Роман БОУШ: воспитывать культуру вождения нужно со школьной скамьи


Текст | Николай МАТВЕЕВ
Фото | Наталья ПУСТЫННИКОВА


Роман Леонидович Боуш, директор научно-производственного предприятия «ТРЕНЕР» — ведущего российского разработчика и производителя автомобильных тренажеров, профессор кафедры теории и методики прикладных видов спорта и экстремальной деятельности Российского государственного университета физической культуры, спорта и туризма (РГУФКСиТ), мастер спорта. Он убежден, что реализовать президентскую инициативу радикального повышения безопасности на дорогах можно только посредством массового повышения культуры вождения с помощью специальных программ обучения.

— Роман Леонидович, насколько остра сегодня проблема обучения будущих водителей с помощью тренажеров?

— Я считаю, это ключевой элемент формирования культуры вождения — самого, пожалуй, главного пункта в решении проблемы безопасности на российских дорогах, о которой постоянно сообщают СМИ и даже говорит президент страны.

Мы рекордсмены по количеству аварий со смертельным исходом на дорогах: до 100 человек в день, 36 тыс. в год — потери как на большой войне! Такого нет нигде в мире: в Норвегии, например, гибель на дорогах сведена почти к нулю за счет повышения культуры вождения и четкого соблюдения достаточно жестких правил. Очень высоких результатов по снижению аварийности добились и в других европейских странах. То есть проблема решаема, и не только по линии ужесточения правил дорожного движения и повышения ответственности, но прежде всего по линии повышения культуры, уровня профессиональной подготовленности участников дорожного движения, что и является главным направлением работы НПП «ТРЕНЕР».

Культуры вождения сегодня нет потому, что параллельно взрывному росту количества водителей в России так же быстро деградировала система подготовки автомобилистов. Не секрет, что уровень профессионализма большинства автошкол довольно низок. Новейшие педагогические технологии используются ими, к сожалению, в очень малой степени.

— То есть фактически уничтожена советская система обучения, а новой не создано?

— Практически так, хотя и в советской системе была масса недостатков. Значительная часть советских водителей, даже профессионалов, прошли через армейские автомобильные батальоны и школы ДОСААФ, а дальше — наработка опыта и закрепление зачастую спонтанно сложившейся водительской практики…

Именно для серьезной переподготовки водителей создавался в 1980?е годы Центр высшего водительского мастерства при нашем вузе, работе в котором я отдал почти 20 лет. Он начинался с использования опыта спортсменов, лидеров нашего автоспорта — ралли, кольцевых гонок.

Для создания методики использовался также опыт водителей-профессионалов самого высокого уровня, то есть водителей, которым доверялась безопасность лиц самого высокого ранга. Однако выяснилось, что даже у этих водителей имеются существенные изъяны в профессиональной подготовленности, чаще всего связанные с отсутствием «правильной школы», то есть базовых навыков в управлении транспортными средствами.

У меня две специальности — физиолог и педагог, поэтому в центре пришлось заниматься проблемами физиологии водительского труда, тестированием — оценкой профессиональной готовности, а также вопросами обучения разных категорий водителей — не только спортсменов или асов-профессионалов, но и «простых смертных».

Здесь у меня и зародились мысли о совершенствовании системы подготовки водителей с использованием, как сейчас говорят, инновационных технологий — автоматизированных обучающих комплексов. Суть — в отработке движений, как в спорте, за счет многократного повторения одних и тех же действий, но в разных дорожных условиях и в разных скоростных режимах. Только после того как навыки сформированы, что подтверждается тестами, водитель допускается до соответствующих действий на реальном транспортном средстве.

Постепенно я сконцентрировался именно на разработке, а в дальнейшем — производстве автомобильных тренажеров. Так возникло ООО «НПП “ТРЕНЕР”»…

— Но вернемся к нынешней системе подготовки водителей…

— Сегодня произошла смена поколений водителей. «Старичков», которые учились чему-нибудь и как-нибудь, но все же учились, все меньше на дорогах. Но с новичками проблем во сто крат больше — требуется воздействовать на их собственную самооценку, их приходится буквально обучать заново, формировать умение «читать дорогу» и понимать действия других участников движения.

