В колонии!

Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА

Григорий Иванович Шелехов был рожден в российской черноземной глубинке, свою бурную предпринимательскую деятельность он развернул сначала в Сибири, а потом взялся за освоение Русской Америки. Работа в колониях просто ради получения прибыли его не очень интересовала, он руководствовался государственными интересами.

В биографии Григория Ивановича Шелехова немало белых пятен. Мы даже не знаем, как правильно писать его фамилию — через второе «е» или все же «и», об этом до сих пор дискутируют историки. Сам Григорий Иванович подписывался и так и так, но чаще «Шелихов». Так написана фамилия и на его могиле в бывшем Знаменском женском монастыре Иркутска. Однако в монаршем указе, изданном через два года после смерти Колумба Росского (определение Гавриила Романовича Державина), жалующим его вдове и детям дворянство, эта фамилия пишется уже как «Шелехов», и с тех пор в официальных источниках она упоминается именно так. Шелеховым зовется и город в Иркутской области, названный в честь неутомимого путешественника и купца, и вместе с тем носящие его имя залив в Охотском море и пролив у юго-западного побережья Аляски — Шелиховы.

В Сибирь!

Немного известно и о происхождении Григория Ивановича. Старинный городок Рыльск, что в ста с небольшим километрах от Курска, гордится тем, что человек, стараниями которого началось целенаправленное освоение Русской Америки, его уроженец. Шелехов появился на свет в конце 40-х годов XVIII века (указывают 1747, 1748 и 1749 годы) и был старшим сыном в семье купца Ивана Афанасьевича Шелихова. В родном городе Григорий прожил недолго — примерно в 1772 году он переехал в Курск, а вскоре, под впечатлением от рассказов о богатой природными дарами и благосклонной к предприимчивым смельчакам Сибири, отправился искать счастья в неведомые края. Так молодой человек оказался в Иркутске, где поступил приказчиком к богатому и влиятельному купцу Ивану Ларионовичу Голикову, позже ставшему его компаньоном. По торговым делам Григорию приходилось много путешествовать: он бывал в Кяхте — в то время центре русско-китайской торговли, в оживленном портовом Охотске, участвовал в промысловых кампаниях на Амуре и Лене, странствовал по Чукотке и Камчатке.

В Сибири удача действительно улыбнулась молодому человеку — за несколько лет он приобрел хороший коммерческий опыт и нажил капитал. А в 1775 году в его жизни произошло событие, позволившее ему выйти на новый уровень предпринимательской деятельности: Григорий женился и взял за своей юной невестой хорошее приданое. Его избранницу звали Натальей Алексеевной, а девичья фамилия ее доподлинно неизвестна, в отличие от личностных качеств. Госпожа Шелехова, вышедшая замуж почти девочкой и родившая десять детей (четверо из них умерли во младенчестве), была женщиной умной и сильной и не уступала супругу ни в деловой хватке, ни в решительности. В 1783 году, когда Григорий Иванович предпринял свое знаменитое путешествие к берегам Северной Америки, с ним отправилась и Наталья Алексеевна, разделившая с мужем все трудности и опасности этого трехлетнего вояжа и родившая во время странствия одну из дочерей. Жена стала верной помощницей Шелехову и в коммерции: когда он отсутствовал, очень неплохо вела его дела, общалась с партнерами, приказчиками и контрагентами, а после смерти мужа, взяв управление компанией в свои руки, сумела ее сохранить и защитить от конкурентов.

Вскоре после женитьбы Шелехов обосновался в Охотске и вместе с другими купцами занялся снаряжением промысловых экспедиций на Алеутские острова и Курилы. Всего, как подсчитали его биографы, с 1776 по 1881 год он принял участие в десяти таких предприятиях, добытая в них пушнина серьезно приумножила капиталы Шелехова и его компаньонов.

В Америку!

 

Богатства, которые хранила Русская Америка, и особенно входящие в ее состав Аляска и Алеутские острова, вот уже не один десяток лет манили русских купцов, и к концу 70-х годов XVIII века промысловые экспедиции за пушниной на эти территории снаряжали многие предприниматели. И все же лишь один человек — Шелехов, не просто гонясь за прибылью, а учитывая и государственные интересы, решил не только поставить промысловое дело на совершенно новые рельсы, а пошел еще дальше и положил начало системному хозяйственному освоению Русской Америки.

К началу 80-х годов XVIII века на Алеутских островах и российском побережье Северной Америки активно работало пять крупных российских промысловых компаний, в 1781 году к ним прибавилась шестая — Северо-восточная компания, созданная Шелеховым в партнерстве с Иваном Ларионовичем Голиковым и его племянником Михаилом Сергеевичем Голиковым. Молодой компании, действовавшей энергично, решительно и по-новому, в скором времени удалось серьезно потеснить своих конкурентов, а спустя почти 20 лет и вовсе стать монополистом на этой территории, превратившись в знаменитую Российскую Американскую компанию (РАК).

