, во-первых, строительные технологии постоянно развиваются, а проекты приносят зачастую не новые; во-вторых, есть конкретные условия, в которых будет строиться объект; в-третьих, есть экономические факторы, которые не всегда учтены в проектах.

Мы стремимся быть друзьями нашим заказчикам и обращаем их внимание на дополнительные резервы экономии, которые могут быть использованы при определенной доработке проекта.

— То есть занимаетесь своего рода консалтингом?

 

— Да, конечно. Обращаем внимание на экономические факторы, которые заказчики зачастую не учитывают. Многие не понимают, что затраты на дом — это на 50% расходы на внутреннее оборудование.

Знаете, есть такой строительный анекдот: американец и русский строят себе по дому. Американец сделал непримечательную коробку, но внутри все оборудовано на высшем уровне, очень комфортно. Русский выстроил коробку неописуемой красоты, но на внутренности денег не хватило.

И вот он сидит в холоде и с завистью смотрит на малопримечательный фасад дома американца, где тот живет в комфорте и тепле.

— Это анекдот из жизни…

 

— Увы, да.

Я когда впервые попала в Англию, поразилась, насколько хорошо там учтены факторы экологии жизни. Очень скромные дома, даже иногда специально состаренные. Но внутри очень комфортные. И самое главное — обстановка вокруг: великолепный ландшафт! Вот к этому надо стремиться и нашим заказчикам. Не к безвкусной кичливой Рублевке, а к английской деревне!

— Часто приходится убеждать заказчиков отказаться от излишеств?

 

— К счастью, сегодня она уже нетипична: сейчас заказчики пошли совсем другие — как говорится, с пониманием. Во всяком случае, мне очень везет на таких.

Например, наши постоянные партнеры — компании ПЖИ, «Строитель плюс» — с ними приятно работать! Возьмем поселок Родники, который строит компания «Строитель плюс». Это высококачественное жилье экономического класса. Там нет броской роскоши — это как раз английский вариант.

Внутри комплекса — красота, уют; все для человека. В двухкомнатной квартире обязательно кухня не менее 13—15 кв. м. А сама двушка — 75—85 кв. м, очень удобная по инсталляции.

— Это ваш собственный проект?

 

— Да. Микрорайон Родники — это работа нашего коллектива от начала и до конца: от эскиза и генплана, включая планировки домов с подземными автостоянками, детский сад, школы, торгово-спортивный комплекс с аквапарком…

Жилой комплекс строится по самой современной технологии с каркасом из монолитного железобетона и фасадом из облицовочного кирпича. Монолитное домостроение привлекательно для заказчика тем, что предоставляет возможности широкого выбора планировки и дизайна квартир.

Сложность работы на таких коммерческих жилищных комплексах состоит в том, что они зависят от текущей конъюнктуры рынка недвижимости.

Мы должны быть готовы в процессе работы скорректировать проект — изменить процентное соотношение различных типов квартир, если конъюнктура поменяется.

«Строитель плюс» все сделал для того, чтобы строительство Родников не останавливалось и в период кризиса. Я открою секрет: в самое сложное время глава фирмы Анатолий Константинович Петров продал даже собственный автомобиль — только чтобы сохранить стабильность работы своей фирмы.

Это настоящий профессионал, практик, который глубоко понимает строительное производство. Он не просто хочет денег заработать — он работает для людей!

Мы с ним совсем недавно выяснили, что и в советское время занимались одними и теми же объектами, хотя и не были тогда знакомы. Продвигали прогрессивные советские строительные технологии.

Сегодня Анатолий Константинович достиг уже европейского уровня работы. И европейского стиля жилья, которое строит.

— То есть домов, создающих экологию жизни?

 

— Конечно. В Родниках великолепный пруд — весь в цветах, лесопарк из хвойных деревьев. Подземные паркинги, детский сад, детские площадки со специальным, для улиц, ковролином ярких цветов — зеленым, красным, синим… Пусть в Родниках квартплата и плата за услуги управляющей компании повыше, чем в других местах, но красота, комфорт стоят этих денег.

Многие мои знакомые переехали в этот комплекс — чтобы самим жить и растить детей в благоприятной атмосфере. Родники — очень важный проект и как образец культуры проживания. Одна коллега, которая живет неподалеку, говорит: «Хожу гулять в Родники. А потом возвращаюсь в свой район и думаю: на какой же свалке я живу!»

