PR-безопасность


Текст | Николай ВОЛОБУЕВ


Проблема безопасности была главной темой для президента Медведева после теракта в Домодедово.

Глава государства посетил с личной инспекцией Киевский вокзал и аэропорт Внуково, спустился в метро, а также провел внеочередное заседание Национального антитеррористического комитета (НАК) на Северном Кавказе.

Вокзал для президента

На вокзале не оказалось ни милиционеров, ни металлодетекторов, из-за чего глава государства устроил разнос транспортной милиции и руководству АО «РЖД».

После внезапной проверки, устроенной президентом, столичные вокзалы в трехдневный срок были оборудованы соответствующими рамками. Всех без исключения пассажиров заставляют проходить через металлодетекторы. На вокзалах увеличилось и количество сотрудников милиции.

Несмотря на это, например, корреспондент РИА «Новости» без труда пронес на разные вокзалы Москвы килограмм гвоздей в рюкзаке. Вот какие впечатления от усиленной системы безопасности в блогосфере: «На вокзале поставили рамки, которые бешено пищат на проходящих людей, а менты стоят в стороне, ковыряя в носу», «На Курском вокзале поставили рамки-металлодетекторы. Сегодня даже вчерашнего мента с отрешенным видом около них уже не было».

Примерно так же развивались события в аэропортах и метро. Были приняты дополнительные организационно-технические меры: везде установлены рамки, созданы новые милицейские посты.

Экстренный НАК

Заседание НАК прошло во Владикавказе.

Большинство федеральных СМИ особо подчеркивали незапланированный характер визита Медведева в Северную Осетию, которая, как утверждается, к появлению президента не готовилась, и даже «во время посадки самолета местный аэропорт работал в обычном режиме».

Впрочем, у наблюдателей возникли сомнения в спонтанности визита. На заседание прибыли не только глава соседней Ингушетии Юнусбек Евкуров и полпред в СКФО Александр Хлопонин, которые имели возможность в сжатые сроки прибыть во Владикавказ, но и столичные чиновники, визит которых на место проведения встречи был более проблематичным.

Заблаговременно принятые в столице Северной Осетии меры безопасности и факт присутствия во Владикавказе представителей большинства федеральных СМИ также свидетельствуют о том, что и на Кавказе, и в Москве о планах президента стало известно значительно раньше.

К тому же президент выбрал в качестве места проведения заседания Владикавказ — столицу самой спокойной из северокавказских республик, а не Нальчик или Махачкалу.

Основной темой и поводом для встречи стали недавние события в Кабардино-Балкарии: неизвестными были расстреляны трое жителей российской столицы, подорваны объекты туристической инфраструктуры. В заседании участвовали главы северокавказских республик, федеральные министры, директор ФСБ, полпред президента в СКФО и др.

Одним из главных итогов встречи было решение не уменьшать штатную численность силовых ведомств в северокавказских республиках. Помимо этого, участники встречи пришли к выводу о необходимости бороться с интернет-экстремизмом.

В ходе обсуждения особых новшеств предложено не было. Президент предложил несколько рецептов, которые ничем не отличаются от озвученных ранее: укрепление правоохранительных и силовых структур на Кавказе, уничтожение террористических группировок, поддержка тех участников бандформирований, которые решили вернуться к мирной жизни, развитие социально-экономической структуры республик региона, воспитание нравственности и духовности.

По бюрократическому сценарию

В целом выработка решений проблем безопасности шла по бюрократическому сценарию. Вице-премьер Сергей Иванов сразу после теракта в аэропорту Домодедово предложил создать единый федеральный орган безопасности на транспорте, позднее он выступил с новой инициативой: «дать право сотрудникам охранных структур только на своем объекте… проверять документы у подозрительных лиц или открывать сумку без присутствия милиционера».

Было принято решение ввести в МВД должность заместителя министра по транспортной безопасности — на эту должность был назначен генерал-полковник милиции Виктор Кирьянов, возглавлявший ГИБДД.

