Марат САФИН: это не спорт в нашей стране слаб, а его организация…

Текст | Юрий КУЗЬМИН
Фото | ИТАР-ТАСС

Легенда российского тенниса Марат Сафин знает о проблемах и нуждах отечественного спорта не понаслышке и имеет немало ценных идей касательно того, как нам выстроить оптимальную структуру управления им.

— Марат, вы всю жизнь отдали спорту. Что такое для вас спорт сейчас?

 

— Я люблю спорт. Спорт дал мне очень многое, и теперь, я считаю, пришла моя очередь отдавать ему.

— Несколько месяцев назад вы вошли в Общественный совет содействия Олимпийскому комитету России. После Олимпиады в Ванкувере ОКР, судя по всему, ожидают большие преобразования. Вы планируете продолжить работу в комитете?

 

— Я бы с удовольствием. Только сейчас в Олимпийском комитете России довольно сложная ситуация, но на самом деле в ней надо просто разобраться и все правильно структурировать. Есть должность президента комитета, которая сейчас вакантна, есть первые вице-президенты и просто вице-президенты, есть совет, в который я вхожу. Очень важно, чтобы все вице-президенты и члены совета изначально нашли общий язык, взаимопонимание в достижении поставленных целей. Признаюсь, наносить визиты и совершать поездки, конечно, приятно, но хотелось бы, чтобы это приносило реальную пользу. Я пришел в комитет, чтобы помочь олимпийскому движению в России, и намерен в дальнейшем принимать активное участие в развитии спорта.

— На мой взгляд, отставка главы Олимпийского комитета России ничего не изменит. Проблемы российского спорта, которые привели к столь неудачным для нашей страны результатам Олимпийских игр в Ванкувере, имеют более глубокие корни и начались они значительно раньше.

 

— Все действительно началось намного раньше. Просто сегодня мы заходим в тупик, и надо принимать кардинальные решения, причем на самом высоком уровне. В нашем спорте многое развалилось и многое надо восстанавливать, чтобы мы в 2014 году стали в Сочи первыми, что и должно быть на самом деле. Если мы не будем шевелиться сейчас, то получим еще большие проблемы на десятилетия вперед.

Конечно, смена одного руководителя Олимпийского комитета на другого ничего не решит. Нужны кардинальные меры — пришло время заново выстраивать структуру управления спортом, оптимизировать использование денежных средств, обновлять материальную базу. А для начала мы должны понять, какие у нас цели — к чему мы стремимся и зачем это нам нужно. Сейчас понимание этого в целом есть, нужно только начать по-настоящему обустраивать наш «спортивный дом».

Парадоксально, что в стране, где спорт находится далеко не на последнем месте и спортивное движение развито довольно хорошо (посмотрите, сколько людей любят активные виды спорта — политики, бизнесмены, обыватели играют в хоккей, футбол, теннис), профессиональный спорт не может показать всех своих возможностей. Россия — страна очень одаренных людей: у нас каждый второй — гений, и не только в спорте, а мы не знаем, что с этими гениями делать! Наша страна живет далеко не так, как она достойна жить.

Зачем сваливать провал на Олимпиаде на спортсменов? Они-то, когда едут на соревнования, знают, что им надо выиграть. Олимпийские игры проводятся раз в четыре года, для спортсменов выступить на них хорошо — шанс развиваться дальше в профессиональном спорте. И потом, за хорошее выступление люди получают достойные деньги, на них они и будут жить следующие четыре года. Это не спорт в нашей стране слаб, а его организация оставляет желать лучшего. И все это прекрасно понимают, только никто не может решиться и начать налаживать этот процесс, потому что нет людей, которые готовы взять на себя ответственность. Говорить о проблемах в спорте можно бесконечно — годами, веками, но от разговоров с места ничего не сдвинется. Пора что-то менять.

— Похоже, что никто из наших спортивных чиновников сегодня не готов взять на себя ответственность за провальные результаты России на Олимпиаде в Ванкувере: Олимпийский комитет России говорит одно, а спортивные федерации — другое. Вспоминается крылатая фраза: «У победы много отцов, а поражение всегда сирота».

 

— Да, никто не берет на себя ответственность, все перекладывают вину друг на друга и никак не могут решить, какой департамент за какое направление отвечает. В итоге получается как всегда: никто ни за что не отвечает, но все остаются на своих постах.