Это очень важно — строить подобные поселки: они меняют у многих людей представление об образе жизни.

— Родники — жилье для среднего класса?

 

— Да. Мы проектируем и более доступное жилье, например микрорайон Бородино. Тоже коммерческое жилье, но более доступное.

Там кухни уже порядка 10 кв. м, и общий метраж квартир меньше, чем в Родниках.

— А сколько стоит квадратный метр в Бородино?

 

— 50 тыс. руб. с небольшим.

— Более чем приемлемо!

 

— И я так считаю. Тем более что это качественное, комфортное жилье. Так что доступное жилье в Московском регионе — вовсе не миф: смотря какие строительные организации им занимаются: рвачи, которые думают только о своих сверхдоходах, или серьезный социально ответственный бизнес — такой, как у наших партнеров.

Мы росли на рынке вместе, поддерживая друг друга, делали общие проекты, совместно решали проблемы, общими усилиями достигали результатов…

Несколько лет назад в их производственном персонале доминировали гастарбайтеры. Сегодня много и специалистов из столичного региона, но даже вчерашние гастарбайтеры выросли в компетентных профессионалов. К тому же очень многие из тех, кто приехал в Московский регион, у себя на родине были квалифицированными инженерами, техническими специалистами.

Если раньше нам приходилось иной раз и заставлять строителей переделывать какие-то компоненты здания, то теперь внутренний контроль качества в партнерских строительных компаниях на высоте.

— И вам не нужно выезжать на стройплощадку, если работаете с проверенным партнером?

 

— Мы работаем на объекте в любом случае. Это наш принцип — заниматься проектом на всех этапах: от проектирования до внедрения, сдавать его под ключ.

Ведь некоторые проблемы трудно увидеть на этапе проектирования. К тому же могут возникать какие-то пожелания покупателей недвижимости.

Допустим, строим монолитный дом — и возникла незапланированная необходимость провести те или иные коммуникации. Но нельзя пробивать монолитную стену — требуется квалифицированное инженерное решение, разработанное профессионалами…

— Приходится работать на объекте до заселения жильцов?

 

— Даже и после заселения — на случай перепланировок, ведь в монолитном доме они не возбраняются. Следим, чтобы перепланировки выполнялись грамотно, не разрушались капитальные стены, не наносили ущерба водопроводным, вентиляционным системам…

Между нами и заказчиками сегодня практический опыт и степень притирки так велики, что 90% особых условий мы предусматриваем изначально, и на этапе строительства идет минимум корректировок в проекте. К тому же многие наши специалисты прикомандированы к организациям заказчиков, работают фактически в их составе…

— Вы работаете и над коммерческими проектами, и над бюджетными — в рамках пресловутого 94-го закона…

 

— Совершенно верно, а по бюджетным проектам, конечно, выполнять проекты непросто. Финансирование существенно ниже даже себестоимости наших работ.

Например, недавно занимались муниципальным пятисекционным пятиэтажным домом. Так я сама делала некоторые разделы проекта, чтобы не заставлять своих ГАПов (главных архитекторов проектов) работать бесплатно: потому что из тех средств, которые мы получили на реализацию проектов, денег на зарплаты специалистам не хватает.

Ну, что ты с этим поделаешь? Дома-то нужны людям! Либо их сделаем мы, либо тендер выиграют слабые фирмы, которые выполнят проект тяп-ляп, и потом либо придется все переделывать, либо жильцы будут мучиться…

Мне кажется, со стороны государственных органов нужно особое отношение к надежным, проверенным фирмам — проектировщикам и строителям. Экономия при государственных закупках, конечно, важна, но экономия должна быть в разумных пределах и не за счет качества.

— Сегодня вы, можно сказать, главная проектная компания на территории Подольского района?

 

— Одна из ведущих — Подольскгражданпроект, из которого я вышла, некогда ведущая организация, подрастерял потенциал. Потому что были сделаны определенные просчеты на рынке — погоня за деньгами и отставание в технологическом отношении. В итоге они потеряли и многих заказчиков, и многих специалистов.

В бизнесе нельзя слишком увлекаться ценой: самое важное — научиться работать с заказчиками, привлекать их, выстраивать долгосрочные отношения…

— Готовы ли вы к расширению объема заказов, которое наверняка произойдет по мере создания столичного федерального округа, в который должен войти Подольский район?

