Экономика середины лета: ресурсы для рывка

Отсутствие положительных тенденций в динамике продаж дезориентирует предприятия, давит на прогнозы и сдерживает рост выпуска, свидетельствуют очередные данные конъюнктурного опроса ИЭПП.

Но отсутствие роста спроса увеличивает вероятность его оживления в следующие месяцы. Это заставляет все сильнее сжиматься пружину готовности промышленности к посткризисному рывку и накапливать для него ресурсы.

Официальная статистика

По данным Росстата, в июне 2010 года по сравнению с июнем 2009 года рост производства составил 9,7% (в мае относительно мая 2009 года — 12,6%, в апреле по отношению к прошлогоднему апрелю — 10,4%). А по сравнению с маем 2010 года выпуск в июне сократился на 0,4% (сезонность устранена) после роста в мае относительно апреля на 1,1%. Правительственный Центр макроэкономической конъюнктуры получил рост в июне относительно мая после очистки от сезонности на 0,2%.

Хотя июньские данные оказались хуже ожиданий, они не вызвали опасений среди экспертов. «Тренд позитивный. Подъем продолжается. Динамика промышленности неустойчива». «Вряд ли это остановка роста. Один месяц ни о чем не говорит». Да и «статистика все еще очень ненадежна» — так говорили они.

Спрос на промышленную продукцию

Интенсивность роста спроса в июле не претерпела существенных изменений по сравнению с июнем и остается практически на нулевом уровне: ни определенного роста, ни явного снижения продаж в промышленности не происходит. Такая ситуация регистрируется опросами с февраля 2010 года. Аналогичная картина складывается и по исходным (до очистки от сезонности) данным, хотя в этом случае абсолютные уровни несколько выше. Но вывод тот же: никаких изменений в динамике спроса на промышленную продукцию с начала года не видно.

Такая ситуация дезориентирует предприятия. В результате в июле оценки спроса улучшились на 13 пунктов (в мае они ухудшились на 17 пунктов) и вновь вышли «в плюс» — доля ответов «ниже нормы» опять оказалась в меньшинстве. Этот показатель сохраняет с начала 2010 года высокую волатильность, что свидетельствует об отсутствии в промышленности устоявшихся оценок текущей ситуации. Неразбериха с государственной промышленной статистикой еще больше усугубляет положение.

Отсутствие положительных тенденций в динамике спроса давит на оптимизм прогнозов предприятий. В июле ожидаемые изменения спроса оказались самыми пессимистичными для 2010 года. Прогнозы ухудшились во всех отраслях, кроме химии, нефтехимии и стройиндустрии. Наихудшие ожидания зарегистрированы в легкой и пищевой отраслях.

Запасы готовой продукции

В июле в промышленности в целом исчезли избыточные запасы готовой продукции — то есть доля ответов «ниже нормы» сравнялась с долей ответов «выше нормы». Такая ситуация достаточно редкая для последефолтного периода: предприятия все-таки предпочитали иметь небольшой излишек готовой продукции на складах для удовлетворения непланировавшихся заказов.

Сейчас доля ответов «выше нормы» опустилась до исторического минимума, а доля ответов «нормальные» достигла исторического максимума. Это стало результатом интенсивного снижения объемов (не путать с оценками!) запасов во втором квартале. В третьем квартале промышленность имеет тенденцию несмотря на прогнозы Минэкономразвития продолжить снижение объемов своих запасов, причем самое интенсивное — в 2010 году. Увеличить свои запасы в ближайшее время могут только 8% предприятий.

Цены предприятий

После пяти месяцев стабильного и относительно высокого (по кризисным меркам) роста отпускных цен предприятия второй месяц подряд пытаются активизировать спрос на свою продукцию за счет более умеренного их увеличения. Если в январе — мае 2010 года цены росли с темпом 11 балансовых пунктов, то в июне — июле темп снизился до 4 б.п. Однако такая корректировка ценовой политики не была ожидаемой. Об этом говорят ценовые планы предприятий. Они до сих пор (с марта до июля включительно) сохраняют высокий (+13 б.п.) предполагаемый темп роста цен.

Фактическая динамика и планы увольнений

Кадровая политика предприятий формируется под влиянием двух противоположных тенденций. С одной стороны, отсутствие роста спроса заставляет предприятия быть осторожными в найме работников.

С другой — это же отсутствие роста спроса с каждым месяцем увеличивает вероятность его оживления в следующем месяце. Последнее заставляет все сильнее сжиматься пружину готовности промышленности к посткризисному рывку и накапливать для него ресурсы (скорее даже резервы), причем в первую очередь — самые дефицитные. А таковыми в предкризисные годы были кадры.

В результате в начале третьего квартала предприятия вновь вернулись к прежним (как в марте — мае) темпам увеличения численности работников. Особенно интенсивным был набор персонала в машиностроении и стройиндустрии. Абсолютное сокращение работников происходило в июле только в лесном комплексе.

Оценки текущей численности работников подтверждают подготовку предприятий к росту выпуска. В третьем квартале в промышленности увеличились масштабы нехватки персонала в связи с ожидаемыми изменениями спроса. Впервые нехватка (то есть преобладание оценок «менее чем достаточно») была зарегистрирована опросами во втором квартале 2010 года. Сейчас баланс достиг уже –6 пунктов. Недостаток кадров отмечен в июле во всех отраслях, кроме леспрома.

Дефицита же мощностей для посткризисного роста производства в промышленности нет. Баланс оценок мощностей положителен, то есть преобладают ответы «более чем достаточно». В третьем квартале «навес» избыточных мощностей даже увеличился по сравнению со вторым кварталом 2010 года, когда надежд на скорый выход из кризиса было больше.

Борьба за дефицитные кадры заставляет предприятия увеличивать зарплаты. В третьем квартале 2010 года нормальный (правда, по оценкам руководителей предприятий) уровень оплаты труда достигнут на 56% заводов. В предкризисном 2007 году этот показатель поднимался до 60%, а в кризисном 2009-м падал до 37%. Сейчас, таким образом, соотношение оценок зарплат работников вышло на предкризисный уровень. Заметим, что именно оценок, а не абсолютных размеров зарплат.

Кредитование промышленности

Банки продолжают снижать предлагаемую предприятиям минимальную ставку по рублевым кредитам. В июле этот показатель опустился до 13,7% в среднем по промышленности. Самые низкие ставки предлагаются в июле химикам (12,1%) и металлургам (13%), самые высокие — стройиндустрии (15%) и легкой промышленности (15,2%). Нормальной предприятия считают сейчас ставку 13% годовых.

Снижение предлагаемой ставки не увеличивает с мая рост доступности кредитов для промышленных предприятий. Уже в течение трех месяцев этот показатель стабилизировался на уровне 65%. Банки, скорее всего, перешли к «неценовым» методам отбора качественных заемщиков.