Ванкувер сдан


Текст | Николай ПЕСКОВ


Громкий провал России на Олимпиаде в Ванкувере ставит очень серьезные задачи по подготовке сочинской Олимпиады.

По итогам Олимпиады в Ванкувере Россия — на 11-м месте по общепринятой системе подсчета медального рейтинга. В Турине в 2006 году мы были на четвертом месте, в Солт-Лейк-Сити в 2002-м, с массой допинговых скандалов и спорных случаев судейства в отношении наших атлетов, пятыми. Еще раньше неизменно входили в тройку лидеров.

Интересно, что в этом году Канада, ранее никогда не поднимавшаяся в медальном зачете выше четвертого места, опередив США и Германию, не только вышла на первое место, но и превзошла по количеству медалей на зимних олимпиадах рекорд СССР 1976 года: у нас было 13, а у них — 14 золотых медалей.

До этого повторить рекорд не удавалось никому, хотя сейчас разыгрывается больше комплектов наград, чем разыгрывалось во второй половине 70-х (то есть в процентном отношении к общему количеству медалей рекорд СССР так и не достигнут).

Полный назад

Вспомним историю. Советский Союз довольно долго не принимал участия в олимпийских играх вообще и зимних олимпиадах в частности. Но уже в 1956 году в Кортина-д`Ампеццо, впервые приняв участие в зимних Играх, захватил безусловное лидерство.

Первое место по золотым медалям команда СССР сохраняла в 1960 году в Скво-Вэлли, в 1964 году в Инсбруке. В 1968 году в Гренобле советская команда была второй после Норвегии. В 1972-м в Саппоро вернула себе лидерство.

А в 1976 году, как уже было сказано, советские атлеты установили рекорд: в Инсбруке спортсменам СССР вручили 13 золотых, 6 серебряных и 8 бронзовых медалей.

В 80-е годы Советский Союз продолжал быть лидером зимних олимпиад. В 1980 году в Лейк-Плэсиде команда советских атлетов была на первом месте. В 1984 году в Сараеве — на втором (после ГДР). В 1988 году в Калгари вновь на первом.

В 1992 году в Альбервиле команда атлетов, выступавшая за СНГ, оказалось третьей в общем медальном зачете — и это рассматривалось как закономерная, но крайняя степень падения.

После окончательного распада единого пространства бывшего СССР Россия сохранила неплохие позиции на зимних олимпиадах, хотя часть тренерских школ зимних видов спорта остались на Украине, в Белоруссии, Казахстане, Киргизии, странах Балтии…

В 1994 году в Лиллехаммере наша страна вернула себе первое место в медальном зачете. В 1998 году в Нагано мы вновь откатились на третье место…

90-е почти ни при чем

Понятно, что потенциал спорта высоких достижений в 90-е пострадал: некоторые из тренерских школ, формировавших этот потенциал, погибли. Однако в большинстве случаев временный недостаток финансового «кислорода» и организационные проблемы не были для тренерских школ фатальными.

Многие тренеры оказались за границей и воспитывают иностранных спортсменов. Впрочем, и наших тоже — но на иностранных площадках. В 2000-е годы часть тренеров вернулась, например, в специально созданную Санкт-Петербургскую академию фигурного катания, причем вместе со своими иностранными учениками.

Однако в целом 90-е годы отнюдь не были провальными для российских олимпийцев. Более того, именно на 90-е в значительной степени пришлась реализация накапливавшегося в прошлые десятилетия советского потенциала в ряде зимних видов спорта, например в мужском фигурном катании, санно-бобслейном спорте и др.

В конце 90-х годов получили развитие такие новые для нас виды спорта, как, например, сноубординг, которые сейчас уже стали приносить медали.

В «нулевые» годы объемы финансирования спорта высших достижений выросли многократно, они одни из самых больших в мире (по экспертным оценкам, несколько миллиардов долларов в год). Размеры призовых нашим олимпийским медалистам, по словам главы думского Комитета по развитию физической культуры и спорта, олимпийского чемпиона Солт-Лейк-Сити Антона Сихарулидзе, звучавшим в комментариях электронным СМИ, одни из самых больших или даже самые большие в мире.

