Иван ЗАХАРОВ: стране нужны эффективные вузы


Текст | Василий СТРЕЛЬЦОВ
Фото | ГТИ (г. Курск)


Ректор Курского гуманитарно-техни-ческого института Иван Сафонович Захаров убежден, что наиболее актуальный сегодня вопрос — эффективность образовательных систем.

— Иван Сафонович, сегодня на всех уровнях очень много говорится об инициативе «Новая школа». Когда настанет черед инициативы «Новый вуз»?

— Внимание к проблемам образования — это, конечно, важно. Но, мне кажется, мы слишком увлекаемся новыми красивыми словами, зачастую забывая о сущности вопроса.

Я думаю, что гораздо лучше сущность обновления высшей школы подчеркивает словосочетание «эффективный вуз». Эффективный не как бизнес-единица, то есть приносящий прибыль, а решающий задачу качественной подготовки образованных кадров для страны в условиях экономических ограничений. Эффективность, мне кажется, более правильное, более точное слово — новизны уже достаточно.

Существуют теперь, как вы знаете, три статуса высшего учебного заведения: институт, академия, университет. У каждого из этих статусов свое целевое назначение. Говоря упрощенно, институт — это заведение, осуществляющее специализированную подготовку, нацеленную на конкретные производственные потребности; университет — широкую, с прицелом на науку, подготовку; академия — глубокую специализированную, с ориентацией на науку, но в определенной отраслевой области.

Однако на практике очень часто мы не видим особой разницы между институтом, университетом и академией. А она должна быть.

Особенность института, на мой взгляд, — максимально глубокая производственная направленность, конечно и с хорошей научной подготовкой, но с акцентом на конкретные нужды производства. Фундаментальная научная подготовка — это задача университетов.

Вузы с жесткой производственной направленностью очень важны нашему народному хозяйству. Потому что слабая подготовленность специалистов для его нужд — главное слабое место российской экономики.

Именно поэтому у нас в стране большие проблемы в производственном секторе — и с качеством продукции, и с внедрением новых идей и технологий.

В США, Великобритании, Германии при подготовке специалистов доминирует производственная направленность. У нас же в большинстве вузов доминирует общая подготовка, отсутствует непосредственная тесная связь с производством.

Общая подготовка важна, она расширяет кругозор, дает возможность специалисту в случае необходимости корректировать свою специализацию. Но она не может заменить четкой специальной подготовки: чтобы выпускник пришел на предприятие и сразу начал отрабатывать свою зарплату, а не проходил на нем дополнительную учебу.

Решение этой проблемы ни много ни мало залог конкурентоспособности российской продукции. Сегодня речь идет о создании в нашей стране общества, построенного на знаниях. В таком обществе не может быть границы между созданием нового и его реализацией на практике. А если это так, проблема внедрения для него вообще должна стать нонсенсом.

Итак, главнейшая задача Гуманитарно-технического института — обеспечить производственную направленность специалистов. Миссия нашего вуза — подготовить специалистов, обеспечивающих выпуск современной конкурентоспособной продукции.

— У вас институт, готовящий и по гуманитарным, и по техническим специальностям. Чем продиктовано такое сочетание?

— Не секрет, что большинство негосударственных вузов готовят гуманитарных специалистов. Потому что для их подготовки не требуются большая лабораторная и производственная базы. А подготовка технических специалистов — удел государственных вузов.

Мы решили сломать эту тенденцию и одновременно обеспечить четкую ориентацию специалистов на нужды производства — то есть создать модель нового для нашей страны, современного, вуза.

Первыми у нас появились гуманитарные специальности — для того, чтобы встать на ноги, закрепиться на образовательном рынке. Но изначально мы ставили своей целью открытие технических направлений. И подготовка наших гуманитариев — экономистов, бухгалтеров и юристов — всецело направлена на производственные нужды.

