Дмитрий КИСЕЛЕВ: велнес — это образ жизни


Текст | Иван ПЕТРОВ
Фото | из архива ELSE Club


Велнес как принципиально новое направление индустрии здоровья начал развиваться в России относительно недавно, а количество отечественных велнес-клубов сегодня можно пересчитать по пальцам. Однако Дмитрий Киселев, генеральный директор ELSE Club — первого в нашей стране велнес-клуба, построенного в соответствии с международными стандартами и требованиями, убежден, что у этого рынка большие перспективы.

— Дмитрий Валентинович, расскажите немного о себе. Как вы пришли в велнес-индустрию, как стали генеральным директором ELSE Club?

— Я профессиональный менеджер, окончил Государственную академию управления, факультет международной экономики.

В начале 90-х я работал в крупнейшей мебельной компании Канады GLOBAL, где занимался вопросами, которые входят сейчас в предметную область wellness workplace, то есть комфорт и безопасность. Это очень интересная область, тесно переплетающаяся с эргономикой и организацией управленческого труда.

В фитнес-индустрию я пришел в начале 2000-х годов, руководил несколькими проектами в этой сфере, самым интересным из которых был проект девелоперской компании «Авгур Эстейт» — «Камелот GYM».

За проектом ELSE я следил почти с самого момента его зарождения и в 2007 году перешел туда, а спустя некоторое время, в том же году, возглавил ELSE Club.

— На Западе велнес начал развиваться в начале 60-х годов прошлого века, в Россию же он пришел лишь несколько лет назад. И, честно говоря, сегодня далеко не всем нашим соотечественникам понятно, что означает слово wellness, ведь и в английском языке оно появилось относительно недавно.

— На самом деле слово wellness впервые было произнесено почти 50 лет назад. В 1961 году автор этой идеи доктор медицины Алберт Данн в своей работе «High-Level Wellness» охарактеризовал велнес как образ жизни, «при котором человек преследует цель поднять свое физическое состояние и улучшить свое психическое самочувствие». Другое дело, что слово это, да и саму философию велнеса тогда почти никто не заметил.

— Почему?

— Всему свое время. По большому счету, доктор Данн не сказал ничего нового: люди испокон веку хотели быть здоровыми и счастливыми, к этому стремились почти все общества, за исключением разве что самых брутальных. Книга «High-Level Wellness» представляла собой сборник 29 медицинских статей, поэтому она была интересна только узкому кругу специалистов.

Почти то же самое произошло за 60 лет до этого с трудом Ильи Ильича Мечникова «Этюды о природе человека», который был опубликован в 1904 году. Современников не привлекла предложенная Мечниковым теория ортобиоза, который он охарактеризовал как «достижение полного и счастливого цикла жизни, заканчивающегося спокойной естественной смертью». А это, по сути, предвестник философии велнеса. В 1904 году обществу было не до этого. Тогда даже самые развитые страны мира еще не столкнулись с проблемой резко увеличивающейся продолжительности жизни граждан, старения населения, не знал мир и тех бед, что несет с собой переедание.

О теории Алберта Данна вспомнили лишь 10—15 лет спустя после ее появления. К тому времени послевоенное поколение бэби-бумеров стало стареть, в развитых странах чрезвычайно выросло потребление, в Европе и США окончательно оформился средний класс. Ритм жизни заметно ускорился, в полную мощь заработала индустрия фастфуда, население западных стран начало активно набирать вес. Как следствие, в обществе появился интерес к здоровому образу жизни в целом и к велнесу в частности.

В 70-е годы прошлого века Билл Хетлер построил шестигранник велнеса как единство не только физического и духовного, но и интеллектуального, эмоционального, социального и профессионального факторов.

— А какое место в этой концепции занимают велнес-клубы?

— Это очень интересная тема, связанная с практическим применением философии велнеса. Конечно, велнес — прежде всего образ жизни, он не ограничивается рамками конкретного велнес-клуба или возможностями велнес-индустрии. Более того, идеологи велнеса говорят, что велнес как образ жизни вообще может быть практически бесплатным. И мы с этим в определенной мере согласны. Например, вы можете поехать за город и пойти в лес за грибами — это тоже будет велнес. Вы же дышите свежим воздухом, двигаетесь, получаете удовольствие от общения с природой, расслабляетесь. Другое дело, что в современном городе естественных возможностей для такого времяпрепровождения совсем не осталось. Мы живем в бешеном ритме, привязаны к конкретному месту жительства, конкретному месту работу, и порой на себя времени практически не остается, а жить в стиле велнес нужно непрерывно. Для того чтобы помочь людям решить эту задачу, и появились велнес-клубы — физические строения, где по максимуму реализованы все функции велнеса.

— Вы неоднократно говорили, что велнес-клуб может существовать только в премиальном сегменте. Почему?

