Предприниматель в социальных сетях


Текст | Николай ФРОЛОВ


Фильм «Социальная сеть» как повод поговорить о природе бизнеса.

Фильм Дэвида Финчера «Социальная сеть», посвященный биографии самого молодого миллиардера мира Марка Цукерберга (по сценарию Аарона Соркина, написанному в свою очередь по книге Бена Мезрича «Миллиардеры поневоле») пришел в Россию в период расцвета интереса к его сети facebook.com.

Это обусловило особый интерес и к фильму, и к персоне Марка Цукерберга: интерес, позитивный для развития бизнеса в России, так как важное место в фильме занимает технология создания бизнеса по-американски.

Кроме того, Марк Цукерберг — один из несомненных гуру, можно сказать, Гагарин интернет- экономики, как отмечает выставочный предприниматель и экономический аналитик Игорь Филоненко. Количество пользователей facebook к концу этого года превысит 1 млрд человек. Президент США Барак Обама наносит визиты Цукербергу, а не наоборот.

Вымысел и правда в фильме

«Социальная сеть» — художественный фильм, и его фабула — игровая. Она призвана, прежде всего, обеспечить целостность фильма как кинематографического произведения.

По фильму, Цукерберг начинает карьеру создателя популярных сайтов, чтобы вызвать интерес к своей персоне со стороны престижных гарвардских клубов, а собственный бизнес — чуть ли не для того, чтобы доказать свою «крутизну» девушке, которая его бросила.

Второе — точно кинематографический ход. О недостоверности любовной части фабулы неоднократно заявлял сам Цукерберг.

«Мы смотрели фильм всей компанией, — говорил он, например, в интервью “Вестям 24”, — фильм понравился. Но я не создавал свой бизнес, чтобы восстановить отношения с девушкой». С его подругой Присциллой отношения у них длятся, по словам Цукерберга, со второго курса. Кстати, открывать офис в Кремниевой долине — важнейший эпизод в биографии корпорации Facebook, показанный в фильме, он приезжал уже с ней.

Следует отметить, что ни лично Цукерберг, ни Facebook не сотрудничали с создателями книги «Миллиардеры поневоле» и фильма. Мезрич, Соркин и Финчер консультировались в значительной степени с бывшими партнерами и знакомыми Цукерберга — при этом находясь под прессом адвокатов Цукерберга и адвокатов его бывших и настоящих процессуальных противников — Эдуардо Саверина и братьев Винклвоссов.

Поэтому фильм получился достаточно сбалансированным, и в нем довольно много соответствующего действительности. Правдоподобно, по мнению многих, показана фигура Цукерберга — начиная с внешнего сходства актера Джесси Айзенберга и его прототипа. Многие, знающие Цукерберга со времени учебы в Гарварде, например братья Винклвоссы, описывают его как довольно замкнутого, непроницаемого «ботаника», человека себе на уме.

Однако фильм намекает на социопатию Цукерберга, что вряд ли соответствует действительности. Любопытная деталь, не «разыгранная» в фильме, поскольку не укладывается в теорию социопатичности: Цукерберг учился в Гарварде на факультете психологии, лишь дополнительно посещая ряд компьютерных курсов (он поступил в Гарвард уже сложившимся программистом, сделав ряд известных продуктов еще в школьные годы).

В фильме же он показан в качестве студента компьютерной специальности. Кстати, как профессиональный и потомственный (как и его мама) психолог, Марк наверняка весьма неплохо владеет техниками управления людьми: судя по фильму, он мастерски умеет манипулировать ими.

Во-вторых, фильм в целом адекватно описывает канву и содержание бизнес-конфликтов, сопровождавших начальный этап развития Facebook. Это особенно любопытно, поскольку конфликт с Винклвоссами продолжается до сих пор, и проигранный ими буквально месяц назад апелляционный суд в мотивировочной части своего решения чуть ли не цитирует аргументы, вложенные автором сценария в уста Цукерберга из фильма.

Довольно справедливо, по мнению экспертов, фильм «Социальная сеть» дает трактовку бизнес-конфликтов вокруг Facebook как результата жесткого, довольно циничного использования Цукербергом людей и проектов для развития своего детища.

Четыре ступени «ракеты Facebook»

Проекты и партнеры откалывались от Facebook как ступени ракеты. Первая такая «ступень» — проект Harvard Connection. Это проект студентов Гарвардской школы экономики братьев Винклвоссов, сыновей главы крупной консалтинговой компании, и их партнера Дивьи Нарендры.

