Тайна под защитой


Текст | Алексей ИВАНОВ, начальник отдела кадрового консалтинга АКГ «Интерком-Аудит»; Ирина МЕЛЬНИКОВА, начальник отдела общего юридического консалтинга АКГ «Интерком-Аудит»


С подобной ситуацией так или иначе сталкивалось большинство корпоративных структур: при уходе ряда сотрудников, особенно топ-менеджеров, вместе с ними из компании «уходит» и информация о компании, клиентах, способах ведения бизнеса. Настоящая статья посвящена обзору правовых инструментов, действующих в Российской Федерации, при помощи которых можно попытаться минимизировать ущерб в подобных ситуациях.

В условиях усиливающейся конкуренции на рынке, тем более обостряемой кризисом, необходимость сохранения служебной и коммерческой тайны приобретает особую важность. Если не рассматривать случаи промышленного шпионажа, то доступ к подобным сведениям обычно получают две группы лиц: контрагенты по отдельным сделкам в том объеме, который сделка предполагает (в некоторых случаях при осуществлении инвестиционных проектов и проведении аудита либо due diligence объем информации о предприятии может быть весьма значительным), и лица, находящиеся в трудовых отношениях с компанией. Отношения с первой группой лиц регулируются гражданско-правовыми нормами и предполагают участие равных субъектов — соответственно, урегулировать вопросы, связанные с ответственностью за разглашение коммерческой информации, можно договором и можно взыскать убытки в случае их возникновения в том размере, который удастся обосновать в суде.

В отношении же физических лиц, которые состояли либо состоят в трудовых отношениях с компанией, действует целый комплекс норм, направленных на защиту служебной и коммерческой тайны работодателя, однако применить их таким образом, чтобы действительно обеспечить сохранность тайны либо возмещения убытков в случае ее разглашения, практически очень сложно. Показательным в этом отношении является дело, рассматривавшееся в Арбитражном суде города Москвы в 2008 году по иску ООО «Линия консультаций» к лицу, ранее исполнявшему функции генерального директора этого общества (дело №А40-38241/07-57-290). Поданный компанией иск был мотивирован тем, что ответчик, исполняя обязанности генерального директора, бездействовал при массовом увольнении сотрудников, спровоцировал массовое расторжение договоров с клиентами и потерю истцом большей части клиентской базы, был виновен в совершении длительного прогула и самоустранении от управления обществом, разгласил конфиденциальную информацию и организовал собственную компанию — конкурента для бывшего работодателя. Первая, апелляционная и кассационная инстанция последовательно отказали в иске, поскольку посчитали, что все возникшие убытки не связаны с действиями бывшего генерального директора, он был вправе организовывать собственную компанию, право других сотрудников на увольнение незыблемо, а клиенты вправе отказаться от договоров когда посчитают нужным. Тот факт, что все клиенты и сотрудники перешли в компанию к бывшему генеральному директору, который, совершенно очевидно, воспользовался наработками и клиентской базой своего предыдущего работодателя, не является в России достаточным основанием для защиты компании.

Свобода договоров и правоотношений сторон, безусловно, замечательный факт для некоторых компаний, однако тем, кто своими усилиями достиг высоких результатов, разработал методы ведения бизнеса и т.д., необходимо иметь возможность сохранить те сведения, которые, по мнению компании, составляют служебную или коммерческую тайну.

В чем тайна?

В рамках трудовых правоотношений работники часто становятся обладателями информации, составляющей государственную, коммерческую или служебную тайну. Исторически охрана государственной тайны в РФ урегулирована очень жестко и находится в ведении преимущественно государственных органов. В отношении же коммерческой и служебной тайн весь риск и вся ответственность за сохранность соответствующей тайны лежат на компании, которая является ее правообладателем.

Как известно, понятие информации, которая составляет коммерческую тайну, содержится в Федеральном законе №98-ФЗ от 24.07.2004 «О коммерческой тайне», и к ней могут быть отнесены сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и др.), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны. При этом для обеспечения защиты такой информации должны быть предприняты специальные меры, отсутствие которых влечет невозможность защиты, а именно:

1. Организацией должен быть определен перечень информации, составляющей коммерческую тайну.

2. Доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, должен быть ограничен путем установления порядка обращения с этой информацией и контроля за соблюдением такого порядка.