 

— Да. У нас есть мощности для того, чтобы выполнять дополнительные заказы, возможности расширения офисных площадей. И мы в состоянии оперативно привлечь дополнительных специалистов — на рынке архитекторов и конструкторов ориентируемся хорошо.

— Наверное, после того как вы пережили прошедший кризис, вам море по колено…

 

— Ну, не море… Но все удивляются: как это мы пережили этот кризис, не сократив ни одного специалиста, не сократив зарплаты, сохранив все отпуска…

А секрет в общем-то прост — это вся предыдущая биография нашей фирмы. Мы зарекомендовали себя на рынке как надежные ответственные партнеры, для которых важнее дело, чем навар.

Я первые три года работы в бизнесе вообще не знала, что такое зарплата — все деньги вкладывала в фирму, в компьютерные системы. Мне некоторые коллеги говорили: «Зачем ты меняешь компьютерные системы каждые год-два?» Но я понимала — это основа основ нашей работы: скорость и качество труда моих архитекторов и конструкторов, их уровень во взаимоотношениях с заказчиками.

Стабильности работы, устойчивости в кризисы помогает фундаментальный подход к бизнесу. Кризис — самый лучший экзаменатор для бизнеса. Его не обманешь, как доверчивого заказчика, с ним не договоришься, как с тендерным комитетом. Он показывает, кто есть кто и кто чего стоит.

Те, кто в предыдущие годы вкладывал в первую очередь в собственный карман, обанкротились. Они работали на пену, а мы развивали мощности — потому выплыли и укрепили позиции.

И к нам от банкротов пришло много новых заказчиков. Они отказались от своих предыдущих партнеров, потому что выяснилось, что в тех фирмах нет настоящих специалистов, многие предприниматели не могут правильно организовать работу на меняющемся рынке.

Кроме того, нам удалось сохранить стабильные отношения в коллективе компании. Я всегда стремлюсь к тому, чтобы мои сотрудники чувствовали себя комфортно и уверенно — как бы ни штормило рынок и как бы тяжело ни было фирме.

В кризис к нам пришли новые специалисты. Пятеро нынешних ГАПов нашей фирмы до недавнего времени занимались собственным бизнесом.

— Текучесть кадров у вас низкая?

 

— Вы знаете, текучесть кадров соответствует творческому характеру коллектива. Кто-то вырастает из своей роли в компании — стремится к иному финансовому или творческому уровню. Мы не всегда можем удовлетворить эти устремления…

В начале моей карьеры предпринимателя, когда один из ГАПов решил уйти, меня это очень расстроило. Я думала: ну чем я виновата, каких условий не создала, из-за чего человек уходит? А потом стала относиться к уходам спокойнее. И уже сама начала помогать специалистам устраиваться, если не могла платить зарплату, соответствующую их ожиданиям.

Но то, что ко мне пришло пять бывших предпринимателей, весьма красноречиво, согласитесь. Создать, сохранить бизнес — это очень тяжелый труд. Он меняет личность, не всегда в лучшую сторону.

Например, у женщины-руководителя возникают черты жесткости — не хочется, чтобы они были, но что поделаешь… Без жесткости в отношениях с сотрудниками обойтись зачастую нельзя.

Не устраивает что-то в работе специалиста, говорю так: «Вот тебе две недели на исправление, не будут соблюдены мои требования — расстаемся».

— Мол, специалистов на рынке много, незаменимых нет…

 

— Нет, вы знаете, незаменимые есть. Есть такие специалисты, с особенностями которых руководитель вынужден мириться — потому что у них фантастические результаты! Они работают на особых условиях, на особом положении — но и под особым контролем…

Кроме того, я стремлюсь создавать внутри компании конкурентную среду: конкуренцию между ГАПами в реализации тех или иных проектов — кто быстрее их выполнит, кто экономичнее, у кого окажется наилучшее решение…

Сегодня в компании много молодых специалистов — приходится их воспитывать как работников, учить профессии, культуре нашего труда… Очень жаль, что сегодня не распространена система наставничества.

Она очень помогала в советское время любой организации. Я в рамках такого наставничества обязана была подготовить несколько десятков молодых специалистов.

Но в наше время реализовать ее очень тяжело.

— Молодые не хотят учиться?

 

— И опытные специалисты не хотят делиться своими знаниями. Боятся, что их подсидят, и они окажутся не нужны. Хотя я увещеваю: «Ну чего вы боитесь? У вас же уже собственная экологическая ниша». Нет, все равно…

— Как в АБМ сочетаются мужское и женское начало в управлении?