16 августа 1883 года из Охотского порта вышли три корабля — «Три Святителя», «Св. Симеон Богоприимец и Анна Пророчица» и «Св. Архистратиг Михаил». Парусники, только что сошедшие с собственной верфи Северо-восточной компании близ Охотска, держали курс в сторону Алеутских островов и Аляски. В плаванье пустились 192 человека, в том числе и Шелехов — глава экспедиции, с супругой.

Путешествие было тяжелым, в самом его начале из-за шторма был потерян один корабль, два других, перезимовав у острова Беринга, летом следующего года достигли Алеутских островов, и, отдохнув у острова Уналашка, мореплаватели пришли на остров Кадьяк, расположенный у южного побережья Аляски. Здесь в 1784 году Шелеховым было основано первое постоянное русское поселение в Америке, ставшее на следующие 20 лет центром русских колоний. Аборигены острова, имевшие недобрую славу среди русских охотников, поначалу восприняли пришельцев враждебно, и стычки с ними колонизаторам избежать не удалось. Пришлось применить и оружие, и жестокость. К чести Шелехова, преодолев сопротивление силой, он постарался установить добрые отношения с туземцами, так как прекрасно понимал, что в противном случае небольшое сообщество поселенцев колонию не удержит. Показательно, что одним из первых начинаний Шелехова на острове стала школа для местных детей.

Русские колонисты основали также поселения на соседнем с Кадьяком острове Афогнак, а также на Аляске. На их базе поселенцы завели промысловое дело (а пушного и морского зверя здесь оказалось в избытке), занялись земледелием и скотоводством, а также начали потихоньку изучать побережье Аляски и окрестные острова, проводя этнографические и географические исследования. Стоит отметить, что при посещении новых территорий Шелехов и его люди ставили специальный знак о принадлежности этой местности России. Поселенцы начали искать полезные ископаемые, позже понемногу их добывать.

На Кадьяке Шелеховы прожили два года, и весной 1786-го, попрощавшись со своими товарищами, они отправились в Россию, и путь домой оказался не менее тяжелым. Историю своего трехлетнего путешествия Шелехов изложил в записке, поданной сначала иркутскому генерал-губернатору, а затем и в правительство. В 1790-м это исследование было переработано и в 1791 году опубликовано в виде книги «Российского купца именитого Рыльского гражданина Григория Шелихова первое странствование с 1783 по 1787 год из Охотска по Восточному океану к Американским берегам», по сути, ставшей первым руководством российских мореходов, отправляющихся в Русскую Америку. Спустя год, в 1792 году вышла вторая книга Шелехова — «Российского купца Григория Шелихова продолжение странствований по Восточному окияну к Американским берегам в 1788 году».

Не поняли

 

Вернувшись в Россию, Шелехов развил бурную деятельность. У него уже был план освоения российских территорий в Северной Америке, Курильских островов и Камчатки, и понятно, что одними только силами Северо-восточной компании тут было не обойтись, требовалась поддержка государства. В 1788 году Шелихов прибыл в Санкт-Петербург и начал ходатайствовать к властям с несколькими просьбами. Во-первых, он просил предоставить его компании исключительные права на ведение промышленной и торговой деятельности на берегах Тихого океана. С такой просьбой он, кстати, уже обращался к властям в 1781 году, когда Северо-восточная компания только создавалась. Во-вторых, он просил выдать Северо-восточной компании, затратившей на освоение американских территорий огромные собственные средства, крупный кредит на 20—25 лет. В-третьих, он просил разрешить ей нанимать гражданских и военных лиц в свои американские поселения для освоения Русской Америки и охраны территорий.

Для анализа деятельности компании на Алеутских островах и Аляске была создана специальная комиссия, которая в общем-то согласилась с этими требованиями. Но страной тогда управляла императрица Екатерина II, правительница, имевшая на все свои собственные взгляды, и, как правило, обоснованные. Государыня была противницей монополизма и просьбу о преференциях Северо-восточной компании отвергла сразу же. В ссуде она тоже отказала — мол, таких денег сейчас в казне нет (а свободных денег в то время действительно не нашлось бы — у государства было множество затратных, как сказали бы сегодня, инвестиционных, проектов и без Аляски с Алеутскими островами, да к тому же страна то и дело воевала). Что же до третьей просьбы, то и к ней императрица отнеслась с осторожностью. Известно, что Шелехов и потом неоднократно обращался к Екатерине с призывами укреплять на североамериканских территориях российское присутствие, строить там поселения, развивать не только промысловое дело, но и сельское хозяйство и производство. А государыня не очень понимала, зачем все это и без того бескрайней России надо, и вообще сомневалась в необходимости усиления геополитических позиций государства в Тихом океане.