3. Лица, получившие доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, и (или) лица, которым такая информация была предоставлена или передана, должны учитываться (желательно путем ведения специального реестра либо книги).

4. Отношения по поводу использования информации, составляющей коммерческую тайну, должны быть урегулированы с работниками путем включения в трудовой договор обязательства по сохранению коммерческой тайны работодателя или путем заключения специального соглашения о неразглашении сведений, составляющих коммерческую тайну.

5. Нанесение на материальные носители (документы), содержащие информацию, составляющую коммерческую тайну, грифа «Коммерческая тайна» с указанием обладателя этой информации (для юридических лиц — полное наименование и место нахождения, для индивидуальных предпринимателей — фамилия, имя, отчество и место жительства гражданина, являющегося индивидуальным предпринимателем).

Основным признаком информации, составляющей коммерческую тайну, является отсутствие к ней публичного доступа разрешенными законом способами и, следовательно, отсутствие идентичной информации у третьих лиц. Информация, отнесенная к коммерческой тайне, не должна содержаться в публикациях или иных общедоступных источниках. Кроме того, данная информация не должна быть очевидной для конкурентов или иных специалистов — закон не предоставляет защиту в отношении информации, которая считается секретной, несмотря на то что она хорошо известна в соответствующих отраслях науки и промышленности. Тем не менее, если опубликованная информация позволяет специалисту узнать о содержании коммерческой тайны только с помощью проведенного им научного исследования, коммерческая тайна не будет лишена юридической защиты. Следует также учесть, что к коммерческой тайне может быть отнесена и та информация, отдельные элементы которой являются общеизвестными. Так, общеизвестные сведения могут быть признаны коммерческой тайной, если они представляют собой уникальное, экономически ценное сочетание.

Наличие признака самостоятельной экономической ценности информации, указанного в определении коммерческой тайны, может быть установлено различными способами. Так, оценка стоимости коммерческой тайны может быть основана на рыночной цене сделок по передаче аналогичной или сходной информации. В расчет могут быть также приняты расходы, понесенные обладателем коммерческой тайны в ходе соответствующих разработок и исследований. В случае если информация, составляющая коммерческую тайну, была украдена и продана третьим лицам, в судебном разбирательстве будет учтена и та цена, которую за нее заплатили правонарушителю.

Для персонала действующее законодательство предусматривает дополнительные меры, которые должен предпринять работодатель. Для того чтобы работник не разглашал сведения, составляющие коммерческую тайну (статья 11 ФЗ «О коммерческой тайне»), необходимо:

1. Ознакомить под расписку работника, доступ которого к информации, составляющей коммерческую тайну, необходим для выполнения им своих трудовых обязанностей, с перечнем информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты.

2. Ознакомить под расписку работника с установленным работодателем режимом коммерческой тайны и с мерами ответственности за его нарушение.

3. Создать работнику необходимые условия для соблюдения им установленного работодателем режима коммерческой тайны.

Теоретически описанных мер должно быть достаточно для того, чтобы коммерческая и служебная тайна соблюдались, однако, как показывает практика, это не так. Соответственно, возникает необходимость привлечения к ответственности за то, что ценные для компании сведения были разглашены третьим лицам.

Кто в ответе?

В мировой практике сложилось два основных подхода к защите охраняемой законом тайны. При первом подходе охрана секретных сведений возлагается преимущественно на работодателя, и применяются те меры воздействия, которые предусмотрены соответствующим договором (в частности, приоритет самозащите отдан в Великобритании). При втором подходе защита осуществляется преимущественно путем применения карательных мер со стороны государства (Франция, США, Россия).

Безусловно, ни в одной стране не складывается ситуация, при которой защита коммерческой тайны осуществляется только каким-то одним способом, речь идет лишь о превалирующих акцентах. Среди особенностей, например, американского законодательства о защите коммерческой тайны следует выделить огромное внимание законодателя к мерам уголовной ответственности как наиболее эффективному средству обеспечения прав и интересов обладателя коммерческой тайны. Считается, что предусмотренная законом гражданская ответственность (возмещение убытков) недостаточна для предотвращения информационных преступлений. Таким образом, защита коммерческой тайны осуществляется не только в частных, но и в публичных интересах — в целях обеспечения конкурентоспособности национальной экономики.