Во многом восстановился потенциал в хоккее, и провал дружины Вячеслава Быкова на этой Олимпиаде в четвертьфинале объясняется в первую очередь грубыми тактическими ошибками тренерского штаба. Ситуация в фигурном катании сложная, но в значительной степени из-за того, что, в отличие от советского времени, сильные исполнители не были заинтересованы в продолжении спортивной карьеры. Если, например, уход пары Бережная — Сихарулидзе в 2002 году был обусловлен возрастными причинами, то Тотьмянина и Маринин покинули спорт больше по материальным соображениям, как и сильнейшая танцевальная пара Навка — Костомаров. В результате мы впервые с 1964 года утратили лидерство в парном катании (более того, вообще не получили ни одной медали) и потеряли первую позицию в спортивных танцах.

Спортивный подвиг совершил вернувшийся за восемь месяцев до Олимпиады чемпион Турина Евгений Плющенко, доказавший несмотря на спорное второе место, что он сильнейший фигурист планеты. Но недостатки менеджмента его возвращения привели к тому, что впервые с 1992 года российские спортсмены утратили чемпионский титул в мужском одиночном катании. И впервые с 1988 года он достался американцу.

В целом крайне слабо выступили лыжники и биатлонисты, причем во многом из-за откровенного бардака в политике соответствующих федераций: изгнанные в разное время из российской сборной Анастасия Кузьмина, Дарья Домрачева и Елена Хрусталева принесли медали, соответственно, Словакии, Белоруссии и Казахстану. Такое же изгнание происходило в других видах спорта: воспитанник Елены Буяновой-Водорезовой молодой фигурист Денис Тен, которого уже сейчас называют вторым Плющенко, когда-то не заинтересовал российскую Федерацию фигурного катания и теперь выступает за Казахстан.

Сыграла роль также моральная демотивация спортсменов: все СМИ облетело высказывание Евгении Медведевой, занявшей седьмое место в лыжных гонках, о том, что ей «бежалось легко». Трудно бросить камень в Плющенко, возможно, он физически не был в состоянии показать выдающееся катание, на которое способен, — но стопроцентной самоотдачи он не продемонстрировал.

Следовательно, современные провалы — в большей степени результат мотивационных и организационных проблем. В частности, замкнутости, мафиозности и неуправляемости федераций, неуправляемости ситуации в спорте в целом. Ведь в советское время федерации были «пристяжными» профессиональными сообществами при управлениях Госкомспорта по отдельным видам спорта, а теперь развиваются как вещь в себе.

Потому прозвучавшая из Ванкувера очередная ссылка главы Минспорта Виталия Мутко и председателя Олимпийского комитета России сенатора Леонида Тягачева на «лихие 90-е» выглядит несколько странно. На самом деле за ней скрывается нежелание решать сложные организационные проблемы и прикрыть свои неудачи «успехами в отдельных областях».

Провал без плана

Провала чиновники ждали — ситуация была очевидна по последним чемпионатам мира в зимних видах спорта. Именно поэтому перед зимней Олимпиадой-2010 ОКР и Минспорт впервые не верстали медальный план.

Ситуация на последних зимних чемпионатах мира была настолько провальной, что скрыть провал стремились прежде всего визуальными эффектами. Демонстрацией успеха в таких «телевизионных» видах спорта, как хоккей и фигурное катание.

Ведь, как уже было сказано, ситуация в этих сферах не такая «смертельная», как в других.

В фигурном катании у нас был ряд сильных исполнителей. К тому же в этом виде спорта ожидался финал такой телевизионной мыльной оперы, как «камбэк» Евгения Плющенко.

Кроме того, руководители российского спорта намеревались перебить общий негативный эффект от выступления всей российской команды яркой презентацией сочинской Олимпиады.

Все получилось практически с точностью до наоборот.

В куршевельском стиле

Первым если не провалился, то оказался сильно «смазанным» проект презентации сочинской Олимпиады. С одной стороны, по заявлению председателя оргкомитета сочинской Олимпиады Дмитрия Чернушенко, благодаря в том числе и Русскому дому теперь на Западе и Востоке перестали путать Сочи и суши.

С другой — Русский дом, организованный в новорусском стиле, с массой абсолютно не значимых для мира фигур местечкового шоу-бизнеса, которые чуть ли не превзошли по своей численности команду атлетов и тренеров, стал притчей во языцех — как в России, так и за рубежом.