К тому же неверно считать, что гуманитарную подготовку можно обеспечить только имея в своем распоряжении аудитории, обеспеченные досками и мелом. Сегодняшнее гуманитарное образование немыслимо без серьезных информационных ресурсов, информационных систем.

Технические специальности, конечно, требуют больших вложений. К тому же, в отличие от гуманитарных, сразу не окупаются. И они появились у нас постепенно — по мере накопления ресурсов, создания технологической и лабораторной базы, установления теснейших, по сути симбиотических, отношений с производственными предприятиями.

Очень важно, на мой взгляд, чтобы в техническом вузе гуманитарии соседствовали с технарями. Так во всем мире: если рассмотрим любой ведущий технический вуз мира, мы найдем там и определенный спектр гуманитарных специальностей.

Считаю, что очень важно взаимодействие студентов двух направлений: гуманитарного и технического — оно ведет к взаимообогащению. Я вижу на примере нашего института, что даже молодые семьи формируются именно из студентов двух разных направлений.

— Какие главные проблемы вы видите в современной высшей школе?

— Первая — отсутствие четкого описания и понимания в органах власти направлений развития страны и региона. Оно необходимо, чтобы у нас, вуза, было четкое понимание того, какой профессионал и для каких целей нужен будет через пять лет. Вуз готовит ведь не сегодняшнего — будущего специалиста.

Если у нас нет понимания, каких специалистов готовить для региональной экономики, как мы можем работать? Стратегии развития регионов часто слабо сочетаются с действительностью. Потому что в региональной экономике постоянно происходят малопредсказуемые события.

Например, одним из крупнейших предприятий нашего региона был курский «Счетмаш». В советские времена он выпускал знаменитую ЭВМ «Искра» — за ней выстраивались в очередь.

Я, будучи заведующим кафедрой конструирования и технологии электронно-вычислительных средств Курского политехнического института, не мог получить «Искру», не помогало даже личное знакомство с директором предприятия.

В пореформенные годы «Счетмаш» сориентировался на автомобильную электронику: индикаторные устройства, путеводители и другие устройства — для автомобилей «АвтоВАЗа». Но в кризис производство на «АвтоВАЗе» рухнуло, оно сегодня реструктурируется совместно с «Рено». «Счетмаш» же не смог вписаться в новую схему — предприятие ликвидировано.

Как же можно развиваться при таком уровне непредсказуемости? Речь же идет не о мелком бизнесе. Система образования может развиваться, понимая, как будет развиваться экономика, понимая приоритеты государственной экономической политики.

Но все равно институт должен в первую очередь ориентироваться на потребности реальной экономики, а не на «хотелки» органов власти. Главное для него — тесный контакт с производством. Руководители органов власти приходят и уходят, а хозяйствующие субъекты остаются.

Другая проблема — очень большой дефицит адекватных кадров профессорско-преподавательского состава. На их подготовку уходят долгие годы, затрачиваются огромные средства.

И, самое главное, предмет, который читает преподаватель, должен быть для него родным. Просто почитать книжку и потом пересказать ее содержание студенту — это не преподавание предмета, а профанация.

Кроме того, в преподавании очень важно не просто дать студенту информацию, но правильно расставить акценты, методически правильно преподнести дисциплину. Вот тогда она будет усвоена. Сегодня нередко это не учитывается: очень часто не столько дают знания, сколько загружают головы непереваренной информацией. Понятно, что толку от этого мало…

«Методический дефицит» развивается на фоне смены старых научно-педагогических школ, которые, может быть, и не так сильны в новейших дисциплинах, зато обладают большим педагогическим и методическим опытом. Новые люди, молодые педагоги под лозунгом смены парадигмы образования зачастую начинают переворачивать все вверх дном, что приводит к печальным последствиям.