Я считаю, что всем, кто принимает участие в управлении спортом, надо садиться за стол переговоров и вместе искать выход из сложившейся ситуации, ведь пока не будет взаимопонимания между теми, кто отвечает за спорт, дело с мертвой точки не сдвинется. Понимаю — каждый спортивный чиновник имеет и свое мнение о причинах провала на Олимпиаде, и свое видение путей развития спорта в России, одни ведомства конфликтуют с другими. Но им надо понять, что они работают для страны, а не для себя лично. Компромисс можно найти всегда и со всеми.

Сочи-2014 не за горами. Если сейчас мы не создадим нормальную базу для развития спорта, то не сможем добиться хороших результатов на следующих зимних Олимпийских играх. Все вместе мы должны разработать стратегию развития российского спорта, программу конкретных действий на следующие 20 лет и начать ее исполнять. Нужно все систематизировать и четко прописать цели. Если же действовать так, как у нас принято последние годы: грубо говоря, ставить заплатки на особо проблемные места, то будет только хуже. Заплатки в итоге отлетят, и мы останемся с усугубившимися проблемами.

— Управление спортом обязательно должно быть взято под контроль первых лиц страны?

 

— Да, здесь должен действовать серьезный авторитет. Спортивные чиновники должны кого-то бояться. Сейчас все как-то расслаблены. У нас в стране есть умные люди, которые понимают, что нам нужно заново выстраивать систему управления спортом. Осталось только всех вместе собрать, выслушать предложения, зафиксировать их и начинать работать.

— Вспоминается пример наставника сборной России по теннису, президента Федерации тенниса России (ФТР) Шамиля Анвяровича Тарпищева. Удивительно, что в таком сугубо индивидуальном виде спорта, как теннис, ему удалось сформировать столь сплоченную команду. В чем, на ваш взгляд, его секрет?

 

— Во-первых, Шамиль Анвярович очень талантливый человек, причем разносторонне талантливый, не только как спортивный менеджер и тренер. У него замечательно получаются многие вещи, и идеи о развитии тенниса и спорта в целом очень правильные. Во-вторых, у Тарпищева колоссальный опыт взаимодействия с игроками. Вот его секрет.

Нам нужно набрать хорошую команду, в которой будут царить взаимоуважение и взаимопонимание и которая, наконец, по-настоящему займется управлением спортом. Менеджерский состав должен быть очень серьезным. Сформировать его — важнейшая задача. На мой взгляд, в эту команду должны войти и авторитетные спортивные менеджеры, и новые люди, в том числе и молодые — профессиональные спортсмены, которые добились серьезных результатов в своем виде спорта, не понаслышке знают о его проблемах и о том, как их решать. Люди амбициозные, со свежими идеями и готовые работать.

— Вы лично готовы этим заняться?

 

— Конечно.

— На ваш взгляд, с чего следует начинать?

 

— С подрастающего поколения — детей и подростков. Придется выстраивать заново систему детско-юношеского спорта России, искать талантливую молодежь по всей стране, собирать ее и начинать воспитывать, чтобы лет через 10—15 мы не краснели за наши сборные на чемпионатах мира и олимпиадах.

Для этого нужно развивать материальную базу детско-юношеского спорта и спортивную инфраструктуру регионов. Спорт должен быть доступен — ведь сегодня он стал в России дорогим удовольствием. Просто отдать ребенка заниматься в спортивную секцию стоит огромных денег. А в глубинке страны детскую спортивную секцию вам еще придется хорошо поискать.

И, конечно, надо заниматься тренерской базой. У нас сейчас огромная проблема с тренерскими кадрами. Все нормальные тренеры, работавшие в стране в начале 90-х, разъехались — кто в Канаду, кто в США, кто во Францию, кто в Германию. И тренируют они иностранных спортсменов. Посмотрите на зарубежных фигуристов — почти у всех тренеры русские. В стране практически не осталось квалифицированных специалистов, особенно тех, кто умеет работать с детьми. Почему? Потому что за границей им предлагают намного лучшие условия, чем здесь. И мы еще хватаемся за голову: «Как же так, почему все российские тренеры уехали за границу? Кто в этом виноват?» Сами и виноваты.

И эти мероприятия потребуют огромных денег. Но если мы создадим что-то серьезное, все эти затраты окупятся сторицей.

— Вы принимаете активное участие в работе Федерации тенниса России? Какие задачи стоят сегодня перед федерацией?

