Весна патриарха


Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ


Митрополит Кирилл был избран патриархом огромным большинством голосов. Но избирательная кампания для него не закончилась.

Избрание митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла новым патриархом Московским произошло с огромным перевесом (508 из 702 розданных бюллетеней, то есть почти три четверти участников собора), что не предсказывалось ни одним из наблюдателей. Фактически речь идет о консенсусном мнении церкви: ведь разве можно сравнить набранное Кириллом количество голосов с количеством голосов, отданных за его главного соперника — митрополита Климента (169), 23 недействительными и двумя невозвращенными бюллетенями (судя по всему, таким способом проголосовали против обоих кандидатов).

При этом нельзя сказать, что обстановка на Поместном и предварявшем его Архиерейском соборах была неконкурентной. Так, на Архиерейском соборе, помимо двух лидеров, значимую поддержку получили митрополит Минский и Слуцкий Филарет, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, митрополит Киевский и всея Украины Владимир, митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий, митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий, митрополит Одесский и Измаильский Агафангел.

Разброс мнений закономерен: в составе Русской православной церкви несколько самоуправляющихся церквей, ее деятельность ведется в десятках государствах — большинство участников Архиерейского собора и делегатов Поместного собора были гражданами других стран. Но тем не менее во всех ключевых группах участников наблюдалось (в том числе и судя по конфиденциальным откровениям их представителей) абсолютное предпочтение митрополита Кирилла.

Опасения правых

В начале патриаршей избирательной кампании мало кто предполагал такой исход, хотя владыку Кирилла и считали наиболее вероятным победителем — в силу его относительной молодости, активности, а также либо неактивности, либо неумения работать с «избирателями» его конкурентов.

Вместе с тем митрополит Смоленский и Калининградский многими аналитиками оценивался как один из «модернистских» кандидатов. Правыми кругами в Русской православной церкви он воспринимался с подозрением из-за своих интенсивных контактов с инославными церквями, конструктивных отношений с их иерархами. Правые церковные издания с самой его встречи с папой Римским Бенедиктом XVI в 2007 году не знали темы насущнее, чем скрупулезный анализ видеоизображения на предмет: целовал ли главный дипломат РПЦ предстоятелю католиков руку или только склонился в поклоне.

Действительно, вся карьера нового Святейшего в Отделе внешних церковных связей с 1968 года была связана с межхристианскими, по сути экуменическими, связями — сначала в рамках международной молодежной христианской организации «Синдесмос», где он представлял СССР, затем Всемирного совета церквей. Его деятельность, как и вся деятельность ОВЦС, была призвана через межцерковные контакты дать Русской православной церкви больше степеней свободы внутри СССР — это, можно сказать, был вынужденный экуменизм.

Вынужденным оказывался и диалог с Римом, ведущими протестантскими деноминациями в начале 90-х годов, когда лишенная финансовых ресурсов Русская православная церковь оказалась в неравном противостоянии с католическим и протестантским прозелитизмом, зачастую и силовом: чего стоит хотя бы разгром трех епархий на Западной Украине украинскими националистами, выступившими боевыми отрядами Греко-католической митрополии Ватикана. Опираясь на экуменические контакты, ОВЦС удавалось урегулировать подобные конфликты, например создавать условия для сосуществования греко-католиков и епархий РПЦ на Украине.

На новом этапе развития церкви нет необходимости в прежней внешней политике. И патриарх Кирилл, несомненно, не испытывает к ней идеологической привязанности. Главное его стремление — укрепление силы и влияния Русской православной церкви на международной арене.

К числу минусов митрополита Кирилла относили и следы влияния как минимум спорных, по мнению многих православных богословов, взглядов его учителей, прежде всего митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова), следы влияния «модернистской» ленинградской богословской школы вообще.

В авторской передаче владыки «Слово пастыря» на Первом канале, материалы которой были изданы затем отдельной книгой, звучали некоторые тезисы, которые характерны для отцов православной церкви, испытавших влияние западно-христианской традиции, например приписывание изначального божественного статуса Богородице, что вызвало критику большинства православных теологов.