 

— У нас в компании как раз оптимальное сочетание. Я — генеральный директор, а мой супруг Рафаэл Алексеевич — творческий лидер. Мы вместе и в семье — уже 35 лет женаты, и в бизнесе. У нас получился хороший личностный, деловой и творческий тандем.

Мужчины мыслят глобально — им подавай большие объемы, большие вопросы. А стезя женщины — тихонечко, тактично все разложить по полочкам.

Вся производственная часть, управление, бухгалтерия, кадровая политика — это моя зона ответственности, а вот бегать по стройплощадкам — это уже мужская работа, и Рафаэл Алексеевич ее с успехом выполняет. Он более мобильный, более творческий…

А в сумме наш тандем дает то позитивное развитие компании «АБМ», которое есть.

— Как вы оцениваете кадровую ситуацию на строительном рынке?

 

— Большие проблемы сегодня со специалистами рабочих профессий и средним техническим персоналом. Строители сетуют, что почти исчезли строительные ПТУ. А мы сетуем, что практически не стало строительных техникумов. Потому что нам остро необходимы квалифицированные техники. Рутинную работу не поручишь специалисту с высшим образованием — это неэффективно.

Еще одни минус современного кадрового корпуса — исчезла исполнительская дисциплина. Раньше это было, по сути, внутреннее ощущение, теперь типично как раз разгильдяйство — что очень мешает нормальной работе.

У специалистов с высшим образованием сегодня гораздо меньше профессиональной школы. Само их обучение — очень пунктирное, контроля качества обучения нет. И бывает, что специалист хотя и работал по профессии, но навыки у него настолько неправильные, что приходится полностью его переделывать.

— Каков строительный рынок после кризиса?

 

— Кризис убрал с рынка слабые компании. Он показал, что так много строительных и проектных фирм, как было, просто не нужно. И продемонстрировал, какие принципы работы в нашем бизнесе обеспечивают надежность на рынке: качество работы, ответственное отношение к ней, высокий уровень персонала, эффективные производственные мощности, динамичный маркетинг…

Ситуация на рынке серьезно оздоровилась. В этом смысле кризис продолжил работу, которую и без того проводило государство. Огромной проблемой 90-х годов было отсутствие экспертного контроля в строительстве. Очень много строилось такого, что нарушало элементарные принципы архитектурной и строительной науки.

Но экспертные организации сегодня возродились, они активно работают. Еще много нерешенных вопросов в их деятельности, но со временем они, уверена, будут сняты.

Еще одна крупная проблема была — ненадежные строительные и проектные организации. Все кому не лень брались заниматься строительством и проектированием. На рынке было множество фирм-однодневок.

Создание СРО уже ликвидировало большинство однодневок. Рынок получил возможность правильно развиваться. Кризис довершил эту работу.

Слава богу, строительная индустрия в нашем государстве стала восприниматься как приоритетная отрасль, ключевой локомотив экономического роста. Ведь рост строительства влечет за собой развитие десятков отраслей тяжелой промышленности и потребительского сектора. А качественное жилищное строительство несет с собой новое качество жизни — его роль трудно переоценить в формировании среднего класса, стабильного, европейского пути развития страны.

— На какие нерешенные проблемы политики на строительном рынке вы считаете необходимым обратить внимание?

 

— Во-первых, сроки экспертизы. Установленные сегодня три месяца — это очень долго!

Понятно, что проекты зачастую сложные, разные эксперты оценивают разные разделы проекта. Но представьте: объект готов, и три месяца ожидания для заказчика — это чистые убытки…

Сроки экспертизы нужно радикально сокращать: за счет усиления экспертных органов или отбора для экспертизы только ключевых направлений — не знаю. Но делать это необходимо.

Во-вторых, тяжелая ситуация сложилась в области норм и правил. В советское время существовала четкая система ГОСТов, ОСТов, СНиПов — все было понятно, было написано человеческим языком и не пересматривалось чуть ли не каждую неделю.

— Потом было длительное время, когда правила стали «необязательными»…

 

— Теперь же диаметрально противоположная ситуация: как говорится, из огня да в полымя… Избыточное количество требований, причем плохо продуманных и очень быстро меняющихся.