Убежден, что в профессорско-преподава-тельском составе должно быть оптимальное сочетание молодых преподавателей и преподавателей с большим педагогическим и методическим опытом. Тем более что есть и профессора в возрасте, которые ничуть не уступают своим молодым коллегам в живости ума и готовности усваивать и транслировать студентам новое, обладая огромными научными знаниями

На мой взгляд, тяжелый удар по преподаванию во многих вузах нанесло непродуманное распространение системы «50 на 50»: когда только половина учебного времени студента приходится на аудиторные занятия, а половина — на самостоятельную работу.

— Англосаксонская система?

— Да-да. Невозможность, нежелание и неумение обеспечить контроль за самостоятельной работой привели к печальным последствиям. Самостоятельных занятий де-факто нет, а аудиторные резко сокращены. В результате то, что было бы хоть как-то усвоено — за счет контроля посещаемости лекций и семинаров, теперь практически не усваивается.

Все это ведет к снижению качества подготовки студентов, которое и без того невысоко после сегодняшней средней школы. И это третья ключевая проблема современной высшей школы.

Слабая подготовка школьника — головная боль всех вузов. Сегодня большинство школьников не готовы к восприятию дисциплин на первом курсе.

— Это результат «системы ЕГЭ»?

— Не только. Результат целого ряда причин. 90-е годы нам будут аукаться очень долго в самых разных сферах.

Они аукаются, например, той идеологией, с которой люди старались выжить в те годы. Слом всех основ нормальной жизни привел к тому, что каждый выживал как умел. И ориентации на выживание, тотальный цинизм «люди девяностых» передают своим детям. Эти дети думают только о дне сегодняшнем, о том, как приспособиться к текущей ситуации. Они полны цинизма и примитивного прагматизма.

Тех школьников, у которых есть искра в глазах, все меньше и меньше. Им безразлично, лежит у них душа к избранной профессии или нет — только прагматические соображения им диктуют поступление в тот или иной вуз.

Еще один немаловажный момент. Очень много больных школьников — и физически, и не только физически… При этом лечения они не получают. Это накладывает очень сильный отпечаток на учебный процесс и школы, и вуза.

Проблема школы, молодежи — комплексная социальная проблема. Проект «Наша новая школа» не заработает в одночасье, и он не должен реализовываться как локальный проект только системы образования — задача эта для всего общества.

Четвертая проблема — трудности реализации вузовского интеллектуального потенциала. Вузовский интеллектуал должен быть востребован, чтобы ему не приходилось искать подработку на стороне. Он, а также студент должны реализовывать себя в рамках исследовательских проектов в стенах вуза.

Такие проекты должны стать важными источниками доходов вуза. Но сегодня зачастую высшее учебное заведение у нас воспринимается как место, где дают базовые знания. От этого представления о вузе надо уходить.

В рыночной экономике высшее учебное заведение — это главный инструмент прикладных научных исследований и разработок. Обучение и исследования взаимно обогащают друг друга. Именно высшее учебное заведение, ведущее современные исследования, может похвастаться тем, что действительно готовит кадры завтрашнего дня — кадры переднего края технологического перевооружения.

— Вы в самом начале нашего разговора сказали, что центральный вопрос преобразований в системе высшей школы — эффективность вуза… И при этом заметили, что к вузу невозможно подходить как к бизнесу — то есть как к источнику получения прибыли.

— Совершенно верно. Эффективность вуза — это прежде всего два фактора: востребованность подготовленных кадров и реализованный интеллектуальный потенциал профессорско-преподавательского состава.

Конечно, ключевой вопрос для вуза, как и для любой единицы рыночной экономики, — финансовый: привлечение и распределение ресурсов. Эти две задачи взаимосвязаны.

Но решать вопрос можно по-разному. Можно выплатить всем большую зарплату. А можно вложить в первую очередь в развитие — и завтра в вуз поступит большее число студентов.

Здесь должен соблюдаться баланс. Обеспечить его — настоящее искусство. Но при этом нужно принять в качестве аксиомы, что без подсистемы перспективного развития в современном мире ничто не может считаться успешным проектом. Потому что общество и производство быстро меняются — а вузу надо меняться быстрее их, во многом предвосхищать изменения.