Как справедливо отметил ведущий программы «Постскриптум» Алексей Пушков, активность шоу-бомонда полностью смещала фокус с атлетов как главных людей Олимпиады. Цели Русского дома оказались невнятными.

К тому же на фоне одного за другим провалов российских спортсменов на соревнованиях нон-стоп-веселье в Русском доме выглядело как пир во время чумы.

Скандальный «камбэк»

Следующим провалом стал сильно смазанный «камбэк» Плющенко. Нужно было понимать изначально, что претензии Евгения Плющенко на второе олимпийское золото — беспрецедентное явление.

В мужском одиночном катании с 1952 года никто не становился олимпийским чемпионом дважды: мужское одиночное фигурное катание заслуженно имеет репутацию чрезвычайно физически тяжелого и чрезвычайно конкурентного вида спорта. Случись второе чемпионство — и была бы достигнута новая ступень в закреплении приоритета российского фигурного катания на мировой арене.

О сложности этого предприятия еще полгода назад предупреждала трехкратная олимпийская чемпионка, а ныне депутат Государственной думы Ирина Роднина. Понятно, что для реализации этого проекта нужно было приложить колоссальные усилия на всех уровнях.

Тем более что, помимо партии противников Плющенко, в мировом фигурном катании обнаружилась и партия его союзников, из-за чего, по словам Родниной, «весы качались». Но, увы, второе золото завоевать не удалось.

Проанализируем факты. Олимпийским чемпионом с перевесом чуть более чем в один балл стал американский фигурист Эван Лайсачек. При этом преимущество Лайсачека по результатам короткой и произвольной программ было чисто техническим. По новой системе подсчета баллов, компьютер случайным образом отбрасывает голоса двух из девяти судей, а затем убираются оценки судей, поставивших самые высокие оценки и самые низкие. Затем вычисляется средний балл — оценки за технику и за компоненты. Так вот, если бы компьютер отбросил оценки двух других судей, олимпийским чемпионом стал бы Плющенко.

Возмущение российских и зарубежных экспертов вызвали оценки, выставленные Плющенко за короткую программу. По параметру «стиль катания» некоторые арбитры поставили российского фигуриста на 21—22-е места. В результате он получил удивительно низкую оценку за компоненты, и его преимущество после короткой программы составляло лишь несколько десятых балла. Причем речь шла об олимпийском чемпионе Турина, который в Турине по действующей судейской системе получил по всем пяти параметрам за компоненты высочайшие оценки.

Этим скандальным баллам предшествовало письмо к судьям Олимпиады известного американского арбитра фигурного катания Джо Инмана с настоятельной просьбой присмотреться к катанию Евгения Плющенко и еще одного яркого представителя европейской школы фигурного катания — французского фигуриста Бриана Жубера, во многом перенявшего атлетическую манеру катания Плющенко и Алексея Ягудина. Инман обвинил их в отсутствии транзишнс — связок между элементами.

Выдающийся тренер мирового фигурного катания Татьяна Тарасова назвала абсурдными претензии в отсутствии транзишнс в короткой программе «где элемент стоит на элементе». Известный российский тренер, олимпийский чемпион 1994 года Алексей Урманов в своих комментариях назвал транзишнс мифическим элементом и средством произвола судей.

Письмо Инмана некоторые эксперты Всемирного союза конькобежцев назвали неэтичным, но официальной оценки оно не получило. Хотя очевидна его связь с оценками Плющенко в короткой программе.

Недоумение ведущих деятелей фигурного катания вызвало также и то обстоятельство, что олимпийским чемпионом впервые с 1994 года стал фигурист, не исполняющий четверного прыжка и не пытающийся его выполнить. По прежним представлениям, да и по совести, программы Плющенко и Лайсачека были не сопоставимы с точки зрения технических параметров.

Лайсачек с блеском откатал короткую программу и с меньшим, но все же блеском, произвольную: с мощной энергетикой, по словам трехкратной олимпийской чемпионки в парном катании Ирины Родиной, «очень четко выполнив каждый элемент», хотя и не без помарок. Евгений Плющенко представил очень сильную короткую программу и довольно рутинную произвольную, с помощью которой с перевесом в 17 очков выиграл незадолго до этого чемпионат Европы (получив преимущество над Стефаном Ламбьелем).