 

— Главная задача федерации — создать теннисную систему, которая позволит России не просто сохранить позиции ведущей теннисной державы в мире, но и оставить позади себя другие страны. Начинать нужно, конечно, с детско-юношеского тенниса, с создания сетевых теннисных академий, общедоступных теннисных центров, решения кадровой тренерской проблемы.

Нам нужно развивать теннисную инфраструктуру регионов: в каждом из них должно быть как минимум по одному теннисному центру, и в каждом — спортсмены высокого уровня. Сейчас теннисных центров в стране единицы: в Москве, Московской области, Казани, Ханты-Мансийске плюс еще в нескольких городах. Но построить теннисный центр — это еще не все, важно интегрировать его в единую теннисную систему, привлечь в центр нормальных тренеров и регулярно повышать их профессиональный уровень. Как и в других видах спорта, у нас сегодня нехватка квалифицированных тренеров в детско-юношеском спорте. Согласен — в условиях такого кадрового дефицита в регионах учить детей теннису могут и бывшие военные, и «настольники», но при одном обязательном условии: если они подтвердят свою квалификацию и пройдут соответствующие стажировки. Этим мы тоже занимаемся.

Еще одна проблема: сегодня все именитые российские теннисисты, из тех, кто не уехал за границу, москвичи. И если, например, Миша Южный — коренной москвич, то Женя Кафельников — уроженец Сочи и Игорь Куницын, который родился во Владивостоке, приехали в Москву, чтобы серьезно заниматься спортом. Все талантливые ребята тянутся в столицу, и объясняется это просто: здесь лучшая спортивная инфраструктура и лучшие тренеры. Но это же неправильно! Зачем человеку покидать родной город? В конце концов, переезд — это ведь огромные затраты, и финансовые, и моральные. У талантливых ребят должна быть возможность тренироваться там, где они живут. Кто-то в будущем станет профессиональным спортсменом высокого уровня, а кто-то вырастет в тренера.

— А перспективная молодежь в российском теннисе есть?

 

— Конечно. Чем мы хуже испанцев или американцев? Проблема в том, что у Федерации тенниса России сегодня нет ресурсов для того, чтобы поддержать молодых теннисистов, наша материально-техническая база не позволяет обеспечить им нормальный тренировочный процесс. Детям просто негде тренироваться. А построить новые тренировочные площади мы не можем.

— Почему?

 

— Нет денег.

— Еще два года назад в интервью журналу «БОСС» Шамиль Тарпищев с горечью говорил, что ФТР удалось достичь максимума с теми весьма скудными финансовыми ресурсами, которые она имела, и что Россия не сможет удержать лидирующие позиции в мировом теннисе и двигаться вперед, если практика финансирования российского тенниса по остаточному принципу сохранится. Получается, что за это время ситуация не изменилась?

 

— К сожалению, нет. Нас продолжают финансировать по остаточному принципу. Средства федерации нужны для того, чтобы строить доступные тренировочные центры, находить и обучать талантливых детей, повышать квалификацию тренерских кадров, проводить больше всероссийских и международных турниров, развивать массовость тенниса в стране.

Необходимы именно государственные субсидии, а не спонсорские деньги и не кредиты. Вообще, я считаю, что финансово поддерживать спорт должно в первую очередь государство. Спорт очень важен для страны — это здоровье общества, здоровье нации. Другой вопрос: что нужно сделать для того, чтобы это финансирование было оптимальным? А не так, как сейчас: выделили много денег на какое-то направление, а в итоге там ничего не изменилось, и вообще непонятно, куда все средства делись. Мне кажется, это должно быть целевое финансирование конкретных программ и стратегий развития. Все мероприятия, на которые пойдут эти деньги, а также то, к каким результатам они должны привести, нужно четко формулировать.

Работа с будущим поколением теннисистов, с детьми — это не бизнес-проект, это трудоемкий процесс, результат которого предсказать невозможно. Никто никогда не скажет, станет ли тот или иной перспективный ребенок новой Марией Шараповой или новым Николаем Давыденко. Детям нужны доступные тренировочные площадки, квалифицированные тренеры, которых надо еще найти, обучить и мотивировать, им надо ездить на сборы и участвовать в детско-юношеских турнирах. Нам нужно стремиться к тому, чтобы из 100 детей, занимающихся теннисом, у нас получалось хотя бы десять теннисистов хорошего уровня (а в перспективе и 15—20), а не один-два, как сейчас. Так мы сможем отбирать наиболее достойных кандидатов в сборные команды России.