Западно-христианский путь, как католицизм, так и протестантизм, — это, с точки зрения православных, многовековое систематическое отклонение от евангельких истин. Теологическое сближение с западными христианами немыслимо, и всякий намек на него бросает тень на православного священника или епископа. Скорее всего ошибкой митрополита Кирилла было само выступление «на поле» богословия: ведь фактически всякая опубликованная теологическая трактовка вызывает волну критики…

Третий существенный минус — связываемые с именем митрополита Кирилла скандалы по поводу экономических проектов церкви, в которых активно участвовали ОВЦС и лично владыка Кирилл. В частности, усилиями «доброхотов» в предвыборный период вновь всплыла история начала 90-х годов о беспошлинном «гуманитарном» ввозе в страну алкоголя и табака для последующей продажи. Когда-то она была опубликована «Московским комсомольцем» с нарочитым обвинительным уклоном в отношении именно владыки Кирилла.

Сегодня известно, что это был результат информационной войны против главы ОВЦС другого митрополита, переведенного затем «с повышением» на дальнюю кафедру. Этот митрополит, кстати, тоже «никодимовец» — ученик митрополита Никодима (Ротова), так что далеко не все представители этой не очень многочисленной, но весьма активной в церкви «партии» выступали на стороне владыки Кирилла…

Конечно, как и вся экономическая деятельность в России в начале 90-х годов, деятельность церкви в этот период небезупречна: была и реализация сомнительного с точки зрения этики товара, и использование налоговых схем. Но и церковь в целом, и ее отдельные епархии, монастыри, приходы вынуждены зарабатывать деньги, чтобы финансировать свою деятельность. Хотя за счет расширения помощи церкви со стороны бизнеса с середины 90-х годов, создания сети фондов поддержки храмов и благотворительных фондов острота проблемы церковного предпринимательства уменьшилась.

Диакон Андрей Кураев в онлайн-интервью «Коммерсанту» очень удачно прокомментировал тему финансирования церковной деятельности. Апостолы, сказал он, отдали Христу все свое имущество; в древности платили церковную десятину. Если сегодня мы не принимаем ни того ни другого способа финансирования значит, должны смириться с ценниками в храмах.

Несомненно, митрополит Кирилл имел отношение к экономическим проектам, играл во многих из них ключевую роль, но, во-первых, не он один, во-вторых, подобные инициативы, несомненно, согласовывались с патриархом и синодом.

Правые ставили в вину митрополиту Кириллу чрезмерную светскость, сотрудничество с Кремлем, политизированность, излишнюю обращенность к мирским делам. Его критиковали и за участие в кремлевских политических проектах, и в целом ряде проектов на телевидении, и за немонашеские занятия автогоночным, горнолыжным и водно-лыжным спортом…

Спору нет, митрополит Кирилл всегда был вне конкуренции среди высших иерархов Русской православной церкви по обращенности к мирским делам. Но, во-первых, это была работа «по должности» — в функции ОВЦС входили не только международные, но и общественные связи церкви. Во-вторых, такие связи позволяли усиливать влияние церкви в обществе для решения его нравственных проблем и миссионерской деятельности.

Возможно, пиетет нового Святейшего к кремлевским руководителям чрезмерен (например, после патриаршей интронизации он обратился с приветствием к Дмитрию Медведеву и Владимиру Путину, но не обратился к присутствовавшему на ней президенту Молдовы Владимиру Воронину). Но, в конце концов, он позволяет эффективно решать проблемы в церковно-государственных отношениях, которых накопилось немало.

Акцент на достоинства

Избирательная кампания митрополита Кирилла была проведена по всем законам политических технологий. Первоначальное преимущество, связанное с избранием патриаршим местоблюстителем, владыка и его окружение смогли усилить за счет подчеркивания плюсов своей кандидатуры и интенсивной работы с правыми кругами в церкви. Для этого были использованы визиты в наиболее консервативные монастыри, выступления там, встречи со старцами — главными духовными авторитетами в православии.

Основной акцент был сделан на том, что митрополит активен, конструктивен и эффективен. Не секрет, что в последние годы из-за болезней патриарха Алексия II Русская православная церковь слишком сильно стала напоминать самоуправляющуюся систему. И запрос на эффективное управление, на новый стиль руководства, который позволит перейти от экстенсивного развития 1990—2000 годов к интенсивному, был предъявлен как со стороны модернистских, так и со стороны консервативных сил. То, что митрополиту Кириллу удалось показать себя человеком, способным выполнить данную роль, стало главной причиной его победы на патриарших выборах.