Эксперты замечают, что власти пытаются реагировать на резонансные теракты бюрократическими идеями и временными мерами. Реакция эта, по опыту прошлых резонансных терактов, достаточно быстро сойдет на нет, отмечает Газета.ру.

Установить металлодетекторы на вокзалах по распоряжению президента не трудно, гораздо легче, чем организовать качественную оперативную работу спецслужб — главный в современном мире способ реальной борьбы с терроризмом — или решать проблемы Северного Кавказа, убирая почву для терроризма.

Власть не знает, что делать

«Дмитрий Медведев своим блиц-визитом на Киевский вокзал вполне четко продемонстрировал нам: власти понятия не имеют, как бороться с террористической угрозой, — пишет оппозиционный политик Владимир Милов. — Представления об антитеррористической работе у первого лица страны, отвечающего по Конституции за обеспечение безопасности наших граждан, находятся на уровне визуальной оценки количества милиционеров на вокзалах, установки металлодетекторов и пожеланий эфэсбэшникам “не пить чай”».

Элементарное обращение к международному опыту предотвращения терактов в последнее десятилетие, пишет Милов, четко свидетельствует: ключевой акцент должен делаться на оперативной работе, внедрении агентов спецслужб в террористические сети и получении «ранних сигналов» о готовящихся терактах.

Подавляющее большинство терактов, осуществления которых удалось избежать, замечает Милов, были остановлены именно благодаря оперативной информации спецслужб.

«Да и события 11 сентября 2001 года — исключение, лишь подтверждающее правило: основная претензия к спецслужбам тогда заключалась в том, что они не смогли предотвратить эти террористические атаки, несмотря на вал оперативной информации о ведущейся их подготовке», — продолжает он.

По его мнению, главный вывод из международного контртеррористического опыта после 11 сентября 2001 года — качество оперативной работы решает все.

«Да, свою роль сыграли и разгром террористической инфраструктуры в Афганистане, и усиление мер безопасности на чувствительных объектах, и формирование атмосферы бдительности в обществе. Но то, что в целом развитым странам пока удается сдержать масштаб террористической угрозы, в первую очередь результат профессиональной работы их спецслужб», — считает Милов.

«Последние события совершенно ясно показывают, что ФСБ в его нынешнем виде не приспособлено для решения проблемы терроризма — непонятна вообще дальнейшая целесообразность сохранения этого ведомства в его нынешнем виде, — замечает Милов. — В последнее десятилетие мы столкнулись с беспрецедентным наращиванием объема полномочий и финансирования ФСБ. Результат — количество терактов в стране существенно превышает уровень 2000 года, волна насилия на Северном Кавказе вплотную приблизилась к показателям Афганистана и Ирака».

В России система сбора оперативной информации, судя по всему, весьма проблемная. И происходит так потому, что за ФСБ утрачен контроль — ведомство само рассматривает себя как политическое руководство.

Есть, по мнению Милова, и другая проблема, без решения которой нет ни малейших шансов сдержать развитие террористической угрозы, — это проблема Северного Кавказа и растущего экспорта террористических практик оттуда на остальную территорию России.

В начале 2000-х годов проявление терроризма объясняли наличием де-факто неконтролируемой территории Ичкерии, которую террористы использовали как плацдарм для своей экспансии. Надо взять эту территорию под контроль, гласила официальная легенда, и с терроризмом будет покончено. Территория-то давно под контролем. А вот угроза терроризма сохраняется.

Очевидно, что вопросы безопасности на Северном Кавказе требуют более пристального внимания и эксклюзивных решений, чем «неожиданный» визит Медведева и обсуждение второстепенных вопросов, отмечает политолог Роксана Бурнацева.

Три уровня мер

Рецепт решения проблем безопасности состоит прежде всего в том, чтобы решить три уровня проблем.

Первый — ситуация на Северном Кавказе. Сегодня местные власти кавказских мусульманских республик, особенно муниципалитеты, не имеют никакого стимула к тому, чтобы нормализовать обстановку на своих территориях. Сегодня фактически реализуется модель шантажа федерального центра. Они бесконечно торгуются за дотации Москвы, при этом не пытаясь создать источники роста и, как следствие, навести порядок с ваххабитским подпольем, которое препятствует этому росту.

