Дмитрий РОДИОНОВ: необходимость бизнес-образования — для дела или для престижа?


Текст | Дарья СУХОДОЛЬСКАЯ
Фото | из архива Д.Д. Родионова


Независимый финансовый консультант Дмитрий Дмитриевич Родионов рассказал представителю нашего журнала о своем опыте обучения в западной бизнес-школе.

— Дмитрий, вы окончили Финансовую академию по специальности «Международные финансы», работали в области лизинга и финансирования IT. Когда вам пришла в голову мысль, что просто высшего образования недостаточно и необходимо пройти курс МВА?

— Эта мысль зародилась почти пять лет назад. Я уже в то время понимал необходимость в получении западного образования. Тогда передо мной стоял выбор из нескольких программ, так называемых Masters, в области маркетинга, менеджмента, финансов или других сфер деятельности. Но в итоге я обратил внимание именно на программу «Мастер делового администрирования, MBA», поскольку именно она дает полный спектр знаний, необходимых профессиональному бизнес-менеджеру. Поэтому в 2005 году я начал обдумывать свои дальнейшие действия в этом направлении, а позднее стал более предметно изучать бизнес-школы за рубежом. В результате я занялся поиском школы на Западе и подготовкой к вступительным экзаменам.

— Все это было продиктовано опытом работы в Cisco или вообще желанием найти новые возможности для бизнес-карьеры?

— И то и другое. Как я уже объяснил, с одной стороны, было желание получить западное образование, и информация о программах и о том, что они дают, уже была у меня на тот момент. С другой стороны, в компании Cisco Systems также было принято повышать квалификацию в различных областях. Например, могу сказать, что непосредственно в нашем отделе диплом MBA уже был у многих сотрудников, особенно руководящего состава.

— Какую программу вы выбрали и по каким критериям?

— У меня было несколько критериев. Первый критерий: как уже говорилось, я хотел получить MBA именно за рубежом, а поскольку программа MBA — американское изобретение, я решил учиться именно там, а не в какой-либо другой стране, скажем в Европе. Другим критерием было то, что я все-таки подыскивал себе одногодичную программу, так как хотел пройти курс с максимальной отдачей, может быть вдвое большей, чем при двухгодичных программах, чтобы быстрее окончить учебу и вернуться к работе. При этом, конечно же, я понимал, что наиболее качественное образование будет по программе full-time (российский аналог — с отрывом от производства), а не part-time (без отрыва от производства) или executive MBA (MBA для руководителей), хотя такие виды программ тоже достаточно популярны, особенно среди топ-менеджеров, которые не могут себе позволить покинуть компанию и, таким образом, совмещают образование с работой. Поэтому, поскольку в Америке большинство программ двухгодичные, передо мной стояла непростая задача: подобрать программу, которая длилась бы только год.

Выбор пал на несколько школ, в том числе и на двухгодичные, поскольку одногодичные программы — это, скорее, исключение из правил. Итак, я выбрал несколько школ, сдал тесты TOEFL и GMAT, подал документы и, надо сказать, был в некоторые из них принят. Далее, я решил посмотреть, что, собственно говоря, представляют собой сами эти школы. Я ездил и посещал кампусы, общался с преподавателями, смотрел, как в той или иной школе все организовано, и вот после такого отбора, который продлился несколько месяцев, сделал окончательный выбор. К счастью, я нашел одногодичную программу, которая была организована в знаковом для образования городе — Бостоне и в итоге остановился на этой школе.

— В чем особенности обучения в той школе, которую вы в конце концов выбрали, насколько я знаю, она называется HULT?

— Да, программа HULT в некотором роде уникальна — прежде всего тем, что она организована в Бостоне на базе самой первой глобальной консалтинговой компании Arthur D. Little, которая в свое время реализовала целый ряд всемирно значимых проектов, например участвовала в разработке текстового процессора Microsoft Word и создании биржи Nasdaq. Поэтому основным достоинством этой школы является то, что ряд сегодняшних ее профессоров в прошлом были ведущими консультантами Arthur D. Little. Кроме того, у школы богатые традиции — она достаточно давно работает в сфере бизнес-образования, с 1964 года. Здесь действует интересный принцип подбора профессорского состава, основанный на том, что нет никаких ограничений на наем преподавателей: их можно приглашать из любых других вузов США и всего мира. Нам, например, очень повезло: в тот год, когда я учился, у нас был целый ряд блестящих профессоров, в том числе действующие бизнес-практики в области финансового менеджмента, инвестиционного менеджмента, маркетинга, а также ведущие профессора из Гарвардского университета.

