Константин АБРАМОВ: сделать жилье действительно доступным


Текст | Василий НИКАНОРОВ
Фото | Наталья ПУСТЫННИКОВА


Московская ремонтно-строительная компания «Братство», которую возглавляет Константин Абрамов, — одна из крупнейших столичных фирм, занимающихся строительством и капитальным ремонтом жилого фонда и нежилых помещений практически во всех районах столицы. Впрочем, сегодня, когда проведение капитальных ремонтов замедлило темпы, компания занимается реализацией ряда других программ, в том числе направленных на удешевление жилья.

— Константин Федорович, как ремонтно-строительный бизнес чувствует себя в период кризиса?

— Ситуация достаточно сложная: по сравнению с 2008 годом объемы уменьшились фактически наполовину. В основном остались работы с прошлого года — это и жилые дома, и нежилые объекты, и инженерные: например, готовим сейчас к сдаче крупную теплотрассу.

— Сокращено финансирование по программе капитальных ремонтов города Москвы, имеющей, как известно, общегосударственную и городскую составляющие?

— В начале года сокращение финансирования программы по сравнению с 2008 годом составило 30—35%. Задачи, которые ставились на 2009 год, частично перенесены на следующий год.

— Ситуация с заказами на ремонтные работы сложная и не улучшается?

— Да, пока не улучшается. Многие договоры по городскому заказу у нас до октября месяца… Сейчас работаем над заключением новых договоров.

Мы выходим из положения за счет частных заказов. Сейчас, например, занимаемся строительством двух храмов, в мае начинается строительство третьей церкви. Это заказы приходских общин. То есть стараемся расширять круг заказчиков, круг направлений деятельности.

— Вы теперь активно занимаетесь не только капремонтами, но и собственно строительством?

— Мы и раньше им занимались, но сейчас делаем это особенно активно. «Братство» серьезно работало в монолитном строительстве, затем стало специализироваться на малом строительстве: компания строила коттеджные поселки в ближнем Подмосковье и продолжает это направление.

Несмотря на сокращение объемов все сотрудники пока на местах. Ни одного человека не сократили — и не собираемся. В неоплачиваемые отпуска пока никого не отправляли. Единственное — на более ранний период перенесли очередные отпуска и разделили их на две части.

Ряд мер мы приняли в целях сокращения избыточных затрат. Например, отказались от специального транспорта для сотрудников: сейчас они ездят на объекты на метро, в связи с уменьшением количества объектов значение фактора скорости передвижения несколько уменьшилось.

— Главная цель — не растерять команду?

— Конечно. Ведь собрать ее будет очень тяжело. Мы понимаем, что кризисный режим работы после кризиса преодолеем, на привычные объемы работ выйдет первым тот, кто сохранит команду. Если мы на какое-то время отпустим людей — на месяц, два, три, потом мы их уже не соберем: многие из них, причем лучшие, перейдут в другие компании. Большой удельный вес затрат на персонал — это серьезное давление кризиса на бизнес.

— Многие ли компании ремонтно-строительной сферы сохранились на рынке?

— Компании стремятся выжить в ситуации сократившихся объемов за счет того, что сокращают рабочую неделю. Но любыми путями стремятся сохранить костяк специалистов.

Ведь на их места не наймешь гастарбайтеров. Качественное строительство и ремонт — это работа не для гастарбайтеров.

— Сейчас выживает реальный бизнес, а не бизнес за счет финансовых махинаций, кредитов и спекулятивных схем?

— Совершенно верно! Компании, которые выполняли и выполняют свою работу и не стремились к сверхдоходам, не отягощены кредитами, сегодня чувствуют себя гораздо лучше.

— Наверняка кризис приведет к тому, что в цепочках от заказчиков к исполнителям работ будет меньше звеньев?

— Скорее всего, да. Пик посредничества пришелся на 2008 год, сейчас количество посредников уже серьезно сократилось, хотя посреднические звенья еще остались.

Вот сейчас меня посредники зовут в пять домов. Работа нам нужна, но я на такие предложения о сотрудничестве сейчас принципиально не соглашаюсь.

— Почему?

— Понимаете, при наличии даже одного посреднического звена между заказчиком и исполнителем, скажем так, серьезно уменьшается вероятность получения расчета за выполненные работы. Даже если вы получите аванс, нет гарантии, что с вами в срок рассчитаются по окончании работ — не по вине посредника, а по вине заказчика.

Денег сейчас у всех стало намного меньше, и для того чтобы понимать ситуацию с изменением приоритетов финансовой политики заказчиков, нужно быть с ними в непосредственном контакте.

— То есть сейчас, в кризис, путь от заказчика до исполнителя должен быть очень коротким?

— Считаю это верным решением!

— Повлияет ли это на отношения генподрядчиков и субподрядчиков?