Для работы в этом проекте, согласно фильму, Цукерберга приглашают в качестве программиста после скандального успеха его сайта голосования за самую симпатичную девушку Гарварда, для которого были взломаны фотобанки факультетов, facemash.com.

Марк заимствует у этого проекта идею — гарвардская эксклюзивность сайта, привлекательность всего гарвардского — и, разными способами саботируя работу на Винклвоссов, выигрывает время для своего сайта.

Вторая «ступень» — Эдуардо Саверин, также студент Гарвардской школы экономики и друг Цукерберга. Марк приглашает Саверина стать партнером по бизнесу и chief finance officer, так как тот заработал деньги на нефтяных фьючерсах, принят в один из престижных гарвардских клубов и к тому же доверчив.

Саверин вкладывает в только создаваемый бизнес свободные средства. Он также делает рассылку стартовой версии Facebook членам клуба «Феникс», в который сумел войти.

В отношениях с Эдуардо возникают проблемы, связанные с его ревностью к другим участникам проекта и неготовностью принять отведенную ему Цукербергом роль. И Марк жестко избавляется от него: воспользовавшись его доверчивостью, размывает его пакет акций.

Наконец, третья «ступень» — интернет-предприниматель Шон Паркер, создатель портала для бесплатного скачивания музыки Napster, торпедированного корпорациями музыкальной индустрии, несколько видоизмененного и проданного. Он содействует компании Цукерберга в контактах с инвестиционными фондами.

Воспользовавшись слабостью Паркера к наркотикам и несовершеннолетним девушкам, Цукерберг после первого же скандала (им же самим и спровоцированного?) выводит его из операционной деятельности компании, хотя долю в акционерном капитале Паркер сохраняет прежнюю.

Четвертая «ступень» — главный программист и акционер Дастин Московиц, когда-то сосед Цукерберга по общежитию, ушедший в параллельный бизнес без скандала. Впрочем, эта история не описывается в фильме.

Истинный бизнесмен

Преодоление внешней социальной среды, использование ее в интересах бизнеса, по фильму, очень характерная черта бизнесмена.

Фильм вообще подчеркивает принципиальные особенности «настоящего» предпринимателя — особенного человеческого типажа. Это личность, ведомая сверхзадачей и готовая использовать все доступные средства для решения этой сверхзадачи — разумеется, в рамках личных моральных представлений.

«В зависимости от того, что считать “этическими ограничениями”, можно утверждать, насколько пряма предпринимательская логика Марка Цукерберга в фильме “Социальная сеть”», — отмечает Лариса Чугуевская из Penny Lane Personnel. — Например, по версии режиссера Дэвида Финчера, Цукерберг не захотел идентифицировать имя компании с историей о юных прелестницах и кокаиновом угаре на вечеринке в честь Facebook и отмежевался от партнера — Шона Паркера». Но это — внешние ограничения. Есть ли у Цукерберга внутренние?

«Авторы фильма показывают, что Марк все-таки счел отчасти справедливыми требования со стороны Саверина и Винклвоссов с Нарендрой и урегулировал с ними претензии в досудебном порядке. Правда, подвигло его к этому понимание возможной неубедительности собственной позиции для присяжных…

Цукерберг показан молящимся при запуске своего сайта — в момент, когда его партнер Саверин предлагает отметить событие выпивкой. Однако, судя по всему, он не очень религиозен.

Кроме того, как показано в фильме, настоящий предприниматель — не тот, кто готов «окэшивать» каждый пригодный для этого момент, а тот, кто глубоко понимает истинный смысл и ценность создаваемого им рыночного продукта.

Это четко демонстрирует герой фильма. Он категорически против рекламной программы для проекта, которая может, с его точки зрения, ухудшить его потребительские характеристики; для него важны не деньги, а цели, достижение которых приносит в конечном счете не тысячи или миллионы, а миллиарды.

Деньги как таковые предпринимателю не интересны. Цукерберг в фильме рассказывает, что бесплатно закачал одну из своих музыкальных программ, написанных в школьные годы, в Сеть, хотя ее предлагал купить Microsoft.

В фильме адвокат братьев Винклвоссов задает Цукербергу вопрос: почему тот решил привлечь незначительный финансовый ресурс Эдуардо Саверина, когда имел возможность договориться о совместном бизнесе с Винклвоссами, обладающими большими финансовыми возможностями. Цукерберг отвечает, что обратился с предложением к Эдуардо Саверину как своему другу и хотел вести бизнес именно с ним.

Цукерберг — истинно американский предприниматель: именно в США собственный бизнес является этаким правилом настоящего джентльмена, наиболее предпочтительным путем к успеху.

