Комплекс рынка


Текст | Ирина СКЛЯРОВА


Строительная отрасль поражена региональным сепаратизмом.

Строительный комплекс сегодня скорее напоминает строительный рынок под открытым небом, оккупированный разномастными торговцами, нежели серьезную самостоятельную отрасль. В каждом отдельном регионе задают тон свои лоббисты, строительная техника ветшает, а слово «строители» прочно ассоциируется со словом «гастарбайтеры».

Стройкомплекс России сегодня объединяет более 112 тыс. подрядных строительных организаций, предприятий стройиндустрии, заводов строительных материалов, проектных и научно-исследовательских организаций, где в общей сложности занято около 4 млн человек. Программа максимум для отрасли, определенная правительством, — это преобразование строительного комплекса в динамично развивающуюся, высокотехнологичную, конкурентоспособную сферу деятельности, способную интегрироваться в мировой рынок строительной продукции. Однако пока ни о каких высоких технологиях в отрасли говорить не приходится: более 80% строительного оборудования изношено, а утвержденным единым планом развития стройиндустрии не может похвастать даже администрация отдельно взятого района, не говоря уже о целом регионе, а тем более о стране.

Строительный комплекс сегодня очень регионализирован. Так, в одной области могут оказывать преференции, к примеру, цементникам, а в соседней, наоборот, обвинять их в монополизме. Ни о какой единой политике в строительной отрасли речи нет. Впрочем, это не удивительно, ведь даже специальное ведомство — Росстрой был в 2008 году расформирован и передан в ведение Министерства регионального развития. Минрегион же не в состоянии контролировать строительную политику и лоббистские интересы региональных властей.

Функции Минрегиона очень разнообразны — от защиты прав национальных меньшинств до развития территорий Крайнего Севера. Строительный комплекс на него был повешен «в нагрузку». Поэтому сейчас вопрос осуществления единой политики в строительной сфере напоминает ситуацию с формированием национальной политики в начале 2000-х, когда в разгар конфликта на Северном Кавказе было упразднено ключевое и, казалось бы, самое нужное в тот момент ведомство — Министерство по делам национальностей.

Впоследствии его функции были частично переданы в тот же Минрегион, а реально формированием национальной политики занялся президент при помощи силовых структур. В строительной же сфере в отсутствие надзора из Москвы все оказалось отдано на откуп регионам. Под особый контроль берутся лишь мегапроекты, вроде строительства инфраструктурных объектов для Олимпиады в Сочи, для надзора за которым была создана особая госкорпорация. Даже федеральная целевая программа «Доступное жилье», продолжаемая сейчас под названием ФЦП «Жилище», за которой осуществлялся постоянный контроль из центра, прославилась многочисленными коррупционными скандалами.

Пример Москвы заразителен

Каждый регион и даже город со своим строительством — это государство в государстве. На строительство метрополитена или укладку дорог могут попасть только свои компании. В Москве это явление приобрело при бывшем мэре почти гротескную форму, но столица в этом плане не исключение. В регионах все эти явления также имеют место, но в своем, чуть уменьшенном масштабе. Борьба за монопольное положение на региональном рынке вызвала к жизни извечный конфликт между строителями и цементниками.

Периодически то в одном, то в другом регионе кучно назначаются судебные разбирательства с участием Федеральной антимонопольной службы. Как правило, это бывает в разгар строительного сезона. Инициаторы разбирательства — строительные компании и заводы железобетонных конструкций — призывают ФАС принудительно ограничить цены на цемент, чтобы сдержать рост цен на жилье. Цементники возражают, что рост цен на их сырье все равно не пропорционален скачкообразно растущим ценам на готовую недвижимость. Конфликт этот бесконечен и отражает картину борьбы за монопольное доминирование на рынке отдельно взятых поставщиков.

Даже в тех случаях, когда заказчиком строительства выступает государство в лице региональных или местных властей и подрядчики должны действовать в русле требования закона о размещении госзаказа, все равно находятся лазейки, позволяющие и устанавливать монопольно высокие цены, и выбирать на электронных анонимных аукционах единственного нужного поставщика. Несмотря на проведение тендерных процедур, часто не удается ни отсечь недобросовестных производителей, ни провести полноценный аукцион «на понижение».

Отдельный вопрос — качество строительства. Наличие у подрядчика материально-технических ресурсов, квалифицированных кадров, опыта выполнения работ является сейчас желаемыми, а вовсе не единственно возможными факторами, определяющими его допуск к объекту. От квалификации каждого конкретного сотрудника строительной компании зависит качество всего объекта. Формально требования к специалистам (каменщикам, штукатурам, крановщикам, электрикам и пр.) выдвигаются саморегулируемыми организациями при выдаче допусков к соответствующим видам работ. Но никто никогда не будет оценивать, насколько заполнен портфель заказов данного подрядчика и станут ли выполнять работы на конкретном объекте именно эти квалифицированные специалисты. И даже если участник размещения заказа подтвердит наличие данных специалистов у него в штате, заказчик никогда не будет застрахован от того, что завтра эти специалисты не уволятся и для выполнения работ не будут наняты неквалифицированные гастарбайтеры.

В силу известного русского «авось» на нарушения при строительстве часто смотрит сквозь пальцы и сам заказчик, халатно подходя и к разработке технического задания, и к приемке работ. Осуществление строительного контроля в ходе исполнения строительных контрактов регулируется, в частности, постановлением Правительства «О порядке проведения строительного контроля при осуществлении строительства, реконструкции и капитального ремонта объектов капитального строительства».

При этом для осуществления такого контроля заказчики очень редко привлекают профессиональные организации, хотя осуществлять контроль самостоятельно в полной мере при отсутствии соответствующего свидетельства о допуске они не могут. А ведь каким бы квалифицированным ни был исполнитель и как бы полно ни было прописано техническое задание, при отсутствии контроля за выполнением работ их результат может быть очень печальным, что доказывают участившиеся в последние годы в России техногенные аварии и катастрофы.

Кредитный тупик

На качестве работ сказывается и отсутствие современной техники. Использующееся ныне оборудование стремительно устаревает — физически и морально. На стройках используется техника в основном 60—70-х годов выпуска.

Планово-предупредительный ремонт уже не спасает. На техническое перевооружение могут себе позволить потратиться строительные компании в городах-миллионниках. В провинции же специальная техника строителям не по карману.

Очень велик сейчас на строительном рынке дефицит узкоспециализированной техники — грузоподъемников, кранов, цементовозов, бетономешалок, землеройной и сваебойной техники. Стоимость строительной техники исчисляется миллионами рублей, и окупается она только при условии непрерывной работы в течение как минимум пяти лет.

Рассчитывать в российских условиях на то, что компания будет постоянно иметь площадки для застройки, вряд ли приходится. Поэтому большинство строительных компаний могут позволить себе не покупку техники, а лишь аренду или лизинг. Лизинг, впрочем, обходится также весьма дорого, так как лизинговые компании полагают, что в строительстве риски порчи оборудования очень высоки.

Получить же кредитную линию в банке под закупку оборудования для строительства крупного объекта могут лишь очень крупные компании, что влечет за собой уход с рынка средних и мелких игроков и еще большую монополизацию.