Закон для участка инновационной цепи


Текст | Василий ВОРОПАЕВ


На состоявшемся в конце ноября заседании президентской комиссии по модернизации были поставлены новые задачи в сфере развития инноваций.

Для успешного развития российской экономики требуется «синергия государственных программ, государственных институтов развития и частного финансирования». Об этом заявил Дмитрий Медведев на очередном заседании президентской комиссии по модернизации, члены которой проанализировали всю цепь «инновационного цикла», пытаясь выявить в нем слабые или выпавшие звенья1.
Президент, открывая заседание, сразу пояснил, почему важно именно сейчас понять, насколько эффективны «российские институты развития». С отраслями, в которых инновационный прорыв наиболее значим и вероятен, члены комиссии определились еще летом, на июньском заседании, выделив пять приоритетов.
Как известно, это энергоэффективность и энергосбережение, ядерные технологии, космические технологии с уклоном в телекоммуникации, медицинские технологии и стратегические информационные технологии, включая создание суперкомпьютеров и программного обеспечения.
Между тем прорыв возможен лишь при безупречно действующем инновационном конвейере — от фундаментальных исследований до выпуска конкретного товара. Пройтись по всем звеньям этого конвейера и предложил Дмитрий Медведев членам комиссии.
Заседание проходило в МГУ, где, как пишет «Коммерсантъ»2, президент Медведев смог увидеть конечное звено одного из пяти приоритетов. Ректор МГУ Виктор Садовничий продемонстрировал президенту новый отечественный суперкомпьютер. Это уже второй суперкомпьютер, «но пока безымянный» — уточнил президент, напомнив, что первый суперкомпьютер в Сарове носит имя «Чебышев». В связи с этим президент предложил назвать второй «Ломоносовым». Члены комиссии, включая г-на Садовничего, возражать не стали.
Помощник главы государства Аркадий Дворкович сообщил, что в принципе для России пока хватит двух суперкомпьютеров, «ну, может быть, потребуется еще один». Дмитрий Медведев несколько удивился такому известию, потому что, по его информации, «“Чебышев” забит под завязку».
В ответ господин Дворкович уточнил, что, кроме этих двух, понадобится еще «более 20 суперкомпьютеров меньшей мощности, а также несколько сот малых суперкомпьютеров, которые могут располагаться в самых разных университетах или научных центрах». Впрочем, членов комиссии больше волновали проблемы скорейшей реализации в производстве новейших изобретений и разработок. Поэтому они говорили об «эффективности институтов развития» и о вопросах финансирования.
В бюджете, как сообщила глава Минэкономразвития Эльвира Набиуллина, только по пяти приоритетам заложен объем инвестиций в 620 млрд руб. «То есть $20 млрд, — прокомментировал президент. — Это реально большие средства, которые мы должны употребить на дело».
Беспокоило комиссию то, что деньги идут далеко не во все звенья, из которых складывается «инновационный цикл». Поэтому, по их мнению, требуется особая координация денежных потоков.
Эльвира Набиуллина предложила разработать меры по поддержке среднего бизнеса, поскольку «именно среднее звено» проводит инновации намного интенсивнее крупного и малого бизнеса. А глава РОСНАНО Анатолий Чубайс предложил не оставлять без внимания и крупный бизнес, который сейчас имеет и реализует инвестиционные программы. Так пусть это будут «инновационные программы», заявил господин Чубайс.
В конечном итоге сошлись на том, что для синергии, координации и прочих мер укрепления всего инновационного цикла требуются законодательные и нормативные акты. Их названия, содержание и дата появления пока неизвестны.
Тем временем, замечают эксперты3, в активе президентской комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики, кроме суперкомпьютера, единственный акт — закон «Об энергосбережении», который уже одобрен и подписан, как сообщил Дмитрий Медведев. Б