«Вот и вся любовь». Литературный дебют Марины Голубицкой

В конце января в Центральном доме журналистов состоялась презентация первой книги Марины Голубицкой «Вот и вся любовь». Сложно сказать, о чем эта книга… а может и несложно. О людях, о любви… Это сложно? Просто?

Книга о любимой учительнице или же книга о своей собственной жизни? О Елене Николаевне, преподающей литературу, о том, какая она замечательная, как автор не могла без нее, без ее «оценки». Или же о своей собственной женской доле — матери троих детей, кандидата наук, о болезнях, о которых нельзя никому рассказать… Один из прототипов книги присутствовал на презентации и сказал, что если бы не был участником событий, то подумал бы, что это фантастика. Бывают ли такие педагоги? У всех есть любимые учителя, но все ли пишут им письма? Обо всех ли так часто вспоминают? Книга вышла под грифом «Романы без вранья». Но ведь и не важно — правда это или нет.

Основная линия сюжета разыгрывается в переписке (и событиях, ее сопровождающих) между Ириной (Мариной Голубицкой) и ее учителем по литературе (Еленой Николаевной). Автор постоянно обращается к ней как моральному авторитету. Злиться если та ей не отвечает. Обижается, когда она не точно цитирует ее письма. Подчас складывается впечатление, что автор не столько ждет оценки, сколько хочет просто написать письмо, полемизируя с самим собой. Марина, не отягощая читателя проблемами своей жизни, деликатно возвращает его к своему учителю. Но это вообще не главное в книге, более того, совсем не на это обращаешь внимание. Остаются в памяти яркие зарисовки и сочные образы. Как Иринка списывала диктанты по сольфеджио в музыкальной школе, как сиплым пением приводила в шок преподавателя… Про первые поцелуи в шесть утра перед уроками… Как безответно влюбилась в пионерском лагере в красавца, по которому долго страдала. Эмоциональные описания квартиры дяди Фимы, которая поделена на две части: неверующую и некурящую — и дымящую, как паровоз, православную. И можно сколь угодно критиковать книгу за затянутость сюжета, перегруженность персонажами, невыстрелившие подчас ружья — повесть живая.

Все эти строки прожиты. Они по-довлатовски дышат жизнью, читая их не просто знакомишься с чьей-то судьбой — узнаешь себя. Писатель хорош тогда, когда поднялся над личным, когда ушел от частного. Так вот, читая книгу, удивляешься: да ведь ты не один испытал подобное! И все потому, что автор искренне пишет о том, что с ним произошло. Пишет от души, или от сердца — или как там правильно надо говорить? И, безусловно, книга именно этим и выделятся среди прочих, вышедших за последние годы.

«Напиши! Я однажды уже писала… Не письмо — маленький рассказик, как-то обмолвилась об этом Е.Н. — между прочим, прибедняясь и ерничая, не собиралась же я стать писателем! Она не отреагировала, не попросила, чтоб я прислала ей текст, вести дневник — вот все, что она мне советовала… Но эта история словно толкала меня изнутри. Я включила компьютер, и вдруг все полетело само собой, я едва успевала найти нужные буквы…»