Владимир ШАМАНОВ: на ВДВ лежит задача сохранить реальную возможность немедленного реагирования и готовность к действиям в упреждающем режиме


Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | из архива Владимира Шаманова


Воздушно-десантные войска по праву считаются резервом Верховного главнокомандующего Вооруженными силами РФ — Президента России. О том, как проходит обновление этого прославленного рода войск, о первоочередных задачах и стратегических целях ВДВ нам рассказал командующий Воздушно-десантными войсками РФ генерал-лейтенант Владимир Анатольевич Шаманов.

— Владимир Анатольевич, какие ключевые задачи сегодня стоят в рамках реформирования Воздушно-десантных войск РФ и какая роль отводится ВДВ в новой системе военной безопасности России?

— Сегодня, как и в прежние времена, самая актуальная для ВДВ задача — сохранение упреждающей боевой готовности и боеспособности. Сейчас идет активное реформирование армии, все структуры вооруженных сил в основном сформированы, но пройти предстоит еще немалый путь. В современных условиях, когда наибольшие проблемы, на мой взгляд, испытывают Сухопутные войска РФ — основа сил общего назначения, на ВДВ лежит задача сохранить реальную возможность немедленного реагирования и готовность к действиям в упреждающем режиме. В качестве совсем недавнего примера приведу полученную нами в начале апреля команду начальника Генерального штаба Вооруженных сил РФ, согласно которой подразделения ВДВ должны были обеспечить безопасность авиабазы Кант и еще нескольких объектов, расположенных на территории Республики Кыргыстан, и, как было уточнено впоследствии, быть в готовности защитить посольство России в этом государстве.

Для выполнения стоящих перед Воздушно-десантными войсками РФ задач Военным советом ВДВ было принято решение о создании в каждом соединении по одному подразделению первоочередного применения — парашютно-десантному или десантно-штурмовому батальону, не менее чем на 70% укомплектованному военнослужащими по контракту. Такие подразделения находятся в постоянной готовности к немедленному реагированию. Они способны максимально быстро собраться и вылететь в любую точку для решения задач, поставленных министром обороны и начальником Генерального штаба.

Сегодня далеко не простое для армии время. С переходом на годичный срок службы по призыву только призывная кампания стала растягиваться — весной на три месяца, а осенью на два, итого мы теряем пять месяцев из 12. Кроме того, надо учитывать, что один месяц между весенним и осенним периодами призыва носит так называемый подготовительный характер. По существу, теперь полгода в войсках происходит смена поколений: если раньше у нас была четверть вновь призванных военнослужащих, то сегодня половина.

Мы подготовили свои предложения по увеличению денежного содержания всех категорий военнослужащих ВДВ, где в рамках существующего бюджета изыскали возможность повысить заработную плату офицеров на 14—15,5 тыс. руб. Это, как нам кажется, стабилизирует обстановку и поднимет престиж службы в ВДВ. В дальнейшем, когда в рамках продекларированных Верховным главнокомандующим параметров бюджета 2012 года военнослужащие по контракту будут получать от 30 тыс. руб. в месяц, это позволит нам плавно перейти к сбалансированным условиям комплектования войск, где примерно 12% будут составлять офицеры, 60—70% — контрактники и порядка 25% — военнослужащие по призыву. Таким путем на фоне периодического увольнения военнослужащих по призыву мы сможем сохранять высокий уровень боеспособности, которая, как известно, определяется наличием высокоподготовленного личного состава. Это первая задача.

Вторая задача сформулирована в готовящейся сейчас государственной программе вооружения на 2011—2020 годы (ГПВ 2011—2020): через девять лет доля современной техники и вооружений в наших войсках должна составлять не менее 70% против сегодняшних 5%.

— Насколько я знаю, для нужд ВДВ планируется закупить украинский военно-транспортный самолет Ан-70 и возобновить серийное производство самолетов Ан-124 «Руслан». Какова сейчас доля авиационной составляющей в ВДВ и каковы перспективы модернизации вашего авиапарка?

— Воздушно-десантные войска зародились внутри Военно-воздушных сил (ВВС) России, с июня 1946 года в состав ВДВ, которые были выведены из ВВС, входила военно-транспортная авиация. Позже военно-транспортная авиация вновь вошла в состав ВВС. Однако для обеспечения воздушно-десантной подготовки во всех соединениях ВДВ в декабре 1958 года были сформированы отдельные военно-транспортные авиационные эскадрильи самолетов Ан-2, которые верой и правдой служили войскам более 50 лет. В настоящее время эти эскадрильи переданы в состав ВВС. Таким образом, в настоящее время в ВДВ нет своей авиации.

