Андерш ЛИЛЬЕНБЕРГ: бизнес не всегда заключается в увеличении цен


Текст | Валерий ФОКИН


Ректор Стокгольмской школы экономики в России — о тенденциях послекризисного развития российского бизнеса.

— Господин Лильенберг, каковы главные последствия уходящего экономического кризиса для российского бизнеса?

— Возможно, в данном случае я принимаю желаемое за действительное, но надеюсь, некоторые компании пришли к пониманию того, что бизнес не всегда заключается только в увеличении цен. Увеличение цен — это очень пугающая тенденция, которая, на мой взгляд, в последние годы значительно затормозила развитие бизнеса.

Еще один полезный урок, вынесенный из кризиса, заключается в том, что риск всегда связан с высокими компенсационными издержками. Возможно, некоторые руководители показали себя далеко не с самой лучшей стороны во время кризиса.

— Можно ли сказать, что бизнес-сообщество переосмыслило принципы развития бизнеса, или оно пережидало и теперь «возьмется за старое»?

— Поскольку цены на нефть стремительно растут, всегда есть риск вернуться к старым привычкам, однако, если на руководящих позициях оказываются новые люди, я полагаю, можно говорить о том, что мы действительно чему-то научились.

Во-первых, остается все меньше и меньше вещей, которые в бизнес-сообществе считаются аксиомами. Во-вторых, я надеюсь, что концепция взаимозависимости участников международного сообщества окажет оздоравливающее воздействие на бизнес-процессы, способствуя более быстрому становлению бизнес-игроков.

— Какие принципиальные изменения экономической реальности важно учитывать бизнес-сообществу?

— Важно осознать, что основа бизнеса — это среда, тот контекст, в котором он функционирует. В данном случае я имею в виду официальные и неофициальные организации, деятельность которых определяется органами государственной власти и общей атмосферой ведения бизнеса.

Комментируя ситуацию в России, я бы хотел отметить важность прозрачности бизнес-процессов и того положительного воздействия, которое она способна оказать на бизнес-среду в целом. Улучшения в данной области, проводимые правительством, властями и бизнес-сообществом, могли бы способствовать формированию более благоприятных условий для развития бизнеса.

— Насколько российский бизнес вписывается в реалии глобализации и постиндустриальной экономики?

— Я полагаю, в определенной степени вписывается. Некоторые секторы экономики вполне благоприятны в этом отношении (в качестве примеров успешных в этом смысле компаний можно привести «Билайн» и «Русский стандарт»). Однако тот факт, что экономика России до сих пор чрезмерно зависит от нефти и газа, не способствует необходимому развитию.

Для здорового развития необходима потребность в формировании и поддержке прогрессивного бизнеса — в качестве доказательства данного тезиса можно привести ситуацию в Японии в послевоенные годы.

— Можно ли ожидать появления в России новой бизнес-генерации — генерации 2000-х, которая будет носителем современной бизнес-философии?

— Я считаю, что, безусловно, можно. Процесс формирования нового бизнес-поколения займет какое-то время, однако я уверен, что призыв президента Дмитрия Медведева к модернизации России сыграет здесь важную роль. На мой взгляд, прежде всего необходимы более прозрачные бизнес- и управленческие процессы, развитие правовых институтов, а также уменьшение бюрократии.