— Нужно понимать, что премиальность — это не искусственный барьер, она обусловлена структурой бизнеса, и сегодня концепцию классического велнес-клуба можно реализовать только в премиум-сегменте. Городской велнес-клуб должен соответствовать нескольким принципиальным требованиям, поэтому первоначальные инвестиции в такой проект очень высоки — на порядок выше, чем, например, вложения в фитнес-клуб.

Во-первых, дорога до клуба из любого места города должна занимать не более полутора часов — чтобы клиент мог приезжать сюда на три-четыре часа несколько раз в неделю. Во-вторых, велнес-клуб должен воссоздавать природу в городской среде. Именно поэтому львиная доля инвестиций, 80—85%, приходится на строительство и технологическое оборудование. Воссоздавать природу чрезвычайно сложно, это не только интерьер с использованием разных материалов — камня, дерева, стекла, не только специальное освещение, но и система кондиционирования и очистки воздуха, чистейшая вода. Все это чрезвычайно дорогое удовольствие.

В-третьих, в классическом велнес-клубе в полном формате должны быть реализованы все составляющие велнеса. Все, что связано с движением, то есть многофункциональная фитнес-зона; все, что связано с восстановлением и релаксацией — SPA и, соответственно, термальный комплекс, целая галерея саун и бань, а также аквазона. Естественно, должна быть реабилитационная зона, где клиенты будут проходить специальные восстановительные программы и диагностику. Диетологическое направление тоже должно быть представлено в максимальном объеме: желательно, чтобы в клубе было не только кафе, но и велнес-ресторан либо классический ресторан с велнес-меню.

В-четвертых, в велнес-клубе обеспечивается персонифицированный подход к клиенту — здесь все ориентировано на человека, который приобретает в нем членство. Велнес-программы составляются индивидуально для каждого. Получается, что на одного клиента (а всего в велнес-клубе должно быть не более 2 тыс. членов на 5000 кв. м) должно приходиться довольно большое число сотрудников. Именно это обеспечивает персонифицированность подхода и премиальность.

Каждому гостю уделяется очень серьезное внимание со стороны персонала и прежде всего со стороны личного велнес-консультанта. Наличие велнес-консультантов — еще одна особенность таких клубов. Этот специалист направляет работу всей системы на реализацию желаний и возможностей клиента. Именно он дает комплексную рекомендацию по велнесу, а потом оценивает результат.

— У кого возникла идея создания ELSE Club и как проходил первоначальный этап реализации проекта?

— Это проект концерна КРОСТ.

— А почему ELSE Club разместился в парке Покровское-Стрешнево?

— Построить в Москве такого рода объект довольно сложно: в месте расположения велнес-клуба воздух изначально должен быть чистым. А в столице экологически благоприятных мест, находящихся относительно недалеко от центра, мест сосредоточения бизнеса и основных магистралей осталось не так уж много. Это большая удача, что место для клуба было найдено именно здесь, в одном из лучших столичных парков.

— Вы не планируете сделать на базе ELSE сеть велнес-клубов?

— Об этом пока рано говорить. Даже в Москве велнес-клубов сегодня очень мало. Сетевых операторов на рынке пока нет, это дело ближайшего будущего.

— Насколько вообще привлекателен этот бизнес? И как вы оцениваете перспективы российского рынка велнес-клубов?

— Бизнес чрезвычайно интересен, у него очень хорошая рентабельность. При правильном позиционировании среднесрочный возврат инвестиций, вложенных в велнес-клуб, может составить семь-восемь лет.

Думаю, что в ближайшее время в России начнется бум велнес-клубов. В течение следующих трех лет в Москве откроется семь-восемь новых клубов, а в целом по России их будет минимум 15. Эти прогнозы основаны, в частности, на увеличении числа обращений к нам за консультациями по вопросам организации такого бизнеса.

— Помогать другим, а не препятствовать конкурентам — это ведь тоже одна из идей философии велнеса…

— В прямом смысле конкурентов у нас нет: ELSE проектировался и строился как велнес-клуб изначально. Другие же российские велнес-клубы — это по сути фитнес-клубы премиум-сегмента, прошедшие апгрейд. Здесь нет ничего плохого, это закономерное направление развития для премиального фитнеса и, может быть, единственно верное.

Насыщение рынка велнеса произойдет еще очень-очень нескоро. Как я уже сказал, в велнес-клубе должно быть максимум 2 тыс. клиентов на 5000 кв. м. Судите сами: в Москве сейчас проживает 88 тыс. миллионеров, но, чтобы вступить в велнес-клуб, не обязательно быть миллионером, достаточно быть просто обеспеченным человеком. Семь-восемь новых полноформатных клубов в столице — это еще 14—16 тыс. клиентов. О какой конкуренции тут может идти речь? Другое дело, что увеличение количества велнес-клубов может повлиять на сегмент премиального фитнеса. Ведь при той же стоимости клубной карты они не в состоянии предоставить своим клиентам набор услуг, аналогичный велнес-программе. Вот таким клубам, на мой взгляд, стоит побеспокоиться.

Так что, повторю, в ближайшие годы конкуренция нам не страшна.