Особая тема: очень большой процент среди водителей сегодня составляют женщины, чего раньше не было. А это совершенно другая водительская физиология и, самое главное, психология.

— А какова ваша методология подготовки?

— Речь идет о выработке так называемых автоматизмов. Если водитель думает на трассе о том, как ему управлять транспортным средством, как включить первую, вторую, третью передачу, он теряет контроль над ситуацией на дороге и рано или поздно попадает в аварию. Потому базовые навыки управления ТС должны быть сформированы у водителя на уровне подкорки, на дороге он должен решать задачи более высокого уровня — обеспечение безопасности движения.

Потому так и важна отработка движений на тренажере, отработка техники действий в тех или иных ситуациях. Тренажеры в этом смысле незаменимы. На реальном «школьном» автомобиле вам вряд ли кто позволит, много раз подряд совершить трогание… Но ведь из-за того что водитель не умеет трогаться, происходит масса неприятностей: не всегда правильно выполняется работа с педалями, двигатель может заглохнуть, автомобиль дергается и т.п. А это таит в себе опасность как повреждения автомобиля, так и, что более важно, нарушения безопасности участников дорожного движения.

Особо подчеркну: наши тренажеры — это не имитаторы реальных машин. В мире есть продвинутые системы, позволяющие имитировать все нюансы езды на автомобиле, включая угловые ускорения в повороте и т.п. Достигается очень высокая степень подобия реальной обстановке, но это безумно дорого! Получается, что дешевле разбить в процессе обучения пару новых «мерседесов»…

В отличие от этих систем наши тренажеры обеспечивают формирование профессионально значимых навыков у начинающего водителя, причем в самые короткие сроки.

Нашу систему тренажеров может использовать человек, не знакомый или мало знакомый с управлением автомобилем — система сама будет контролировать и корректировать его действия. Хочу подчеркнуть, что название наших тренажеров начинается со слова «авто» не только потому, что они автомобильные, но и потому, что они еще и автоматы — на начальном этапе в какой-то степени подменяют действия преподавателя, давая ему возможность решать более важные, стратегические задачи обучения. На них можно обучить практически каждого, людей любого возраста, потому что они просты в использовании, обладают компьютерной системой детекции ошибок и создают условия для самообучения.

Мы стремимся распространить наши методы подготовки, что называется, вширь и вглубь — на все слои населения. Интересно, что в достаточно большом объеме наши тренажерные системы покупают автопредприятия — автопарки.

— Им-то зачем?

— Я тоже задавался этим вопросом. Оказалось, что специалисты по безопасности движения этих предприятий используют тренажеры с целью контроля уровня подготовленности профессиональных водителей, а также для отработки навыков управления современной техникой и для коррекции неверных навыков — чтобы риски, связанные с возрастом, здоровьем, образом жизни водителей, были выявлены заранее, а предприятие могло бы эти риски контролировать. Ведь тренажеры позволяют тестировать и уровень мастерства.

Но самое главное направление нашей программы — обучение школьников. Я глубоко убежден, что начинать работу со школьниками по этому направлению необходимо с седьмого-восьмого класса общеобразовательной школы. Во-первых, в XXI веке навыки вождения нужны всем, особенно молодым людям. Во-вторых, в молодом возрасте человек очень быстро обучается, а полученные навыки надежны и долговременны.

В зрелом возрасте у человека отмирает по 100 тыс. нервных клеток в год — они просто превращаются в соединительную или жировую ткань. Добавьте к этому наработанную за годы вождения неправильную технику — и вы поймете, что обучать взрослых во сто крат сложнее.

Мы вместе с префектурой Восточного административного округа Москвы по инициативе префекта Николая Николаевича Евтихиева начали программу обучения школьников в этом округе. Вначале он сомневался: мол, как только мы откроем рынок обучения на тренажерах, к нам придут японцы, европейцы со своим оборудованием… «Но я же профессиональный спортсмен, — отвечаю, — готов посоревноваться!»

И округ дал добро на программу. В результате выяснилось, что наши разработки побеждают по целому ряду параметров, в том числе, понятно, и по цене — потому что делаются в России, из российских материалов, российскими рабочими руками, на основе российских идей и не содержат в стоимости импортной пошлины. Цены держим по несколько лет подряд— фактически снижаем, так как они с каждым годом отстают от инфляции все больше и больше.