Поэтому правильнее сказать, что самолеты планируется закупить для ВВС России. А уже в свою очередь они будут обеспечивать деятельность десантников.

В настоящее время мы в состоянии одновременно десантировать парашютным способом парашютно-десантный полк. Верховный главнокомандующий поставил нам задачу: к 2020 году быть в готовности десантировать десантно-штурмовое соединение.

В этих целях, как уже было объявлено президентом страны Дмитрием Анатольевичем Медведевым и вице-премьером Сергеем Борисовичем Ивановым, в рамках ГПВ 2011—2020 выделено три авиационных направления, каждым из которых мы будем очень активно заниматься.

Первое направление: поддержание не ниже нынешнего уровня готовности парка военно-транспортной авиации на базе модифицированного самолета Ил-76. В настоящее время это основной самолет военно-транспортной авиации России. К этому же направлению относится и идущая сейчас подготовка к производству следующего поколения этого самолета — Ил-476.

Второе направление: углубленная модернизация имеющихся на вооружении ВВС тяжелых военно-транспортных самолетов АН-124 «Руслан» и возобновление их серийного производства на ульяновском заводе «Авиастар-СП». Около 20 летательных аппаратов планируется закупить для нужд Министерства обороны, еще примерно 40 самолетов готовы приобрести российские компании для использования в своих целях, в частности «Волга-Днепр» и «Полет». Это, кстати, позволит реализовать у нас принцип применения воздушных судов двойного назначения, который активно реализуется в США. Суть в следующем: когда это необходимо в национальных интересах, государство забирает у компании летательные аппараты на какой-то промежуток времени, а потом возвращает их с денежной компенсацией.

Третье авиационное направление связано с Украиной. Наконец-то потепление наших отношений с этой братской страной позволяет с оптимизмом смотреть на возможность закупки у нее 30—40 оперативно-тактических военно-транспортных самолетов Ан-70. Лично меня, как человека, имеющего много родственников на Украине, такое сотрудничество очень радует.

Отмечу также, что мы вместе с российской промышленностью активно работаем над совершенствованием средств десантирования как техники и грузов, так и личного состава. У нас есть план действий на ближайшие пять лет. Мы регулярно проводим войсковые испытания технических новшеств — это и массовое десантирование групп спецназа на управляемых парашютах, и десантирование боевой машины БМД-4, самоходного орудия «Спрут», двухосного автомобиля КАМАЗ — основного автомобиля ВДВ XXI века, и многое другое.

— В ВДВ, в отличие от большинства других вооруженных сил, сохранен дивизионный принцип организации. Но как будет оптимизирован количественный состав, территориальное размещение воздушно-десантных войск?

— Если быть до конца объективным, то с дивизионным принципом не совсем так. В нашей структуре пять соединений: две воздушно-десантные и две десантно-штурмовых дивизии, одна десантно-штурмовая бригада — это 31-я отдельная гвардейская десантно-штурмовая бригада, дислоцируемая в Ульяновске. Кроме того, на Востоке России в составе мобильных сил есть две десантно-штурмовые бригады окружного подчинения — в Сибирском и Дальневосточном военных округах. В Северо-Кавказском военном округе есть еще одна бригада, также окружного подчинения.

В соответствии с принципами применения сил и средств ВС РФ на угрожающих направлениях в случае необходимости предусматривается несколько вариантов усиления оперативно-стратегического командования за счет передачи в его распоряжение резерва Верховного главнокомандующего — от одного до трех соединений ВДВ. Одновременно предусмотрено, что в распоряжении Верховного главнокомандующего всегда останутся не менее двух соединений ВДВ — они будут применяться только по его распоряжению и никому не будут переподчиняться.

Сегодняшним задачам, стоящим перед Вооруженными силами России, соответствует та структура ВДВ, которая есть. Мы сумели доказать, что дивизионный принцип, уже опробованный и хорошо показавший себя на практике, оптимален для применения десантников. Подчеркну: как бы ни пытались столкнуть лбами командование ВДВ с вышестоящими инстанциями, никакого противостояния между нами не было и быть не могло. Наш план поддержал Генеральный штаб, утвердил министр обороны, а затем и Верховный главнокомандующий. Над решением этой задачи мы работали сообща.

В качестве примера скажу, что на отдельных направлениях, где наиболее вероятно возникновение угрожающих ситуаций, для закрытия брешей и прикрытия флангов мы не исключаем применения в упреждающем порядке Ульяновской десантно-штурмовой бригады в полном составе и использование всех ее боевых возможностей. В ближайшее время по согласованию с Генеральным штабом мы рассчитываем передать 31-ой бригаде, либо оперативно подчинить ей, бригаду армейской авиации. Уже есть «добро» начальника Генерального штаба, и мы надеемся, что в текущем году все это окончательно оформится в штатную структуру.