В произвольной он совершил чуть больше, чем Лайсачек, помарок — во многом за счет того, что катался самым последним, и выступил без чемпионского драйва. Но при этом и в короткой, и произвольной программе выполнил в ряду элементов каскад четверной тулуп — тройной тулуп, который он умеет исполнять единственный в мире из действующих в любительском спорте фигуристов.

В результате, благодаря заниженной оценке за компоненты в первом состязании и недостаточной «стоимости» четверного прыжка в нынешней таблице «стоимости» элементов, Плющенко не получил преимущества над соперником.

Так и получилось, что появился «чемпион без четверного». Первым чемпионом с четверным прыжком стал в 1994 году упоминавшийся Алексей Урманов. Уже с 1998 года, когда на Олимпиаде победил Илья Кулик, исполнение четверного прыжка стало непременным условием претензий на олимпийские награды.

Пик противоборства чрезвычайно технически сложных и при этом артистически очень ярких программ с четверными прыжками пришелся на следующий олимпийский цикл — период конкуренции Алексея Ягудина и Евгения Плющенко за золото на международных соревнованиях.

На Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити эти фигуристы показывали в произвольной программе каскады с двумя четверными прыжками. В этом противоборстве Ягудин победил с результатом (в рамках еще старой системы «6.0»), занесенным в книгу рекордов Гиннеса.

К 2006 году оставшийся в любительском спорте после Солт-Лейк-Сити Евгений Плющенко демонстрировал недосягаемый для соперников технический и артистический уровень катания и уверенно выиграл Олимпиаду в Турине. Его преимущество над серебряным призером, выдающимся швейцарским фигуристом Стефаном Ламбьелем, составило более 20 очков.

Однако после ухода Плющенко и Ламбьеля из любительского спорта наступили другие времена. Была пересмотрена таблица «стоимости» элементов — в пользу большей «демократичности», и четверной прыжок, по-прежнему самый «дорогой» из элементов, оказался приравнен «по цене» к каскаду из трех прыжков: двух тройных и одного двойного.

Возвращение сначала Ламбьеля, а затем Плющенко уже не могло изменить ситуацию: четверной прыжок стремились фактически вычеркнуть из мирового одиночного катания как «слишком акробатический» элемент. Последние чемпионаты мира выигрывались японским фигуристом Дойсуке Такахаси и тем же Эваном Лайсачеком без четверных прыжков, что раньше было немыслимо.

По сути дела, после 2006 года, со сменой поколений фигуристов пришли новые обыкновения мужского одиночного катания. Поэтому возвращение Плющенко и Ламбьеля, а также продолжение карьеры Жубера в любительском спорте стало для многих крайне негативным явлением.

Татьяна Тарасова — автор, вместе с не менее выдающимся тренером Алексеем Мишиным, «революции четверных прыжков» середины 90-х — середины 2000-х годов в мужском одиночном катании — в своих комментариях для телевидения и для прессы подчеркивала регрессивность этих изменений.

По ее словам, четверной прыжок в рамках программ, показываемых на соревнованиях, могут выполнить всего несколько человек в мире — люди, которые действительно имеют право претендовать на олимпийские награды, в то время как каскад 3+3+2 делают несколько сотен человек — его выполняют даже на юниорских соревнованиях.

Выдающиеся российские эксперты утверждают, что четверные прыжки — вершина мужского одиночного катания, главное отличие мужского одиночного катания от женского. Конечно, говорят они, речь не идет о том, чтобы четверные прыжки заслонили собой все остальное катание, в частности хореографию, ведь фигурное катание, по словам Родниной, это не чемпионат по прыжкам. Речь идет о гармоничной программе, на ведущих соревнованиях включающей этот сверхсложный элемент.

После скандала с судейством мужского турнира-2010 к отечественным экспертам присоединились и другие — представители европейского и североамериканского фигурного катания. В частности, с резкой критикой «бесчетверного» чемпионства Лайсачека выступил выдающийся канадский фигурист, трехкратный чемпион мира, призер Олимпийских игр Элвис Стойко, впервые в мире исполнивший каскад 4+3; эту точку зрения поддержала известная американская фигуриста Саша Коэн и другие.