Впрочем, нельзя сказать, что Екатерина II была совсем уж невнимательна к Шелехову и его деятельности. За первую североамериканскую экспедицию он и Иван Голиков получили грамоты, золотые медали и серебряные шпаги. Кстати, эти дары за такую крупную экспедицию нередко вменяют в вину императрице как доказательство ее скупости, что тоже несправедливо — ведь понятно, что в результате этого путешествия купцы и без монаршей милости очень неплохо обогатились: из Аляски Шелехов привез немало пушнины, и этот ценный груз продолжал поступать из колоний. В 1794 году, вняв просьбам компаньонов и иркутского губернатора, Екатерина послала в Русскую Америку первую православную миссию во главе с архимандритом Иоасафом и в том же году дала разрешение на посылку в колонии нескольких десятков крестьян и ссыльных ремесленников.

Слава России

 

Относительная неудача в Санкт-Петербурге не охладила пыл Шелехова, напротив, он принялся с удвоенной энергией воплощать в жизнь свои замыслы. А планов у Григория Ивановича было ой как много, и многие из них, преследовавшие не только коммерческие, но и государственные цели, опередили свое время. В частности, Шелехов настаивал на колонизации Россией Курил и снарядил специально для этого экспедицию в 1794 году, когда на Урупе, одном из островов Курильской гряды, высадилось несколько десятков российских поселенцев, часть которых позже переселилась на другой остров гряды — Итуруп. Колония просуществовала до 1805 года. Любопытно, что в 1807 году зять Шелехова, камергер и фактический глава Российской Американской Торговой компании Николай Петрович Резанов незадолго до своей смерти, словно выполняя завет любимого тестя, отправил знаменитые «Юнону» и «Авось» на Сахалин и Итуруп, чтобы освободить их от японских поселений и укрепить там права России. Акция удалась, но российское правительство ее не поддержало, как, кстати, всегда холодно относилось к Курильским инициативам Шелехова.

Когда торговля с Китаем в оживленной Кяхте из-за дипломатических проблем была приостановлена, Шелехов предложил наладить коммерческие связи через море, ту же цель преследовали и воплотили в жизнь и организаторы первой русской кругосветки, состоявшейся в 1803—1806 годах. Шелехов хотел, чтобы российские корабли бороздили просторы всего Тихого океана, в том числе и Южное полушарие, это тоже случилось лишь в следующем веке. Также Григорий Иванович мечтал наладить торговые связи с закрытой для иностранцев Японией и снарядил к ее берегам корабли, хотел исследовать Тибет и Малую Бухару, Приамурье и Северный Ледовитый океан, думал о торговле с Филиппинами, Индонезией, Ост-Индийской компанией.

Большое внимание Шелехов уделял и укреплению колоний в Русской Америке, регулярно посылая экспедиции к Аляске и Алеутским островам и расширяя там сеть поселений. Он разработал план освоения российских территорий, включавший в том числе развитие в Северной Америке сельского хозяйства, поселений, порта, создание собственного флота, а также строительство большого города на материке, которому хотел дать название Славороссия.

В 1790 году Шелехов назначил нового управляющего колониями — купца Александра Андреевича Баранова, которому суждено было стать первым правителем русских поселений в Америке (эту должность он занимал почти 30 лет) и разделить с Григорием Ивановичем славу созидателя Русской Америки. Хороший организатор, Баранов существенно расширил торговые связи русских поселенцев с соседней Калифорнией, Гавайскими островами, Китаем, основал много новых поселений и расширил российские территории, заложил основы добычи полезных ископаемых, кораблестроения и других отраслей производства и организовал ряд экспедиций. Еще одним достоинством Александра Андреевича была редкая для нашего человека, занимающегося хозяйственной работой, честность: современники вспоминали, что когда Баранов, уходя в отставку, сдавал дела, имущества у Российской Американской компании оказалось даже не столько, сколько должно было быть по описям, а значительно больше.

Изменялась и бизнес-империя Шелехова. В 1790—1791 годах он реорганизует дело, учреждая вместе с компаньонами дочерние Северо-восточной компании Уналашкинскую и Предтеченскую компании. Они ведали освоением Алеутских островов. В 1793 году появляется также Северо-американская компания, которая занималась исследованиями северного побережья Аляски и островов Берингова моря, а в 1795 году была учреждена еще и Ахинская компания, под контролем которой были Курилы, Командорские, Андреяновские острова.