Социальные проблемы Северного Кавказа, массовая безработица там — это миф. Восточное общество принципиально отличается от европейского выраженной семейной и родовой структурой. Большинство восточных семей и родов не испытывают недостатка в доходах. Учитывая патриархальную культуру, трудно себе представить, что кавказские молодые люди в массовом порядке пойдут работать на завод.

Эксперты, например, социолог из Института экономики переходного периода Ирина Стародубровская, считают оценку ситуации в кавказских республиках правительственными ведомствами неадекватной. Первый шаг к адекватности — отказ от бесконечных дотаций, которые якобы создадут условия для купирования террористических очагов. Республики вполне могут самостоятельно получать доход, например, в сфере сельскохозяйственного производства, не говоря уже об использовании сырьевых ресурсов, которые имеются, в частности, в Чечне.

Второе направление — глубокая оперативная работа. Федеральная власть в конце 90 — начале 2000-х годов вполне успешно решала агентурные задача, о чем свидетельствует переход на сторону Москвы большинства лидеров чеченских сепаратистов и их формирований. Однако потом систематическая оперативная работа на Кавказе по линии ФСБ и военной разведки была сильно ограничена. Пора ее возобновить в полном объеме.

Для этого потребуется радикально решить проблему с ФСБ. Недавно по причинам, связанным с «неэтичным поведением» — фактически с коррупцией, был уволен заместитель директора ФСБ Валентин Ушаков. К сожалению, все руководство и среднее звено этого ведомства пронизано ощущением, что оно «новое дворянство», как любил говорить экс-директор ведомства, а ныне секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев. ФСБ в 2000-е годы за счет близости к президенту Владимиру Путину превратилась из исполнительного органа в законодательный. Фактически невозможно оценить эффективность работы ведомства, так как оно само владеет всей полнотой информации о террористических угрозах и предотвращенных или непредотвращенных терактах, а следовательно, всегда может представить руководству и обществу выгодную для себя картину.

Для решения этой проблемы требуется радикальная замена руководства ФСБ, постановка ведомства под реальный контроль политического руководства, в большинстве своем не связанного с ним «кровными узами», активное включение в оперативную работу на Кавказе ГРУ Генштаба. В перспективе была бы целесообразна радикальная реструктуризация сообщества правоохранительных органов и спецслужб.

Третье направление — совершенствование систем безопасности объектов, в которых могут быть совершены террористические акты. Речь идет как о технических средствах, так и об оптимизации организационных систем защиты, в частности о широком использовании крупных частных охранных корпораций параллельно с органами милиции, превращаемой теперь в полицию. При этом президент Ассоциации индустрии безопасности России Игорь Филоненко убежден, что это должны быть крупные охранные компании, российские и иностранные, независимые от местного начальства. Это потребует возврата к законодательству о частной детективной и охранной деятельности, последними изменениями в котором права частной охраны урезаны.

Перечисленные три уровня мер позволят радикально снизить остроту террористической угрозы в России. Но для их решения политическое руководство должно обратиться к стратегическим, а не предвыборным задачам, которыми поглощено сегодня.


КОММЕНТАРИЙ БИЗНЕСМЕНА


Григорий Сизоненко, генеральный директор компании ИВК:

Проблема, с моей точки зрения, состоит в том, что в обеспечении безопасности граждан у нас процветают декларативность и кампанейщина. Произошло ЧП — всплеск активности, локальные оргвыводы, гнев общественности. При этом на смежной территории палец о палец не ударят, чтобы примерить ситуацию на себя. Нужны личные указания первых лиц государства, чтобы началось какое-то движение. Почему-то считается, что за безопасность граждан отвечают только спецслужбы. Чтобы как-то начать решать проблему, нужна комплексная интегрированная система обеспечения безопасности граждан, в которой

необходимо нарезать зоны ответственности всем потенциальным участникам проекта.