Как отмечает Ирина Роднина, реформа системы судейства и реформа «стоимости» элементов была проведена прежде всего под диктовку представителей североамериканских федераций фигурного катания, тренеры которых не умеют ставить своим спортсменам многооборотные прыжки. И при попустительстве российской Федерации фигурного катания на коньках.

Закономерный результат этой реформы (для чего она, по мнению экспертов, и затевалась) — олимпийское золото американского фигуриста Лайсачека.

Интересно, что аналогичная ситуация в отношении учета сложных элементов произошла на ванкуверской Олимпиаде с сенсационным исполнением двух тройных акселей японской фигуристкой Мао Асадой, воспитанницей Татьяны Тарасовой. Тройной аксель — прыжок в три с половиной оборота, «мужской», в шкале сложности предшествующий четверным прыжкам. В женских турнирах его практически не исполняют. Известно, что Асада, в числе немногих фигуристок, выполняет и четверные прыжки, пока только на тренировках…

Мао Асада сорвала тройной флип и потому не была реальной претенденткой на золото, однако разрыв с лидером соревнований, корейской фигуристкой Ю-На Ким составил целых 15 баллов — то есть сложные элементы, исполненные ею, по мнению экспертов, адекватно не были оценены.

Таким образом, российская школа фигурного катания из-за «благородного невмешательства» Федерации фигурного катания России в создание правил может потерять лидерство в большинстве его видов.

Тактический провал

Эксперты жестко критикуют тактические ошибки, совершенные Плющенко, его тренером Алексеем Мишиным и Федерацией фигурного катания России в подготовке выступления фигуриста.

Короткая программа, по мнению Тарасовой, удалась, а произвольной «просто нет». «Произвольная программа неинтересная», — вторит ей Ирина Роднина. К тому же, по мнению Тарасовой, Мишин совершил ошибку в планировании катания во втором состязании — произвольной программе. Фактически решалась задача показать произвольную программу с лучшим качеством, чем на чемпионате Европы, — и она была успешно решена.

Но надо было, по мнению Тарасовой, учитывая заниженные оценки за первое состязание, показать радикально более мощную программу, чтобы обеспечить большой отрыв от соперника. Это признал и сам Мишин, заявив, что в произвольную программу нужно было включить еще один каскад прыжков. Лучше было включать не прыжки, а, например, дорожку шагов четвертого уровня сложности, считает Роднина.

Плющенко проделал за последние восемь месяцев колоссальный путь спортивного самосовершенствования. Достаточно сказать, что за три года вне спорта он «потерял» четверной прыжок: его пришлось восстанавливать почти с нуля.

И сегодня фигурист абсолютно стабильно выполняет на соревнованиях каскад четверной тулуп — тройной тулуп, а также имеет «в рукаве» не только каскад 4+3+2 (тулуп, тулуп, риттбергер), который он, в частности, представлял на Олимпиаде в Турине, но и каскад 4+3+3 (тулуп, тулуп, риттбергер), четверные лутц, сальхов и разрабатывает еще ряд каскадов с четверными прыжками.

Выступления Плющенко на Олимпиаде оказались во многом сделанными «на живую нитку» — из-за того, что ему в рабочем порядке приходилось корректировать и короткую, и произвольную программы, так как они до января 2010 года не представлялись на суд арбитров и рефери ISU. Например, на чемпионате Европы в короткой программе дорожки фигуриста были оценены техническими контролерами ISU только вторым уровнем сложности, и к произвольной программе чемпионата Европы их пришлось срочно усложнять.

Состязания в пиаре

Негативно сказались на перспективах получения второго олимпийского золота заявления фигуриста перед Олимпиадой. В частности, в последний день чемпионата Европы Плющенко высказался в таком духе: несмотря на то, что его соперники три года тренировались, он увидел то же состояние мужского катания, которое было в 2006 году.

Это заявление вызвало острую неприязнь к нему у многих представителей мирового фигурного катания. Как справедливо заметила Ирина Роднина, «сначала надо победить, а потом говорить; до победы лучше было молчать».

Сгладить негативную реакцию команда фигуриста в полной мере не смогла, а Федерация фигурного катания России безучастно наблюдала за валом «плохой прессы» о Плющенко в Северной Америке.