Если в вуз идут студенты — значит, будет зарплата педагогам, средства на развитие материально-технической базы, следовательно, будут доходы от НИОКР с участием студентов, высокая востребованность выпускников предприятиями, а значит, спонсорские деньги. Все это приводит к увеличению спроса на образовательные услуги вуза. Вот такой экономический вечный двигатель…

— Любая эффективная организация требует эффективного руководства.

— Вот именно. Потому роль и требования к руководству очень большие и многоплановые. Его задача — сформулировать цель, миссию вуза, под них найти ресурсы, подобрать кадры…

Роль руководителя — организовать достижение цели с минимальными затратами. Он может обеспечить их достижение с помощью команды профессионалов, при этом не обязательно единомышленников.

Не обязательно в ней должны быть люди, которые во всем с руководителем соглашаются. Руководитель — тоже человек, и общее дело выиграет, если кто-то предложит иной взгляд, иной подход.

Эффективный ректор — это, по моему мнению, лидер в педагогике и науке. Сегодня нередко считается, что ректором может быть хозяйственник, менеджер. На мой взгляд, это заблуждение. Вуз — это не завод, не компания.

Мне представляется неправильным, что ректор сегодня выводится из профессорско-преподавательского состава. Если у ректора нет академической, научной нагрузки — как же он будет держать руку на пульсе происходящего в вузе? Если он не является лидером в научной работе и преподавании — как же он завоюет авторитет в творческом, по сути своей, коллективе высшего учебного заведения?

Нельзя руководить вузом только из кабинета, ориентируясь только на финансовые сметы. Такая работа ректора — глубочайшая ошибка. Но она в системе высшего образования, к сожалению, укореняется все больше и больше.

В результате вузы теряют свою миссию, становятся только производственными единицами. Из них выветривается дух творчества, дух образовательных учреждений.

Как бы «чистый» менеджер, поставленный на ректорство, ни старался, у него не получится создать успешный вуз. Убежден, что подобную идеологию ректор должен распространить и на заведующих кафедрами, они должны быть прямыми специалистами, непосредственно отвечающими за качество подготовки по своим специальностям.

Итак, эффективный ректор должен быть квалифицированным педагогом, авторитетным ученым, хорошим организатором и хорошим практическим экономистом. Вот четыре основных критерия, которым должен отвечать современный ректор. Их сочетание — важнейших залог эффективности и развития современного образовательного учреждения.


Иван Сафонович Захаров родился 25 октября 1942 года в Красноярском крае. В 1965 году окончил Томский институт радиоэлектроники и электронной техники (ТИРиЭТ). После окончания аспирантуры и защиты кандидатской диссертации в Томском государственном университете вернулся в ТИРиЭТ, где работал до 1988 года, пройдя все ступени преподавательской лестницы — от ассистента до заведующего кафедрой «Диэлектрики и полупроводники» — и защитив докторскую десертацию. В 1988 году И.С. Захаров перешел на работу в Курский политехнический институт (сейчас Курский государственный технический университет) на должность заведующего кафедрой «Конструирование и технология электронно-вычисли-тельных средств» и одновременно проректора по научной работе. С 2001 года — ректор КурскГТУ. С 2008 года Иван Сафонович является ректором Курского гуманитарно-технического института.

И.С. Захаров — автор более чем 500 научных трудов, обладатель более чем 200 патентов на изобретения. Главный редактор всероссийского научного журнала «Телекоммуникации», соредактор Международного журнала Telecommunications and Radio Engineering, действительный член Международной академии информатизации, Международной дипломатической академии и ряда других международных и российских академий.

И.С. Захаров удостоен многих государственных и общественных наград, среди которых орден Дружбы, знаки «Почетный работник высшего образования», «Заслуженный деятель науки и техники РФ», звание «Ректор года 2005».