В ходе предвыборной кампании минусы образа митрополита Кирилла для правых кругов в церкви удалось в значительной степени нейтрализовать, акцентировав внимание на плюсах, тем более что их очень много.

Дипломатическая активность владыки Кирилла позволила церкви усилить влияние в Европе истинных, а не отредактированных в угоду политкорректности христианских ценностей. Организованное ОВЦС европейское турне патриарха Алексия II привлекло внимание европейской аудитории к идеям русского православия, отечественной философско-богословской мысли. Взаимопонимание с симпатизирующим православию папой Бенедиктом XVI, другими католическими и протестантскими консерваторами в противостоянии концепции прав человека на любые проявления своей натуры позволяет говорить о согласованных действиях.

За счет своей проповеднической, социальной активности митрополит Кирилл сумел организовать идеологическую экспансию Русской православной церкви в общественную жизнь России. Владыка Кирилл сыграл главную роль в организации Всемирного русского народного собора — инструмента объединения русского мира на основе православных ценностей, формулирования православной доктрины развития современного общества. И он сам выступил одним из идеологов — взять хотя бы Основы социальной концепции Русской православной церкви, одним из ключевых авторов которых он был. Или Рождественскую проповедь митрополита Кирилла 7 января 2009 года, где он говорил о том, что истоки глобального экономического кризиса — в спекулятивном финансовом капитализме, получившем развитие в последние десятилетия. Эти документы и выступления позиционировали митрополита как одного из ведущих российских социальных мыслителей.

Экономическая деятельность ОВЦС, деятельность по объединению РПЦ с РПЦЗ позволяет говорить о митрополите Кирилле как одном из создателей современной Русской православной церкви. Кстати, в процессе объединения церквей он показал умение успешно договариваться с правыми кругами.

Митрополит Кирилл полностью изменил отношение к себе со стороны ультраконсервативного, по сей день выступающего за разрыв межхристианских связей епископата Русской православной церкви за границей, который первоначально видел в персоне владыки одно из главных препятствия для объединения церквей. Сегодня епископы РПЦЗ относятся к нему с большой симпатией и, по их собственным словам, голосовали за митрополита Кирилла на Архиерейском и Поместном соборах.

Владыка Кирилл выступил наиболее эффективным церковным администратором. ОВЦС под его руководством превратился в церковное ведомство «нового типа», работающее постоянно и профессионально, а не в качестве дополнения к службе на приходах. Подразделение, работающее на опережение, решающее дипломатические и PR-задачи зачастую эффективнее соответствующих светских ведомств.

Смоленско-Калининградская епархия под его руководством превратилась в одну из образцовых в Русской православной церкви. Хоть ее и критикуют за то, что некоторые ее священники с разрешения правящего архиерея используют во время служб русский язык вместо церковно-славянского, тем не менее в ней наблюдается образцовый порядок в экономических и кадровых вопросах. В этой епархии, одной из немногих на территории России, решен вопрос с преподаванием основ православия в общеобразовательных школах.

Способствовали победе владыки Кирилла на патриарших выборах и неудачные действия группы поддержки главного оппонента. Например, на выборах делегатов на Поместный собор от ректорского корпуса метод выкручивания рук был столь явным, что это многих в церкви отвратило от митрополита Климента. Некоторые наблюдатели отмечают, что, не предпринимая никаких шагов, он получил бы большую поддержку на Архиерейском и Поместном соборах.

Осторожность как принцип работы

Судя по всему, дальнейшая политика ставшего патриархом Кирилла будет крайне «политтехнологичной», во всяком случае первые шаги как раз такие. Когда большинство в церкви ожидало от него кадровых решений — как минимум в отношении вакантной должности председателя ОВЦС, который по должности является постоянным членом Священного синода, а возможно, и в отношении более широкого круга должностей, в том числе поста управляющего делами Московской патриархии, патриарх демонстративно отстранился от «текучки». Он совершил ряд пастырских визитов, возглавил перенесенные в связи с Поместным собором ежегодные Рождественские чтения. И, самое главное, сосредоточил внимание на решении церковно-государственных проблем.