Как замечает в фильме президент Гарвардского университета, экс-министр финансов США Лоуренс Саммерс, создавать работу лучше, чем искать работу. Это — один из важнейших лозунгов Гарварда.

«Недостаточные» предприниматели

«Социальная сеть» показывает и типажи «недостаточных», по сравнению с Цукербергом, предпринимателей. Во-первых, это Эдуардо Саверин.

Цукерберг дышит своим бизнесом, чувствует его, у Саверина же, хотя и студента Гарвардской школы экономики (что не акцентируется в фильме), человека с неплохим коммерческим опытом, о бизнесе скорее теоретические представления.

Марк торпедирует усилия Эдуардо привлечь агентства интернет-рекламы, срывая деловые встречи с ними. Но он все же вынужден терпеть стремление Саверина создать рекламную программу — Эдуардо занимается ею самостоятельно. В конце концов она проваливается — как и предсказывал Цукерберг.

Во-вторых, это братья Винклвоссы и их партнер Дивья Нарендра. У них еще более смутные, чем у Саверина, представления об интернет-бизнесе — и о бизнес-психологии. Они — сыновья главы известной консалтинговой фирмы, так же, как и Саверин, студенты Гарвардской школы экономики, и еще профессиональные спортсмены-гребцы.

Лариса Чугуевская замечает: «Светящийся бриллиантовым блеском ход мысли Цукерберга и безупречная линия плеч гребцов Винклвоссов имеют разное отношение к теории и практике бизнеса».

Ошибка Винклвоссов состояла в неверной оценке личности Цукерберга. Они плохо представляли, с кем имеют дело, не понимали, что их визави в состоянии сам продумать и запустить бизнес, практически не завися от посторонней помощи, а не только выступить в качестве программиста.

Саверин в фильме приводит высказывание Цукерберга: самый глупый из его приятелей лучше знает, как сделать сайт привлекательным, чем Винклвоссы. Интересно, что в фильме они показаны закоренелыми непобедителями и в бизнесе, и в спорте.

Это, однако, упрощение: Винклвоссы все же создали достаточно успешный интернет-проект (он называется ConnectU), хотя и весьма локального значения — несопоставимый с Facebook. Кроме того, Винклвоссы — победители Панамериканских игр, они достаточно успешно выступили и на Олимпиаде в Пекине.

Русский бизнес: нереальные ощущения

«Картина российского бизнеса кардинально отличается от той, что мы увидели в фильме “Социальная сеть”, — отмечает Лариса Чугуевская. — Во-первых, российский бизнес абсолютно идеократичен — во многом в силу национального менталитета. Во-вторых, в нашей стране модель бизнеса и менеджмента во многом зависит от личности учредителя и основателя компании, а также от сферы бизнеса. Кроме того, у нас деньги всегда пахнут: нефтью, молоком, типографской краской и т.д., и в каждой сфере свои методы предпринимательства. Мы почти не найдем чистых предпринимателей — это практически всегда люди, ставшие предпринимателями из других социальных ролей и ставшие ими не вполне».

Идеократичность российского бизнеса проявляется еще и в том, что для него характерна постановка сверхзадач, выходящих за рамки собственно бизнеса: задач социального, политического или духовного характера, отмечает Татьяна Шевченко из агентства «Контакт».

«При этом если американский и вообще западный бизнес — это бизнес как способ существования, то у нас это — бизнес как нереальное зарабатывание денег», — добавляет Шевченко.

Анастасия Филатова, также из кадрового агентства «Контакт», подчеркивает: «Как показывает практика, российские предприниматели крайне редко выходят за рамки шаблонов и неких имеющихся бизнес-возможностей. Они стараются копировать бизнес-модели, которые существуют или на Западе, или у их же конкурентов. Абстрагироваться от этих моделей и предложить что-то новое отечественные бизнесмены зачастую боятся».

Что-то, отмечает Чугуевская, у нас берется из американской модели менеджмента — жесткой, рациональной, что-то из европейской — рациональной, но гуманистической, что-то из японской, где важнее всего чувство локтя.

По ее словам, для россиян чувство локтя и коллектива — очень важно, и умение работать в команде — один из первостепенных показателей. Однако при этом процесс принятия решения может идти сверху вниз, и методы управления могут быть очень авторитарны — как в американской модели.

Кроме того, российской модели управления — как японской и европейской, по словам Чугуевской, присуща развитая функция контроля. Однако российские деловые люди, как и американские, умеют и любят рисковать. И они вполне в состоянии перенять культуру предпринимательства — учась на таких примерах, как Марк Цукерберг.