— Отношения генподрядчиков и субподрядчиков — необходимая организационная составляющая строительного процесса, и в этом смысле все как было, так и останется.

Но мы, например, в рамках заказов на жилые дома, выступая в качестве генподрядчиков, при этом сами выполняем все виды работ, кроме работ по лифтовому оборудованию. Так было и до кризиса, полагаю, сейчас такая система работы получит еще большее распространение в нашем бизнесе.

— Развиваете ли региональные проекты?

— Пока мы их приостановили: ситуация в сфере жилищного-коммунального хозяйства и строительства требует серьезной концентрации. Как говорится, лучшее враг хорошего: есть работа в Москве, есть портфель заказов…

К тому же в регионах дела с заказами на капремонты, с развитием ЖКХ вообще обстоят гораздо хуже, чем в Москве.

— То есть государство фактически приостановило деятельность в жилищно-коммунальной сфере в период кризиса?

— Государство очень серьезно замедлило обороты реформы ЖКХ. И если в Москве это не так критично: очень многое было сделано в предыдущие годы, многие фундаментальные вещи, прежде всего замена инженерных коммуникаций — электрических, газовых, водопроводно-канализационных, замена кровли — то в других городах ситуация остается критичной.

— Работы по ЖКХ могли бы стать крупным инфраструктурным проектом…

— Безусловно. Ведь это и широчайший спектр материалов, а следовательно, смежных отраслей, и занятость.

— У кризиса есть и плюсы — например, уже сегодня происходящее снижение стоимости материалов в строительстве…

— Однако еще больше, чем стоимость материалов, снизилось финансирование заказов. Поэтому, несмотря на снижение стоимости материалов, в реальном выражении наш доход сокращается.

— Но благодаря снижению стоимости материалов возникли причины для удешевления строящегося жилья…

— Понимаете, стоимость земельных участков не снижалась, за каждую бумажку по-прежнему надо платить — из этого всего складывается немалая исходная сумма.

Но очень важно, что сегодня есть возможности для импортозамещения отечественными строительными материалами — и это действительно создает основу для снижения стоимости жилья. Сейчас мы создаем два цеха по производству двух перспективных типов строительных материалов. Один цех вскоре будет готов выдать продукцию, второй также выпустит продукцию в 2009 году.

— То есть у компании благодаря кризису возникает третье направление — производственное?

— Совершенно верно, хотя нельзя сказать, что благодаря кризису — проект по первому цеху мы начали еще в 2008 году. Кстати, часть сотрудников, которые высвобождаются в ремонтно-строительном производстве, я перебросил на эти цеха: там задействовано в общей сложности полсотни человек.

— А какие виды продукции будете выпускать?

— Один из цехов специализируется на производстве металлополимерных труб — они сегодня очень востребованы в городе: для водоснабжения, отопления. Сегодня широко используются металлопластиковые трубы, но, во-первых, они чаще всего иностранного производства, а во-вторых, сам материал дороже. По эффективности же металлополимер ничуть не уступает, а даже превосходит по техническим характеристикам металлопластик. Металлополимерные трубы разрабатывает предприятие «Маяк-93» из Подмосковья, сейчас мы производим монтаж линии по производству металлополимерных труб — наши специалисты прошли обучение для работы на ней.

В этом же цехе будет вторая линия — по производству фитингов. Не секрет, что сегодня повсеместно ставятся импортные фитинги, фирмы «Данфос» и других иностранных производителей, что делает более дорогим ремонт и монтаж систем водоснабжения и отопления. Мы будем готовы уже в этом году предложить отечественное решение, которое не ляжет столь тяжким бременем ни на ремонтные организации, ни на собственников жилья.

Второй цех будет выпускать новый строительный материал — офактуренный полистиролбетон: готовим его к внедрению в кооперации с научно-исследовательским институтом из Оренбурга. Это очень интересный материал, позволяющий делать любую облицовку по желанию заказчика. Данный материал экологически чистый, энергоэффективный, что, в свою очередь, снижает затраты на тепловое обеспечение зданий и сооружений. При использовании офактуренного полистиролбетона отпадает необходимость в использовании таких дорогих материалов, как облицовочный кирпич и плитка, что обеспечивает экономию финансовых вложений, сроков строительства и трудозатрат.

Для производства и продвижения этого строительного материала формируется группа компаний — от разработчиков и тех, кто производит оборудование, до тех, кто производит конечную продукцию, в которую войдет и «Братство». Это чисто коммерческая группа, тем не менее ее работа позволит реально удешевить строящееся жилье. И мы надеемся на взаимодействие с Правительством Москвы.