Патриарх Кирилл провел успешные переговоры с министром образования и науки РФ Андреем Фурсенко по кругу трудных вопросов взаимоотношений церкви с образовательным ведомством: Фурсенко согласился предоставить гослицензии всем церковным вузам.

Сегодня большая часть учебных заведений Русской православной церкви — учреждения закрытого типа. Это духовные семинарии и духовные академии, предназначенные для подготовки священнических кадров. Они не имеют светской образовательной лицензии (в церкви существует внутреннее лицензирование православных учебных заведений); не дают признаваемого светскими властями высшего образования, поскольку в их программах нет светского общеобразовательного цикла, хотя в действительности церковные филологические, исторические и философские дисциплины по большей части «перекрывают» светскую программу гуманитарного образования.

Православные вузы открытого типа, предназначенные для подготовки «вспомогательных» церковных кадров (юристов, экономистов, финансистов, специалистов по информатике, искусствоведов, историков, философов), светскими лицензиями обладают, поскольку дают в том числе и светскую общеобразовательную подготовку, предусмотренную высшей школой.

Однако большинство новых священнических кадров Московской, например, епархии — выпускники двух столичных церковных вузов открытого типа. Священниками становятся прежде всего выпускники философско-богословских факультетов этих вузов, призванные быть церковными просветителями и теологами-исследователями.

Кафедры лицензированных государством церковных вузов имеют право давать светские ученые степени и звания, а вузов закрытого типа, имеющих те же кафедры философии, истории, языков, — нет. Вузы закрытого типа присваивают только внутрицерковные ученые степени и ученые звания, что, безусловно, несправедливо.

Таким образом, смысл разделения на чисто церковные и церковно-светские учебные заведения исчезает. И узаконивание статуса семинарий и духовных академий как высших учебных заведений, дающих признаваемые государством дипломы, — веление времени. Согласие на это Минобрнауки — важная политическая победа патриарха Кирилла.

Гораздо более серьезная борьба развернется за введение в школах предмета, посвященного православию. Препятствование преподаванию этого, не относящегося к числу обязательных, предмета со стороны светских властей и общественности выглядит странно: в исламских республиках России в школах уже сегодня преподаются основы ислама, и никого это не смущает.

Речь может идти, с одной стороны, о преподавании основ православной и русской национальной культуры. Брат известного телеведущего Владимира Познера ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН доктор исторических наук Павел Познер в телепередаче «Что делать?» заявил, что, хотя он и атеист, он осознает, что культура русского народа основана на православии. Многие считают необходимым ввести изучение культурных основ жизни русского народа в качестве обязательной дисциплины в школах российских регионов с преимущественно русским населением.

С другой стороны, речь идет о преподавании основ православной веры в школе, средних специальных и высших учебных заведениях в качестве факультативного курса, параллельно с церковными школами при храмах.

Трудный выбор

В основу патриаршего служения патриарха Кирилла явно положен принцип: сначала дела. Но и кадровые решения тоже не заставят себя долго ждать.

Помимо вакансии председателя Отдела внешних церковных связей — по должности постоянного члена Священного синода, связанной с избранием его бывшего главы патриархом, в церкви могут появиться и другие. Вряд ли своим человеком для патриарха Кирилла может считаться митрополит Климент, а это значит, что с высокой вероятностью появится другой управляющий делами Московской патриархии.

Вследствие состояния здоровья и возраста митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира (Котлярова), а также состояния здоровья митрополита Киевского и всея Украины Владимира (Сабодана), петербургская и киевская кафедры, две самые авторитетные в церкви после патриаршей, могут оказаться без руководителей. Наверняка при решении всех этих кадровых проблем патриарх Кирилл будет учитывать позиции различных «партий» в церкви.

Ведь даже после его триумфального избрания патриархом многие правые церковные идеологи продолжают относиться к нему с подозрением, что открыто выражают в СМИ. С другой стороны, он не может себе позволить разочаровать тех в церкви, кто призывает к ее упорядочению, поступательному развитию, разумным преобразованиям, которые немыслимы без некоторых болезненных решений. Наступившая весна будет решающей в этом выборе.