— Надо еще постараться сделать так, чтобы будущие Шараповы и Давыденко оставались в России, а не уезжали в США и Европу…

 

— А почему они уезжают? Потому что в России нет условий для того, чтобы теннисисты могли тренироваться и повышать свою квалификацию. Профессионально обучаться теннису у нас очень дорого. В Москве одна лишь аренда корта стоит огромных денег — в несколько раз больше, чем в Америке и Европе. В России из-за климата возможности тренировочного процесса в открытых помещениях ограниченны, а крытых помещений хорошего уровня мало. За границей теннисисту гораздо проще заработать деньги и найти имиджевых спонсоров.

Вообще, обидно, что такая огромная страна, как Россия, очень сильно отстает по спорту от других стран, от той же Америки. У нас мало развит массовый спорт. Спортивные соревнования по телевидению показывают редко, причем по большей части какие-то отрывки. В Америке по ТВ можно увидеть практически все виды спорта, начиная от лакросса и заканчивая горными лыжами. И транслируются турниры 24 часа в сутки на десятке каналов. У нас же общедоступных спортивных каналов единицы, да и те сокращают свои сетки вещания. Если хочешь смотреть больше спортивных состязаний, покупай доступ к спортивному пакету «НТВ-плюс». Разве это правильно?

— Ваши внутренние ощущения: что-то в нашем спорте сдвинется в лучшую сторону после провала в Ванкувере?

 

— Должно сдвинуться, другого пути у нас нет. Очень хочу верить, что в 2014 году в Сочи мы станем первыми.


Сафин Марат, российский теннисист, заслуженный мастер спорта России, заместитель председателя Общественного совета содействия Олимпийскому комитету России.

Родился 27 января 1980 года в Москве в семье теннисистов. С 6 до 13 лет его тренировала мать — Роза Исланова (входила в десятку лучших теннисисток СССР, позже стала известным тренером) на теннисной базе «Спартак — Ширяево Поле», которой руководил отец Марата. В 1994 году Марат поступил в Теннисную академию Панчо Альварина в Валенсии (Испания), где проучился четыре года (тренер Рафаэль Менсуа).

В 1997 теннисист завоевал свой первый титул, победив в турнире из серии «Челленджерс» в Эспино. В том же году Сафин дебютировал в АТP-туре — на Кубке Кремля в Москве. В последующие годы Марат Сафин неоднократно играл в финале Кубка Кремля.

В 1998 году Сафин победил на турнире Большого шлема в Париже Андре Агасси и Густаво Куэртена. К концу 1998 он вошел в число 50 лучших теннисистов мира. В 1999 году Сафин стал второй ракеткой России и выиграл свой первый АТР-турнир в Бостоне, а к концу года он был среди 25 лучших теннисистов мира.

В 2000 году Марат Сафин выиграл свой первый турнир Большого шлема в США, победив в финале Пита Сампраса. Всего в 2000 году он одержал победы на восьми турнирах. В сентябре 2000 года стал первой ракеткой мира в одиночном разряде (в то время — самый молодой теннисист в мире среди тех, кто занимал первое место в рейтинге АТР). В 2001 году Марат еще дважды возглавлял рейтинг АТP.

Марат Сафин — победитель пяти турниров серии Masters: в 2000 году в Торонто (Канада), в 2000, 2002 и 2004 годах — в Париже, в 2004 году — в Мадриде.

В 2002 году команда России, куда входил и Марат Сафин, впервые выиграла Кубок Дэвиса. Позже Марат неоднократно принимал участие в Кубке Дэвиса в составе нашей сборной. В частности, в 2006 году в финальной встрече команд России и Аргентины Сафин в решающем матче одержал победу над аргентинцем Хосе Акасусо, а в 2007 году он вновь принес России победу в матче против Франции, обыграв Поля-Анри Матье.

В 2002 и 2004 годах Марат Сафин выходил в финал Открытого чемпионате Австралии, а в 2005 году победил на этом турнире, выиграв у австралийца Ллейтона Хьюитта.

В ноябре 2009 года Марат Сафин объявил о завершении профессиональной карьеры теннисиста. Вскоре стало известно о его решении посвятить себя развитию российского спорта.

Марат Сафин — кавалер ордена Почета за заслуги в развитии физической культуры и спорта и многолетнюю добросовестную работу. Неоднократно становился обладателем национальной теннисной премии «Русский кубок» и ряда других профессиональных и общественных наград.