Мы проектируем детский сад: так за полтора месяца трижды пришли изменения в требования, представляете? Ну как я могу делать эскизы при такой нормативной нестабильности?!

К тому же многие изменения просто абсурдные. Согласно требованиям, игровая комната для детей может быть 65 кв. м! А там надо установить раскладушки на 25 детей и шесть столов, на которых дети рисуют — их убирать нельзя. Ну куда это годится? Я говорю заказчику: «Давайте я сделаю игровую хотя бы 100 кв. м, чтобы дети не были в такой тесноте!»

Изменения идут и идут — их поток постоянно увеличивается. Проектировщикам невозможно работать! В нормативной политике пора, наконец, навести порядок.

— Как вы относитесь к идее возрождения федерального Министерства строительства?

 

— Мне кажется, вопрос его создания назрел и перезрел. Нужен отдельный орган, который будет заниматься проблемами развития строительной индустрии, в том числе нормативной политикой, жилищной политикой и политикой в области строительства социальных объектов, подготовки кадров строительной отрасли.

Это звено, которого, пожалуй, больше всего не хватает для поступательного развития строительной отрасли, которое мы имеем все шансы увидеть в ближайшие годы.


Любовь Александровна Микаэлян, генеральный директор ООО «АБМ». После окончания средней школы в г. Угличе Ярославской области, проработав год в отделе главного архитектора города, поступила в Московский институт инженеров землеустройства.

Отработав 28 лет в Подольскгражданпроекте, создала собственное архитектурное бюро. Член Союза архитекторов с 1975 года.

Награждена медалью «В память 850-летия г. Москвы», лауреат Национальной ежегодной премии «Руководитель года 2011». Замужем, имеет сына и двух внучек.


ООО «АБМ» — фирма архитекторов, членов Союза архитекторов России Любови Александровны и Рафаэла Алексеевича Микаэлянов — учрежден 14 апреля 2005 года и является правопреемником мастерской №3 ЗАО «Ариус-2», созданного в 1998 году.

Благодаря слаженной работе коллектива бюро был разработан и реализован большой объем проектных работ.

Основным направлением деятельности бюро является проектирование жилых комплексов, объектов соцкультбыта, торговли, здравоохранения, общественных и административных зданий, детских садов, школ, зданий спортивного комплекса, зданий общественного питания, автоцентров, объектов промышленного и складского назначения, индивидуальных жилых домов.

Из числа строящихся и уже построенных объектов можно с гордостью назвать строящийся в настоящее время микрорайон Родники в поселке Знамя Октября Подольского р-на Московской области.

Учитывая большой опыт ООО «АБМ» в проектировании жилых комплексов в городе Подольске, ему доверили разработку жилого квартала Бородино возле микрорайона Кутузово. В квартале планируется строительство разноэтажных жилых домов высотой от 5 до 24 этажей, строительство объектов соцкультбыта, школы, детского сада и часовни. Центральной осью квартала является пешеходная улица, которая не пересекается транспортными потоками.

Одновременно с проектированием жилого квартала Бородино разрабатывается проект планировки поселка Львовский и поселка Быково Стрелковского сельского поселения Подольского района.

С каждым годом перечень реализованных объектов ООО «АБМ» растет, что говорит о постоянном росте потенциала проектной организации.

Помимо жилых объектов, архитектурным бюро были разработаны, в частности, следующие проекты:

• спортивный комплекс «Юность» с плавательным бассейном и универсальным спортивным залом в г. Климовске Московской области;

• спортивный комплекс на ул. Гурьянова в г. Москве;

• самый большой в Европе центр по продаже и обслуживанию автомобилей «VOLVO-Обухов» на 5-ом км Киевского шоссе;

• автоцентр «VOLVO-Обухов» на Каширском шоссе;

• сеть магазинов фирмы КЭМП в г. Щелково и г. Домодедово;

• комплексный автоцентр с автостоянкой и автомагазином в г. Дзержинске;

• офисное здание «ТрансГидроСтрой» в г. Москве;

• пищеблок больницы им. Яковенко в Чеховском р-не Московской области.

Бюро разрабатывает проектную документацию в полном объеме, ведет авторский надзор до сдачи объекта под ключ.

Архитектурное бюро представляло свои работы на выставке в здании московского Манежа в 2005 году, на выставке в Крокус-Сити в 2007 году и представляло Московскую область на выставке, проходившей в г. Саранске в 2007 году.