— В России очень тревожная демографическая ситуация, что не может не сказываться на числе призывников. Не получится ли так, что через несколько лет фактически некого будет призывать в армию?

— Да, та демографическая впадина, в которой мы сегодня оказались, объективная реальность. А если говорить с точки зрения национальных интересов, то она представляет собой большую опасность для России, что сегодня уже нельзя игнорировать. К сожалению, тревожные выступления на эту тему моих сослуживцев, и в первую очередь столь высококвалифицированного специалиста, как генерал-полковник Василий Васильевич Смирнов, пока не нашли своей реализации в решениях, принятых на законодательном уровне.

Как мы можем решить эту проблему? Есть несколько вариантов. Первый: надо поднимать денежное содержание военнослужащим по контракту и повышать привлекательность этой службы в глазах общества, что, в принципе, и декларировалось как первостепенная задача в то время, когда мы переходили на контрактный принцип комплектования армии. А в итоге получился парадокс: престиж службы по контракту мы так и не подняли, а срок службы по призыву с двух лет последовательно снизили вначале до полутора лет, а теперь до года. Но совместить и то и другое невозможно, тут есть только один путь из двух: или давайте все-таки повышать престиж службы по контракту — так нам удастся увеличить число контрактников и сократить число призывников, или нужно возвращаться к двухлетнему сроку службы по призыву. Последний путь сейчас для нас закрыт — президент уже однозначно высказался на этот счет: в ближайшее время возвращения к двухлетнему сроку не будет.

Есть и еще один путь, тоже непопулярный, — это сокращение количества отсрочек от армии. В нынешней тревожной демографической ситуации, которая в ближайшие несколько лет будет только ухудшаться, мы не можем позволить себе выбрать что-то одно. Перевести всех на контракт — денег не хватит, а если по максимуму сократить отсрочки от армии — произойдет социальный взрыв. Однако решение принимать надо. Любое непринятое сейчас решение системно ухудшает ситуацию, а упущенное время — это покалеченные человеческие судьбы.

— Я недавно был Израиле и до сих пор нахожусь под впечатлением: насколько велик престиж армейской службы в этой стране. В России ситуация обратная: пожалуй, никогда служба по призыву не была столь непривлекательна в глазах наших соотечественников, как сейчас. Я прекрасно помню то время, когда мужчине было не очень удобно не отслужить в армии, а сегодня все стремятся «откосить» от службы. Как вы думаете, израильский пример не может привиться на нашей почве?

— Без всякого сомнения, может. Об этом уже неоднократно говорилось: первым, насколько я помню, в 1995 году в этом ключе высказался Владимир Жириновский, а 2000-е годы эту тему поднимали уже многие политические лидеры. Нам нужно принять всего лишь один закон: если ты не отслужил в армии, то будешь ущемлен в ряде, скажем так, избирательных прав. Почему все американские президенты прошли армейскую службу? Потому что в США человек, не служивший в армии, не может быть избран на этот пост. Давайте сделаем что-то подобное и у нас. Примем закон, согласно которому, например, если ты не служил в армии, то не можешь быть избран в Государственную думу, в законодательное собрание региона, в представительный орган муниципального образования… После этого молодежь побежит в армию впереди собственного визга, еще и Израиль у нас будет учиться.

— В Вооруженных силах РФ вы служите более 30 лет и прошли здесь все ступени карьерной лестницы. В 2000-х годах после ряда высоких командных должностей вы ушли на государственно-политическую работу, занимали высокие посты, но потом опять вернулись в ряды армии. Что вам все-таки ближе — военная служба, государственное управление, политика?

— Сразу скажу, что на стезе государственного управления — посту губернатора Ульяновской области я оказался не совсем по своей воле. По большому счету, каких-то запредельных трудностей на этой работе я не испытывал — управленческие алгоритмы ясны и понятны. К сожалению, я получил Ульяновскую область в плачевном состоянии, и ее трудное положение неоднократно заставляло меня бескомпромиссно вступать в конфликты с некоторыми представителями федеральных властей, которые часто просто не хотели слушать наши аргументы. Те четыре года, что я провел на ниве управления Ульяновской областью, я воспринимаю как такую же службу, что и армейская. Режим там был фактически тот же, и друзья мне неоднократно полушутя-полусерьезно говорили: «Ну вот, с одной войны ты попал на другую».