Кроме того, мы активно используем новые кровельные материалы, в частности филизол, при технологии утепления. И теория, и практика говорят о том, что утеплять нужно именно кровлю, утеплять чердак, чтобы не возникало разницы температур и разрушительного конденсата там. Сегодня же зачастую утепляют весь подъезд — это неправильно, очень затратно. Советские серии домов, в том числе широко распространенная 209-я, не требуют «тотального» утепления, в частности утепления фасада, утеплять надо только лестничные клетки и крышу.

— То есть это намеренное завышение затрат со стороны строительных организаций?

— Конечно. Кроме того, для новой кровли зачастую используется совершенно неэффективная иностранная технология, предусматривающая применение щебня. На мой взгляд, эффективнее было бы использовать технологию из Северной Европы, из Норвегии например, но импортируют ее из Южной и Центральной, где нет таких температур, как у нас.

В результате деньги заказчика выбрасываются на ветер: через короткое время утеплять кровлю приходится заново.

В ЖКХ сегодня внедряется очень много разного рода электронных систем мониторинга, работающих от счетчиков и датчиков, за которые должны платить жильцы. Прогресс — это замечательно, но не на старых же домах устанавливать все эти системы!

Представьте, «хрущевская» пятиэтажка, в которой проживает всего-то сорок семей, — и туда устанавливается такая система, с контролерами и операторами, которые все это обслуживают. Естественно, их коммунальные услуги достигают такого уровня, как будто они живут в доме для среднего класса!

Есть же более простые технологии, более простые решения, которые и нужно использовать в этих видах жилищного фонда.

— Но счетчики, вроде бы, устанавливаются ради экономии?

— Если мы сравним затраты на обслуживание систем и экономию, которая она дает, мы поймем, что это совершенно неэффективное решение.

К сожалению, не только собственно предприятия по обслуживанию жилого фонда — все поставщики работают за счет людей: энергетики, газовики, водоканал постоянно накручивают и накручивают затраты, выбирая не экономичные варианты, а как раз более дорогие.

И это все приводит к тому, что у наименее обеспеченных слоев населения, например пенсионеров, на коммунальные услуги уходит уже около половины их доходов!

Когда государство системно дотировало коммунальные услуги, оно следило за экономией. Сегодня оно ушло из этой сферы, отдав ее на откуп монополистам, которые продолжают накручивать и накручивать стоимость. Это кончится социальной катастрофой, если своевременно не вмешаться на самом высоком уровне!

Очень сказывается на затратах и то, что по технологиям, используемым в реконструкции жилищного фонда, мы сегодня работаем не на своего производителя, а на иностранного…

— Все-таки проблема доступного жилья по всем параметрам не снижает остроту…

— Более того, эта острота нарастает. Необходимо строительство нового жилья доступного уровня — как я уже говорил, с коммунальными системами, адекватными по стоимости условиям проживания.

Современные нормы: 18 кв. м для собственника квартиры или квартиросъемщика и 12 кв. м на каждого из членов его семьи. Но даже в Москве масса людей живет за пределами этих норм, я уже не говорю, что значительная часть из них проживает в коммуналках.

До кризиса строилось множество дорогих домов — и квартиры там продавались. Сейчас этот процесс затормозился, много квартир не продано, а те, что проданы, перепродаются с большим дисконтом. Это симптом нормализации ситуации на рынке — она приведет к обращению строителей к сфере «основного» жилья, вместо элитного.

Кризис привел к сокращению доходов населения — и сделал проблему доступного жилья еще более актуальной, чем раньше. И главная задача государства сегодня — создать условия для доступного человеку проживания в имеющемся жилье, то есть снижение стоимости коммунальных услуг и строительство нового качественного, но при этом дешевого за счет импортозамещающих технологий жилья. Оба эти направления должны стать предметом самого пристального внимания.



Генеральный директор ЗАО «Производственное объединение “Братство”» Константин Федорович Абрамов окончил Московский институт коммунального хозяйства и строительства. Трудовой путь начинал электросварщиком, слесарем-монтажником по вентиляции в Су-212, затем был освобожденным секретарем комитета ВЛКСМ МСТС-3 Су-212, главным инженером РЭП-31 Северо-Восточного административного округа, директором ПФ «Ремесло». С 1995 года и по настоящее время является генеральным директором ЗАО «ПО “Братство”».

Деятельность Константина Федоровича была неоднократно отмечена наградами и благодарностями от различных организаций и государственных структур. Он удостоен орденов «Во славу Отечества», «Герой Труда», «За профессионализм и деловую репутацию», ордена «Долг и честь» I степени. Ему присвоено почетное звание «Топ-менеджер Российской Федерации», а также «Эксперт в области экономики и управления». Он академик Международной академии общественных наук. За участие и вклад в благотворительную деятельность К.Ф. Абрамову объявлены благодарности от Русской православной церкви и всемирного благотворительного альянса «Миротворец».