У Шелехова было еще много амбициозных планов, большинство из которых он, наверное, мог бы реализовать, и тогда, кто знает, может быть, история нашего геополитического развития была бы несколько иной. Но, увы, исполнению их помешала неожиданная смерть Колумба Росского. То, что случилось в Иркутске 20 июля 1795 года, до сих пор остается под покровом тайны и рождает немало домыслов. По официальной версии, Григорий Иванович заболел «простудной горячкой» и «сгорел» в считанные часы, едва успев подписать завещание. Однако симптомы болезни, как говорили досужие сплетники, были не очень похожи на простуду, так что очень быстро по Сибири поползли нехорошие предположения. Может быть, Шелехов отравлен, а виновник его смерти не кто иной, как Наталья Алексеевна, влюбившаяся в некого чиновника? Впрочем, скорее всего, домыслы эти распространялись недоброжелателями, а их и у Шелехова, и у наследников его огромного состояния было очень много. Во-первых, недовольны были конкуренты, которых Шелехов серьезно потеснил на североамериканских территориях России. Его вдове, добившейся того, чтобы управление огромным имуществом в первые годы после смерти Шелехова было доверено именно ей, пришлось немало потрудиться, чтобы защитить дело мужа. Во-вторых, Шелехов был неординарным и неоднозначным человеком: одни его любили и превозносили за государственный ум, деловую хватку и редкие способности, другие же ненавидели и порицали — за жестокость, стремление властвовать, ловкость в отстаивании собственных интересов, склонность к интригам.

Первая монопольная

 

Так или иначе, но созданные Шелеховым компании выстояли — и благодаря Наталье Алексеевне, и благодаря умницам-зятьям: дворянину Николаю Петровичу Резанову и купцу Михаилу Матвеевичу Булдакову, позже добившимся создания мощнейшей государственно-частной Российской Американской компании и возглавившим ее. За полгода до своей кончины, в январе 1795 года, Григорий Иванович выдал свою старшую дочь, 14-летнюю Анну, за 30-летнего подполковника Николая Резанова, сына председателя Иркутского совестного суда Петра Гавриловича Резанова. Сплетничали, что выросший в Санкт-Петербурге Резанов, занимавший ранее множество государственных и придворных должностей (в том числе правителя канцелярии Гавриила Романовича Державина и кабинет-секретаря Екатерины II), в Сибири оказался неслучайно: слишком уж часто стала заглядываться на красавца-интеллектуала всегда неравнодушная к противоположному полу императрица, что вызвало недовольство ее действующего фаворита — всесильного Платона Зубова. Вот и отослал он потенциального соперника курьером к иркутскому генерал-губернатору, любезно порекомендовав ему при прощании не спешить с возвращением в столицу.

Согласно известному художественному произведению, повествующему о путешествии Резанова на «Юноне» и «Авось» в Калифорнию и его романе с дочерью коменданта крепости Сан-Франциско Марией де ла Консепсьон Марселлой Аргуэльо (в нашей художественной традиции Кончитой), в свой первый брак будущий камергер вступил по расчету и больших чувств к жене не питал. Это художественный вымысел, что доказывают и письма самого Резанова. Свою Аню, подарившую ему двоих детей, он любил, и очень тяжело перенес преждевременную смерть молодой женщины в 1801 году, так и не сумев оправиться от этой потери до конца своих дней. Гораздо больший расчет, отчасти подтвержденный и письмами Резанова Михаилу Булдакову, присутствовал в его помолвке с испанкой. В чувствах 15-летней девушки, самоотверженно ждавшей его возвращения в Америке и после известия о его смерти так и не вышедшей замуж, а в конце жизни ушедшей в монастырь, сомневаться трудно. Но вот Резанов признавался, что брак этот нужен ему прежде всего для целей стратегических и государственных — укрепления отношений бедствующих российских территорий в Америке с зажиточными испанскими колонистами и для поддержки испанскими калифорнийцами экспансии России на территорию Калифорнии. Впрочем, и союз с Анной Шелеховой был выгоден и для Резанова (отнюдь не богач, он получил хорошее приданое и возможность участвовать в бизнесе тестя), и для Анны, которая посредством этого брака стала высокопоставленной дворянкой, и для самого Григория Шелехова — он приобрел зятя-дворянина, с хорошими связями при дворе.

В 1796 году Екатерины II не стало, наследовавший ей Павел I имел совершенно другие взгляды и на монополизм, и на экспансию России на другие континенты. С воцарением нового императора в столицу приехал и Резанов, спустя несколько лет он добился того, к чему так долго стремился Шелехов — 8 июля 1799 года император подписал указ, объявляющий о создании Российской Американской компании, созданной на базе предприятий Шелехова. Компания получила исключительные привилегии на 20 лет, а позже и собственный флаг. Пайщиками монополии стали и члены императорской фамилии, и первые государственные сановники. РАК внесла вклад и в развитие Русской Америки, и в укрепление позиций России в Тихом океане, она вписала свое имя в историю великих географических открытий, которая началась в XIX веке: РАК снарядила множество географических экспедиций, в том числе и кругосветные. Просуществовала РАК до продажи Аляски Америке в 1867 году.