После своего губернаторства я неоднократно бывал в Ульяновской области и сегодня могу открыто посмотреть в глаза любому ее жителю. Я благодарен всем им, за исключением некоторых отъявленных говорунов, которые, прикрываясь своей болтовней, пытались отстаивать свои экономические или политические интересы. В Ульяновской области я сделал все, что было в моих силах. Знаете, совсем недавно у меня была удивительная встреча. После одного мероприятия я, Владислав Третьяк и наши жены решили прогуляться по Красной площади. Когда мы подходили к храму Василия Блаженного, нас догнали трое молодых людей — двое юношей и девушка — и сказали: «Владимир Анатольевич, мы из Ульяновской области, не могли бы вы с нами сфотографироваться?» Это дорогого стоит!

Я и сегодня стараюсь помогать Ульяновской области. Например, на той же прогулке с Третьяком я с удивлением узнал, что сейчас формируется программа по строительству десяти Ледовых дворцов в регионах России, а Ульяновской области среди них нет. Разве не обидно, что область с населением более 1,3 млн человек до сих пор не имеет своего Ледового дворца, когда они есть практически везде? Это несправедливо и по отношению к такому замечательному городу, как Ульяновск, и к области в целом. Все это я высказал Третьяку, и он меня услышал, пообещав, что будет ходатайствовать о строительстве Ледового дворца в Ульяновске.

Сегодня я снова в строю ВДВ, но это не помешало мне на днях посетить культурный центр Вооруженных сил РФ, где мы вместе с командующим войсками Московского военного округа генерал-полковником Валерием Васильевичем Герасимовым и нашими сослуживцами отметили 15-летие легендарной 58-й армии, которой нам с Герасимовым было доверено командовать в военное время. Так что я думаю, что надо просто быть самим собой, никогда не желать больше того, что тебе необходимо, никогда не обещать того, что ты не можешь выполнить, и стараться сделать максимум добра для людей, которые тебя окружают. Это мой принцип, который мне подарил — другого слова я не могу подобрать — мой дед. Он говорил, что если ты сделал добро, то никогда не жди, что тебе скажут спасибо, потому что сделал ты это прежде всего для себя, и что всегда нужно быть благодарным судьбе за то, что у тебя есть возможность делать добро. Я своей судьбе благодарен, она позволяет мне иметь любимую службу, любимую работу, замечательную семью и по возможности помогать людям.


Генерал-лейтенант Владимир Анатольевич ШАМАНОВ

Герой Российской Федерации.

Родился 15 февраля 1957 года в Барнауле. В 1978 году окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище, в 1989 году — Военную академию имени М.В. Фрунзе, в 1998 году— Академию Генерального штаба ВС РФ.

В 1978 году назначен командиром самоходно-артиллерийского взвода парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. С 1984 по 1986 год служил командиром батальона 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. В 1990 и 1991 годах — заместитель командира 300-го парашютно-десантного полка 98-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, дислоцированной в Кишиневе.

В 1991—1994 годах В.А. Шаманов служил командиром 328-го гвардейского парашютно-десантного полка 104-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (сначала в Кировабаде, а затем в Ульяновске, куда в 1993 году был передислоцирован полк).

С 1994 года — начальник штаба 7-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.

В марте 1995 года В.А. Шаманов назначен командиром оперативной группы 7-й дивизии ВДВ, выполнявшей боевые задачи в Чечне.

С октября 1995 года — заместитель командующего группировкой войск Министерства обороны в Чечне и заместитель командующего 58-ой общевойсковой армией Северо-Кавказского военного округа.

В 1998 году после окончания Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил РФ Владимир Шаманов был назначен начальником штаба — первым заместителем командующего 20-й общевойсковой армией Московского военного округа. В 1998—2000 годах — командующий 58-й армией Северо-Кавказского военного округа. С августа 1999 года одновременно занимал пост командующего Западным направлением Объединенной группировки федеральных сил на Северном Кавказе.

В декабре 2000 года избран главой администрации Ульяновской области.

В 2004—2006 годах — помощник председателя Правительства Российской Федерации.

С 2006 года — советник министра обороны РФ по вопросам социальной защиты военнослужащих и военных пенсионеров. В 2007 году по Указу Президента РФ от 9 ноября 2007 года Шаманов вернулся на военную службу в связи с назначением начальником Главного управления боевой подготовки и службы войск Вооруженных сил РФ.

В мае 2009 года Указом президента Российской Федерации назначен командующим Воздушно-десантными войсками РФ.

Награжден орденом Святого Георгия IV степени, орденом Мужества, орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени и медалями.

Кандидат социологических наук.