К тому же мы стремимся, чтобы наши тренажеры проработали минимум пять-шесть лет, с минимальными накладными расходами, и это тоже важный фактор экономической выгоды для приобретателя. Кроме того, программное обеспечение, которое мы разрабатываем, мы делаем пригодным в том числе и для старых и очень старых компьютеров, которые широко применяются в нашей социальной сфере. При этом мы бесплатно предоставляем обновления программного обеспечения — его можно скачать прямо на нашем сайте. Обновляем ПО не менее двух раз в год.

У нас очень качественные разработки в области ПО — простые и работающие практически безотказно, не нуждающиеся в адаптации к российским условиям, как иные импортные продукты. Да и вся наша программа тренировок создана именно для России, учитывает весь диапазон отличий в ситуациях на наших дорогах, в разные времена года.

Мы, я считаю, разработали более сильные решения и по самой идеологии, потому что использовали лучшие достижения отечественной физиологии и спортивной педагогики, которые высоко котируются на мировом уровне.

А для школьников, молодежи такое обучение очень важно и ценно. Помимо того что ученик станет хорошим водителем личного автомобиля, у парней будет готовая специальность для армии.

И даже если молодой человек или девушка не будут водить машину сами, они станут грамотными пешеходами, что тоже существенно для безопасности дорожного движения. Если пешеход будет понимать, как ведет себя автомобиль на дороге, он не будет создавать аварийных ситуаций.

— Как повлияли инициативы президента Медведева на интерес к обучению на ваших тренажерах?

— Очень положительно. Значительное количество заказов мы получили именно после этой инициативы президента — и по линии Управления делами президента, и по линии Министерства образования, и по линии региональных структур.

Но в дальнейшем продвижении возникла проблема тендеров. Дело в том, что в тендерах на тренажерные системы зачастую отсутствуют четкие требования. В качестве тренажеров предлагают нередко некий китайский руль — а если он еще соединен с педалями, так вообще верх автоматизации… В некоторых автошколах подобные «системы» закупаются для показухи: мол, ведется работа…

Когда я был в Китае на Днях Москвы, китайские эксперты от наших тренажеров не отходили — все стремились выведать и выспросить. И сегодня к нам в страну уже идут поставки аналогичного китайского оборудования… Внешне аппаратура похожа на нашу. Там нет наших ноу-хау — но кто об этом знает, кроме узких специалистов? Некоторые фирмы, китайские и наши, просто переписывают технические параметры, которые якобы обеспечивает их оборудование, например у нас… То есть данные поставщика необходимо проверять.

Поэтому главная задача при распространении автомобильных тренажеров — выработать четкие сертификационные требования. Иначе мы потратим деньги, но искомого результата не получим.

Но проблема не только в сертификационных требованиях. Зачастую те или иные государственные организации приглашают нас на тендеры, чтобы приобрести именно автоматизированные обучающие комплексы производства НПП «ТРЕНЕР». Но из-за того что конкурсные требования фактически лишь ценовые, на тендерах побеждают никому не известные на рынке «серые» поставщики.

— То есть, помимо ценовых требований, требуются четкие техусловия?

— Да. ТУ и, как я уже сказал, надежная качественная проверка этих ТУ.

Нашего рынка, как и многих других, коснулась проблема незащищенности интеллектуальной собственности в нашей стране. Живем, как на Диком Западе 200—300 лет назад. Что хочу, то и беру: есть патент, нет патента — не важно. Я уже не говорю о защите российской интеллектуальной собственности на международном рынке…

Законы есть, но они не работают, а органы МВД занимаются в первую очередь защитой артистов эстрады от пиратов грамзаписи, а не инновационным бизнесом. Как же развивать инновации в стране? К сожалению, развивать производство в таких условиях, поставлять автотренажеры, повышать уровень водительской культуры очень тяжело.

Как видите, проблема обеспечения безопасности движения — проблема комплексная, многоплановая, она тесно связана с другими нерешенными проблемами, которые мы вынуждены будем параллельно решать, чтобы достичь достойного современной России уровня безопасности дорожного движения.