— Каким образом проходило ваше обучение по выбранной программе?

— Программа оказалась очень интенсивной, поскольку традиционный двухгодичный период MBA был сжат вдвое, поэтому нагрузки были достаточно большие. При этом хотелось бы отметить, что действовала довольно жесткая система грейдинга, то есть оценок за работы, а также проводились проектные презентации, которые являлись частью предметов, которые мы изучали. Поэтому учебный и сопутствующие процессы занимали практически 24 часа в сутки, и очень часто ни на что другое времени попросту не оставалось. Пожалуй, только на сон и то недолгий — четыре-пять часов в сутки. Как принято считать, программа MBA дает базовое образование, необходимое для топ-менеджера. Курс включает многие предметы, в том числе такие, как финансы и бизнес-статистика, бухгалтерский учет по GAAP или IFRS, маркетинг, макро- и микроэкономика, а также ряд других интересных предметов, которые в принципе на определенном этапе программы можно выбирать для себя самостоятельно. Моя программа состояла из четырех модулей — ABCD. Модули A и B включали только фундаментальные дисциплины и в совокупности занимали восемь из 12 месяцев, а оставшиеся четыре месяца распределились на модули C и D. А вот последние как раз и состояли только из выборочных курсов, которые давали каждому студенту возможность самостоятельно определиться со специализацией, будь то финансы, маркетинг, менеджмент проектов или что-то другое.

— Что, по вашему мнению, может дать подобного рода образование для современных менеджеров различных уровней и руководителей предприятий?

— На мой взгляд, эффективно освоив такую программу, каждый человек способен создать тот или иной бизнес и управлять им. Он сможет управлять собственным бизнесом, а также принимать решения как наемный корпоративный управляющий (менеджер) в зависимости от того, что ему больше подходит. Интересно, что на нашу программу пришли ребята — это я их так называю по американской привычке, хотя их средний возраст был 28—30 лет — совершенно разного, иногда просто полярного опыта: там были и маркетологи, и IT-специалисты, и врачи, и даже танцоры классического балета. Я думаю, что этим людям, которые либо вообще не занимались коммерческими проектами, либо работали в какой-то конкретной области бизнеса, такое образование главным образом помогло расширить их кругозор. Безусловно, оно помогло и мне: несмотря на некоторый предшествующий опыт работы, я весьма значительно пополнил свои познания и получил представление о тех вещах, о которых прежде даже не подозревал.

— Насколько необходимо такое образование в условиях российской бизнес-среды?

— Я считаю, что российский бизнес все шире применяет лучшие практики западных бизнес-моделей. Это и международная финансовая отчетность, и маркетинг, и внедрение специальных проектов на производственных предприятиях. В связи с этим я считаю, что для руководящего состава обучение по программе MBA, возможно, и не является необходимым, но было бы весьма полезным. На мой взгляд, и российский MBA имеет определенный потенциал. Главное пожелание таким курсам — чтобы они быть приближены к американским и европейским программам, чтобы обучение было на английском языке и чтобы его проводили западные профессора. Правда, в связи с тем, что возникает проблема с переездами этих преподавателей туда и обратно, их приглашение для чтения того или иного курса представляется проблематичным, но, безусловно, хорошая программа МВА должна это учесть и воплотить.

— Насколько применимы знания и практический опыт, приобретенный при обучении на МВА, к реалиям нашего рынка?

— В принципе, эти знания универсальны как для разных стран, так и для бизнеса разных направлений и масштабов. То есть я считаю, что они одинаково полезны как для создания своего малого и среднего бизнеса, например в промышленности, сфере услуг, так и работы менеджеров крупного и среднего бизнеса — и для того и для другого эти программы дают необходимый опыт и знания.