После проигрыша Евгений Плющенко сделал заявление, ставшее знаменитым: «Да, я не чемпион, но таково теперь фигурное катание…» По оценке многих экспертов в области общественных отношений, это заявление спортсмена можно было использовать как сильнейший пиар-ход в его пользу. Оно сработало в этом качестве первоначально само собой.

Американская сторона оказалась вынуждена оправдываться: ведущий тренер Лайсачека Фрэнк Кэрролл заявил, что у нового чемпиона на самом деле очень сложная программа. Сам Эван Лайсачек выступил со смехотворным заявлением, что он делает четверные прыжки, но сейчас не мог, потому что не полностью восстановился после травмы…

Однако затем Плющенко стал делать ошибочные ходы, превращающие его из жертвы судейского произвола в человека, претендующего на то, что ему на самом деле не принадлежит. Он выступил с резкой личной критикой соперника, заявил, что считает правильным подать протест на судейство (по нынешним правилам протест может быть подан только на математическую ошибку, хотя из любых правил, как известно, возможны исключения).

И в конце концов он неосторожно заметил, что его новая медаль для него платиновая, что тут же было отражено на официальном сайте фигуриста. Впоследствии это заявление было дезавуировано, но, как говорится, осадок остался…

В результате возникла громкая публичная разборка, в которой оказались задействованы вице-президент Федерации фигурного катания, президент Федерации фигурного катания Санкт-Петербурга Олег Нилов и находящаяся в Ванкувере супруга фигуриста, продюсер шоу-бизнеса Яна Рудковская, агитировавшие за протест, глава Минспорта Виталий Мутко и президент Федерации фигурного катания России Валентин Писеев, выступившие категорически против и фактически обвинившие лично Плющенко в проигрыше.

Глава думского Комитета по физкультуре и спорту Антон Сихарулидзе занял нейтральную позицию. А Ирина Роднина обвинила Федерацию фигурного катания в отсутствии политической поддержки своего спортсмена — такой, какая была обеспечена другими национальными федерациями в отношении их атлетов.

Скандал перешел на международный уровень. Глава Всемирного союза конькобежцев Оттавио Чинкванта заявил, что Плющенко ему напоминает пианиста, который всегда выступает с одним и тем же репертуаром. И что ISU ценит не только прыжки, но и такое катание, как, например, у американского фигуриста Джонни Вейра. Эта фиксация позиции теперь чрезвычайно затруднит разговор о пересмотре правил.

Вейр, по мнению российского спортивного обозревателя Артура Вернера, яркий представитель «муженственного» катания. С точки зрения этого известного спортивного журналиста, мужское катание должно скорее пахнуть потом, чем духами.

С критикой Плющенко, правда более мягкой, выступил президент МОК Жак Рогге. А один из российских членов МОК, четырехкратный олимпийский чемпион Александр Попов заявил, что демарши российского фигуриста были предметом обсуждения в Международном олимпийском комитете.

Апогеем скандала стал публичный обмен заявлениями Плющенко и Олимпийского комитета России, которые оказались на лентах информагентств. Можно подумать, ОКР и руководство российской делегации, возглавлявшееся двумя вице-премьерами — Александром Жуковым и Дмитрием Козаком, на месте не могли расставить все точки над i… Эксперты замечают, что это еще одно свидетельство отсутствия внятного организационного начала в российской олимпийской команде в Ванкувере.

История закончилась на довольно позитивной ноте — на льду. Плющенко продемонстрировал в олимпийских показательных выступлениях совершенно новую программу, где его новый стиль катания, который только формировался в спортивных программах, нашел наиболее целостное воплощение. И это вселяет надежду, что уникальный стайер мужского одиночного катания успешно вступает в свой четвертый олимпийский цикл.

Досрочный разгром

Но главный провал Олимпиады, безусловно, провал российской хоккейной сборной. Наша команда была одним из несомненных фаворитов соревнований. Однако в четвертьфинале оказалась буквально разгромлена канадской сборной (правда, после того как канадцы стали олимпийскими чемпионами, наши спортивные руководители получили хорошее оправдание этого разгрома).

Президент МОК Жак Рогге так прокомментировал этот проигрыш: «Я своими глазами видел победу сборной России над Канадой в финале чемпионата мира в Квебеке. Присутствовал я и на второй победе России над Канадой — год спустя и также в финале чемпионата мира, в швейцарском Берне. В олимпийском четвертьфинале победить или проиграть могла любая команда, но чтобы с таким счетом… Это меня удивило».