Однако в России ситуация несколько иная. Нарушение законодательства об охране коммерческой тайны влечет за собой дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно положениям пункта 2 статьи 14 ФЗ «О коммерческой тайне» работник, который в связи с исполнением трудовых обязанностей получил доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, обладателями которой являются работодатель и его контрагенты, в случае умышленного или неосторожного разглашения этой информации при отсутствии в действиях такого работника состава преступления несет дисциплинарную ответственность.

Фактически, если лицо на момент разглашения тайны состоит в трудовых отношениях с работодателем, он может понести либо дисциплинарную, либо уголовную ответственность. Если же правонарушение происходит после того, как работник уволился, то к нему возможно применить либо гражданско-правовую, либо административную, либо уголовную ответственность. Применение этих видов ответственности одновременно невозможно, поскольку действующее российское законодательство не предусматривает двойную ответственность за одни и те же неправомерные действия юридического лица (см., например, Постановление ФАС МО от 25.10.2007 №КГ-А40/9659-07 по делу №А40-54987/05-60-431).

Рассмотрим возможность применения различных видов ответственности в зависимости от статуса сотрудника.

Как указывалось выше, если лицо состоит в трудовых отношениях с работодателем, то к нему возможно применение мер дисциплинарной либо уголовной ответственности. Видов дисциплинарной ответственности всего три: замечание, выговор и увольнение на соответствующих основаниях. Очевидно, что наиболее эффективным является увольнение, однако необходимо учитывать, что, согласно разъяснениям Постановления пленума Верховного суда РФ от 17.03.2004 №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в случае оспаривания работником увольнения в связи разглашением охраняемой законом тайны работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что сведения, которые работник разгласил, в соответствии с действующим законодательством относятся к государственной, служебной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне, либо к персональным данным другого работника, эти сведения стали известны работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, и он обязывался не разглашать такие сведения.

Преступление, связанное с незаконным использованием сведений, составляющих коммерческую тайну, может выражаться в собирании соответствующих сведений путем похищения документов, подкупа или угроз, а также иным незаконным способом и может повлечь за собой ответственность от штрафа в размере до 80 тыс. руб. или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период от одного до шести месяцев до лишения свободы на срок до двух лет. Если судом будет установлен факт причинения крупного ущерба или совершения преступления из корыстной заинтересованности, то на виновника может быть наложен штраф в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет.

Даже уголовную ответственность, предусмотренную статьей 183 УК РФ, нельзя назвать излишне строгой, поскольку разглашение коммерческой тайны относится к преступлениям небольшой тяжести. За нарушение прав обладателя коммерческой тайны американское законодательство, например, предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до десяти лет и штрафа в размере до $500 тыс. Если субъектом преступления является юридическое лицо, штраф может достигать $5 млн. Более строгие наказания предусмотрены также в тех случаях, если кража коммерческих секретов осуществляется в интересах иностранных граждан и организаций. Кроме того, закон предусматривает конфискацию любой собственности, приобретенной с нарушением прав обладателя коммерческой тайны, а также использованной для совершения соответствующих преступных деяний, в частности положения о конфискации собственности наделяют федеральные органы власти полномочиями по демонтажу и изъятию компьютерных сетей, принтеров и других устройств, использованных для совершения предусмотренных законом преступлений.

База данных как предмет коммерческой тайны

Если технологические секреты и ноу-хау, которые может разгласить конкурентам недобросовестный сотрудник, есть далеко не у каждой компании, то база данных и клиенты, которые могут уйти вместе с покидающим организацию сотрудником, — неприятная реальность для очень и очень многих.

В отношении клиентов, которых «уводят» с собой, правовых способов воздействия не существует. Соглашения о том, что сотрудник в течение какого-то периода (например, трех-пяти лет) после увольнения из компании обязуется не устраиваться на работу к конкурентам либо предлагать клиентам своего бывшего работодателя перейти к новому, с точки зрения российского права недействительны. И несмотря на то, что подобные условия достаточно популярны и включаются в трудовые договоры некоторыми, особенно иностранными, работодателями, они, очевидно, не могут повлечь каких-либо неблагоприятных последствий для работников в виде привлечения их к ответственности. В данном случае остается рассчитывать только на добровольное соблюдение работником морально-этических принципов.

В отношении баз данных, в которых содержится информация о клиентах, шансы работодателя на правовую защиту возрастают. Способ защиты будет зависеть от того, будет ли клиентская база базой данных в смысле статьи 1260 ГК РФ (объектом интеллектуальной собственности) или просто информацией, принадлежащей работодателю.