— Насколько я понимаю, период вашего обучения пришелся на самый пик кризисных явлений в мировой экономике. Какое отражение эти события получили в процессе вашего обучения и применим ли на практике (и каким образом) полученный опыт?

— Дело в том, что экономика в принципе циклична: есть как фазы спада, так и фазы подъема. Это происходило всегда и, скорее всего, будет происходить в дальнейшем. Поэтому, наверное, мне так повезло, что я учился в период спада. Все очень внимательно следили за фондовым рынком США, поскольку он является вектором мировой экономики, к сожалению или к счастью. Мы следили за ним каждый день вне зависимости от изучаемого предмета. В классе ежедневно обсуждалось состояние экономики с уклоном на предмет, и при этом зарождалась дискуссия, делались прогнозы на будущее, возникала достаточно интересная полемика — часто она довольно точно отражала текущую ситуацию. Безусловно, кризис нашел отражение и в нашем обучении, поскольку ряд кейсов, которые мы выполняли как студенты, как раз моделировали кризисные ситуации, и, отвечая за соответствующие проекты и работы, мы должны были находить адекватные решения и выходы из этих ситуаций. Вспоминается, например, интересный кейс, связанный с большой тройкой американских автопроизводителей, непосредственно он относился к компании Ford. В то время как General Motors и Chrysler уже получили правительственные антикризисные деньги, Ford раздумывал, стоит ли прибегать к помощи государства или же удастся обойтись своими силами. Наш анализ показал, что Ford сможет обойтись без этих денег, мы нашли ключевые факторы успеха, которые это определяли, — интересно, что в итоге все так и произошло.

У меня был некоторый период, когда я хотел как можно скорее начать применять свои знания, но не было подходящего приложения моих сил. Сейчас оно есть, и я очень рад, сознавая, что знания, которые дала мне программа, работают на меня в реальном мире. В настоящий момент я занимаюсь созданием бизнес-планов и финансовых моделей как для действующих проектов, так и для стартапов.

— Стоит ли работающим людям тратить свое время и средства на подобное саморазвитие? И вообще, на ваш взгляд, окупается ли такое образование?

— Да, безусловно. Мы все мыслим экономическими категориями и когда инвестируем во что-то, то хотим иметь перспективы, хотим получить отдачу и какую-то прибыль. Потенциал для хорошего возврата инвестиций, затраченных на обучение MBA, очень велик. Безусловно, стоимость специалиста с МВА на рынке труда повышается. Но все зависит от конкретного человека. Каждый сам решает для себя: один посчитает, что лучше купить новую машину, другой — что ему достаточно той машины, которая у него есть, и он решит вложить деньги в свое образование…

— Какими наблюдениями за процессом зарубежного обучения на МВА, о возникающих проблемах, как профессиональных, так и бытовых, вы можете поделиться с нашими читателями?

— Особо острых проблем у меня, к счастью, не было, и это не случайно, поскольку я заранее готовил себя к обучению по данной программе. Но в первый период, особенно при прохождении первого модуля, возникал стресс от академической нагрузки, которая на тот момент казалась чрезмерной. А потом наступило приятное чувство облегчения, когда на третьем или четвертом модуле начинаешь понимать: то, что казалось чрезмерным, на самом деле вполне реализуемо.

Подводя итог, я могу сказать, что целиком доволен программой. У нас была квота на иностранных студентов — около 95%. Поэтому со мной учились студенты из самых разных стран: десятки совершенно разнообразных, зачастую полярных культур, которые представляли континенты — Северную и Южную Америку, Азию, Европу, Африку. Все мы были вместе, и поэтому, кроме образования и возможности жить за границей, моя программа предоставила мне еще и шанс познакомиться с культурами различных народов, что особенно важно для тех профессионалов, которые видят свое место именно в международных сделках, в международном бизнесе. Но независимо от того, какой путь изберут те, с кем я учился, мне приятно, что у меня появилось много новых друзей из самых разных стран, с разных континентов, куда я могу поехать и встретиться с ними вновь.