Еще больше удивило это российских болельщиков. К чести Вячеслава Быкова, он в тот же день заявил об отставке с поста главного тренера сборной — которая не была принята президентом Федерации хоккея России Владиславом Третьяком.

Причины поражения россиян от канадцев, а до этого еще и поражения от команды Словакии, по мнению экспертов, — это прежде всего ошибки, которые допустил Быков в подборе команды. Очевидно, стремясь всеми силами обеспечить игру под стать ожидавшемуся приезду президента Дмитрия Медведева на финал хоккейного турнира, он так нашпиговал команду мировыми хоккейными звездами российского происхождения, что она перестала быть командой.

Кроме того, как и в других сферах, сказался дефицит менеджмента соревнований. Тренерский дуэт Быков — Захаркин справляется с огромным трудом: им необходимо еще минимум два-три тренера для адекватного тактического планирования и управления — столько же, сколько в других ведущих мировых командах.

Чемпионат по скандалам

Еще когда Олимпиада миновала экватор, начались громкие скандалы как в Москве, так и в самом Ванкувере. Экстренно прилетел в Ванкувер сенатор Вячеслав Фетисов, до Мутко возглавлявший спортивное ведомство. Он открыто заявил, что, останься он во главе этого ведомства, такого провала он бы не допустил.

С разгромным интервью в «Советском спорте» и столь же разгромными комментариями в электронных СМИ выступила Ирина Роднина. В публичную полемику с советской ледовой королевой в столь же жестком духе вступил глава ОКР Леонид Тягачев, фактически назвав ее безответственной скандалисткой.

Таким образом, Олимпиада выродилась в серию громких публичных скандалов, которые наверняка продолжатся по возвращении основных действующих лиц в Москву.

Не мог не отреагировать на происходящее премьер Владимир Путин: он призвал серьезно проанализировать происшедшее и заявил о том, что последуют организационные выводы.

Что делать?

Конечно, с премьером трудно не согласиться: оргвыводы необходимы. Во-первых, понятно, что спортивное ведомство, усиленное до министерства, свои задачи не выполняет. Насколько адекватна кандидатура в качестве министра Виталия Мутко, показавшего себя ранее на ниве управления футболом — видом спорта популярным, но пока еще для России немедалеемким? Трудно сказать, учитывая, что он возглавляет ведомство только два года.

При этом нет никаких сомнений в том, что глава Олимпийского комитета России Леонид Тягачев сам должен подать в отставку, потому что провал на Олимпиаде — это прежде всего его провал.

Для того чтобы не допускать повторения такого провала в Сочи, нужно частично восстановить советскую систему управления спортом — в которой была персональная ответственность за результаты и отсутствовала вольница федераций при формировании сборных, при выборе и назначении главных тренеров. Кроме того, министерство должно разработать систему мер, исключающих доминирование отдельных спортивных кланов в рамках федераций, приводящее к «имиграции» других тренеров за рубеж (как это было, например, с Родниной, когда к власти в Федерации фигурного катания пришел Валентин Писеев).

Очень важно, чтобы министерство предметно занималось тренерскими школами и налаживало отношения с тренерами, оказавшимися вне России: чтобы они более широко участвовали в тренировке спортсменов российской сборной, а может быть, и перебирались в Россию — благо сегодня мы можем себе позволить строить для них спортивные академии.

Особая проблема, по мнению главы корпорации «Интеррос», создателя Олимпийского университета Владимира Потанина, — спортивный менеджмент. Он охватывает и долгосрочное, и среднесрочное, и «полевое» планирование. Успех, по словам Потанина, конечно, принадлежит спортсмену, но в сегодняшних условиях спорта высших достижений его не может обеспечить только спортсмен — за него должна отвечать целая бригада, его должна формировать спортивная система. Именно для подготовки этой бригады создается Олимпийский университет, который обеспечит выпуск кадров для нее к сочинской Олимпиаде.

Скорее бы, потому что иначе получится, что мы весь имиджевый эффект от проведения в нашей стране зимней Олимпиады перебьем провалами в выступлениях наших атлетов.