Если клиентская база является именно базой данных (представленная в объективной форме совокупность самостоятельных материалов: статей, расчетов, нормативных актов, судебных решений и иных подобных материалов), систематизированных таким образом, чтобы эти материалы могли быть найдены и обработаны с помощью электронной вычислительной машины (ЭВМ) — абзац 2 пункта 2 статьи 1260 ГК РФ), то ее правообладатель может защищать свое право на использование такой базы любым способом, предусмотренным статьей 12 ГК РФ и специальными нормами главы IV ГК. В рамках указанных норм могут быть применены требования не только и не столько к работнику, который незаконным образом передал другому лицу базу данных, содержащую сведения о клиентах своего работодателя, но к тому лицу, которое будет использовать подобные данные. В частности, в соответствии с пунктом 1 статьи 1252 ГК РФ возможно будет предъявить следующие требования:

1. О признании права — к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя.

2. О пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, — к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним.

3. О возмещении убытков — к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб.

4. О публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя — к нарушителю исключительного права.

При этом в порядке обеспечения иска по делам о нарушении исключительных прав к материальным носителям, оборудованию и материалам, в отношении которых выдвинуто предположение о нарушении исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, могут быть приняты обеспечительные меры, установленные процессуальным законодательством, в том числе может быть наложен арест на материальные носители, оборудование и материалы.

В качестве вполне жесткой меры воздействия на лицо, недобросовестным образом получившее и использующее базу данных (неоднократно или грубо нарушающее исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности), суд может в соответствии с пунктом 2 статьи 61 и статьей 1255 ГК РФ принять решение о ликвидации такого юридического лица по требованию прокурора. Если такие нарушения совершает гражданин, его деятельность в качестве индивидуального предпринимателя может быть прекращена по решению или приговору суда в установленном законом порядке.

В отдельных случаях, когда нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации признано в установленном порядке недобросовестной конкуренцией, защита нарушенного исключительного права может осуществляться не только с применением норм гражданского законодательства, но и в соответствии с нормами о добросовестной конкуренции.

Поскольку меры ответственности будут применяться не столько к работнику компании, сколько к тем лицам, которые будут использовать клиентскую базу без соответствующих прав, то можно быть уверенным, во-первых, в том, что неправомерное использование будет прекращено, во-вторых, в том, что спрос на доступ к чужим базам сократится, что влечет за собой снижение и такого предложения.

Таким образом, закон позволяет защищать свои права на клиентскую базу достаточно эффективно, но при этом необходимо учитывать два существенных условия. Во-первых, по части VI ГК РФ еще не сформировалась сколько-нибудь однозначная судебная практика, и тем более ее нет в отношении баз данных, содержащих информацию о клиентах компании. В связи с этим уверенно утверждать, что действенная правовая защита будет иметь место, пока сложно.

Вторым условием является вопрос о том, будет ли клиентская база являться именно базой данных как объектом интеллектуальной собственности. Представляется, что фактором, который поможет снизить риски в отношении клиентской базы, может стать ее регистрация в качестве таковой в Роспатенте согласно правилам, утвержденным Приказом Монобороннауки РФ от 29 октября 2008 года №324 «Об утверждении административного регламента исполнения Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам функции по организации приема заявок на государственную регистрацию программы для электронных вычислительных машин и заявок на государственную регистрацию базы данных, их рассмотрения и выдачи в установленном порядке свидетельств о государственной регистрации программы для ЭВМ или базы данных».

Если клиентская база компании не является базой данных как объектом интеллектуальной собственности, то использовать в качестве защиты меры, описанные выше, становится невозможным. Можно лишь пытаться доказать в суде, что информация, содержащаяся в клиентской базе, являлась коммерческой либо служебной тайной, однако, как правило, любая база содержит общедоступную информацию о компаниях-клиентах. Поэтому для того, чтобы доказать, что клиентская база действительно является коммерческой тайной или содержит сведения, составляющие такую тайну, необходимо будет подтверждать, что клиенты, содержащиеся в ней, не известны в соответствующей отрасли промышленности или торговли, могут быть найдены только с применением значительных организационных и финансовых ресурсов, а на создание базы потребовалось значительное количество времени. В этом случае экономическая ценность клиентской базы будет заключаться именно в отсутствии аналогичной информации у конкурентов.