Меняй, но не только


Текст | Ольга ВЛАДИМИРОВА


О желании ЦБ РФ упорядочить работу пунктов обмена валюты, тех, что предоставляют только одну услугу — конверсионную, говорят с середины прошлого года. В феврале эта тема получила продолжение.

В июне 2009 года, выступая перед депутатами Государственной думы, председатель Центрального банка России Сергей Игнатьев упомянул об участившихся случаях нечистоплотных действий уличных обменников и пообещал парламентариям усилить контроль за их работой. Примерно через месяц после его выступления стало известно о намерении Банка России внести поправки в закон «О банках и банковской деятельности», по сути запрещающие открывать пункты обмена валют за пределами банковских офисов. Эта идея вызвала протест Федеральной антимонопольной службы, высказавшей мнение, что предлагаемые меры могут ограничить доступ населения к банковским услугам. Об этом, в частности, говорил заместитель руководителя ФАС Андрей Кашеваров в середине сентября на пресс-конференцию в ИТАР-ТАСС.

Впрочем, и у самой ФАС накопилось немало претензий к работе уличных обменных пунктов. Так, еще в середине 2008 года внимание ФАС привлекло резкое несоответствие в некоторых пунктах реального курса обмена валюты тому, что заявлен на табло перед входом в офис. Служба обратилась в ЦБ с просьбой уточнить порядок работы обменных пунктов и обязать их сообщать гражданам адекватные и максимально полные данные о курсах и комиссиях.

Плохо контролируемая ситуация с обменными пунктами причиняет немалое беспокойство и налоговым органам, сотрудники которых часто имеют много вопросов к их владельцам и бухгалтерам, а также МВД, куда продолжают поступать жалобы граждан на мошенничество в обменниках.

В конце зимы история получила продолжение. Директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций Банка России Михаил Сухов, выступая 8 февраля в Интерфаксе на пресс-конференции, посвященной итогам традиционной встречи банкиров с руководителями ЦБ РФ (она прошла в закрытом режиме несколькими днями ранее), конкретизировал позицию регулятора в отношении обменных пунктов. По словам Сухова, в ближайшие месяцы Центральный банк подготовит и представит на суд широкой общественности нормативные акты, согласно которым банкам будет предложено преобразовать обменные пункты, работающие в монорежиме, в любые иные структурные подразделения — филиалы, дополнительные или операционные офисы, соответственно расширив спектр предоставляемых в них услуг.

Представитель Банка России призвал не драматизировать ситуацию. По его словам, в настоящее время в России работает чуть более 700 обменных пунктов. За последнее время количество обменных пунктов в стране существенно снизилось, что Михаил Сухов связывает с тем, что солидным банкам стало невыгодно содержать офисы, в которых оказывается только одна услуга — многие давно уже работают по принципу комплексного обслуживания клиентов, предлагая в своих отделениях наряду с конверсионной и набор других услуг.

Михаил Сухов также подчеркнул, что бизнес, связанный только с обменом валюты, продолжает вызывать большую обеспокоенность ЦБ: количество претензий граждан к таким точкам не уменьшается, а контролировать их деятельность в сегодняшних условиях регулятору крайне трудно. Отметим, что сейчас, согласно законодательству, все обменные пункты должны быть отделениями банков. Это де-юре, но де-факто нередко встречаются так называемые обменники-фантомы, лишь прикрывающиеся вывеской официального и часто вполне уважаемого банка либо и вовсе банка, в природе не существующего. Против таких менял в первую очередь и направлена инициатива ЦБ.

Новость о возможных изменениях вызвала противоречивую реакцию рынка. Банкиры восприняли ее вполне лояльно. В прессе эту идею ЦБ поддержали и многие представители банков, и президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян, и президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков. Однако некоторые независимые эксперты отнеслись к новации скептически. В частности, многие согласились с высказанными ранее опасениями ФАС по поводу ограничения конкуренции и высказали предположение, что столь радикальная мера будет способствовать не только «обелению» рынка, но и появлению новых нелегальных схем обмена валюты — предприимчивые мошенники просто уйдут в тень, где «достать» их будет еще труднее.