Собор в поисках соборности

Противостояние внутрицерковных партий в борьбе за патриарший престол приобрело вполне светский характер. Исход его будет ясен на Поместном соборе 27—29 января, но кто бы ни победил на патриарших выборах, церковь уже не станет прежней: противоречия и партии в ней обозначились очень рельефно.

Говорят, «патриарх Киевский» Филарет (Денисенко), глава раскольнической Украинской церкви — Киевского патриархата, не состоявшийся 15-й патриарх Московский (его хотело видеть на этом посту Политбюро, но на первых относительно свободных выборах патриарха в 1990 году он проиграл), сказал, указывая на патриарха Алексия II, кому-то из своих приближенных: «Вы видите последнего патриарха “всея Руси”». Противоречия, которые обозначились в Русской православной церкви после смерти Алексия II таковы, что при негативном развитии событий предсказание бывшего митрополита Киевского, увы, может оказаться злым пророчеством.

Закрепить успех

 

С 5 декабря — дня смерти патриарха — ситуация развивалась стремительно. Уже 6 декабря на заседании синода произошло избрание патриаршего местоблюстителя — временного главы Русской православной церкви на период до избрания нового патриарха. Заметим, такая спешка не диктовалась церковным уставом, трудно найти для нее основания и в текущей церковной действительности. Отпевание почившего Святейшего вполне могли провести, например, по очереди постоянные члены Священного синода Русской православной церкви.

Но нет, похоронные мероприятия были использованы для того, чтобы явить церкви нового потенциального лидера — председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева), в пользу которого до этого проголосовало подавляющее большинство членов синода.

С одной стороны, пост патриаршего местоблюстителя не гарантирует патриаршества, о чем свидетельствует хотя бы избрание патриархом в 1990 году митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера) при местоблюстителе митрополите Киевском Филарете (Денисенко). С другой стороны, в истории Русской православной церкви это скорее исключение, чем правило. И исключение, связанное со сложными, противоречивыми процессами в церкви — впрочем, такими, как сейчас… Но, как бы то ни было, избрание местоблюстителем — важнейшая ступень к патриаршеству.

Именно в контексте быстрой реализации шанса митрополита Кирилла на патриаршество наблюдатели предпочитают рассматривать и назначенные синодом «спринтерские», особенно с учетом почти полумесячных рождественских каникул в стране и святочных торжеств в церкви, сроки проведения Архиерейского и Поместного соборов для избрания нового предстоятеля РПЦ. Синодом было заявлено, что уже 1 февраля пройдет интронизация 16-го патриарха Московского.

Да, в 1990 году новый патриарх Алексий II был избран когда не прошло и сорока дней со смерти предшественника — 14-го патриарха Пимена. Но Его святейшество Пимен долго и тяжело болел, и все было организационно и морально готово к выборам. 15-й же патриарх Алексий скончался скоропостижно — еще вечером накануне он провел службы в Кремлевских храмах и Свято-Даниловом монастыре.

Так что быстрое решение было продиктовано именно межпартийной борьбой в епископате — стремлением получить преимущество в ней за счет фактора скорости, так же как и попытки сторонников митрополита Кирилла объявить выбор патриарха практически произошедшим. Так, ближайший соратник митрополита Кирилла епископ Венский и Австрийский Иларион (Алфеев) заявил, что самое главное для церкви — единство, а это значит, что Архиерейский и Поместный соборы должны согласиться с решением Священного синода в пользу владыки Кирилла… Другой горячий сторонник митрополита Кирилла, известный православный публицист и миссионер диакон Андрей Кураев, в статье на kreml.org отмечает: «Нам нужен патриарх-миссионер», — подразумевается, такой, как митрополит Кирилл.

Секреты голосования «митрополитбюро»

 

Насколько известно из конфиденциальных источников, за митрополита Кирилла отдали голоса десять из 12 членов синода. По одному голосу получили самый почитаемый после патриарха архиерей РПЦ — предстоятель Украинской православной церкви блаженнейший митрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан) и еще один ведущий церковный администратор — управляющий делами Московской патриархии митрополит Калужский и Боровский Климент (Герман Капалин). Эксперты сходятся во мнении, что это были, скорее всего, собственные голоса кандидатов.

В возникшей (и вылившейся на многочисленные православные интернет-форумы) дискуссии многие представители церковного клира, монашествующие и миряне, выражали недоумение, что патриаршим местоблюстителем был избран этот «нецентричный» митрополит, неизменно вызывающий ожесточенные споры своими выступлениями по богословским, вероучительским вопросам и проблемам общественной жизни. Действительно, члены синода предпочли митрополита Кирилла владыкам, занимающим главные епископские кафедры РПЦ: и называвшемуся выше митрополиту Владимиру (Сабодану); и митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру (Котлярову), старейшему по епископской хиротонии среди постоянных членов синода, председательствовавшему по этой причине на заседании синода 6 декабря; и патриаршему экзарху всея Белоруссии митрополиту Минскому и Слуцкому Филарету (Вахромееву); и наместнику Московской епархии митрополиту Крутицкому и Коломенскому Ювеналию (Пояркову).

Но митрополит Владимир Санкт-Петербургский — ровесник покойного патриарха Алексия II, в 2009 году отметит 80-летний юбилей, он уже просился на покой в 2004 году, отпущен не был, по-видимому, из-за отсутствия устраивающей патриарха Алексия II альтернативы для петербургской кафедры. По слухам, владыка намерен вновь проситься на покой — сейчас в церкви уже почти вслух обсуждаются кандидаты на Петербургскую кафедру. Таким образом, претендовать на патриарший престол митрополит Владимир (Котляров), вероятнее всего, не готов.

Вряд ли станет реальным претендентом и митрополит Ювеналий — разве что в качестве компромиссного кандидата. Владыка слишком долго был тенью патриарха, «заместителем» Алексия II по Московской епархии. Хотя до этого он занимал Тульскую кафедру, длительное время был председателем Отдела внешних церковных связей…

А вот митрополит Филарет Минский — кандидат весьма реальный. Почти 20 лет занимая минскую кафедру, он, в прошлом викарий Московской епархии, от дел в Первопрестольном граде не отрывался: занимает пост председателя влиятельной Синодальной богословской комиссии. Владыка Филарет не выдвигал себя — вполне возможно, посчитал, что его выдвижение на синоде все равно не будет успешным, и решил поддержать сильнейшего (но это не означает, что точно так же он предпочтет уйти в сторону на Архиерейском и Поместном соборах).

«Никодимовцы» начинают и…?

 

Почему же сильнейшим оказался митрополит Кирилл, а не митрополит Климент? Дело в том, что владыка Кирилл, как подчеркивает политолог Алексей Макаркин, — представитель влиятельной «никодимовской» группы в синоде.

Это группа «духовных детей», соратников и сотрудников одного из самых ярких церковных деятелей эпохи застоя — председателя Отдела внешних церковных сношений Московского патриархата, патриаршего экзарха Западной Европы митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова). Владыка был известен как сторонник широкого международного сотрудничества РПЦ, межхристианского взаимодействия, особенно с Римско-католической церковью, могуществом и влиянием которой он всегда восхищался. Примечательно, что даже скончался владыка Никодим в приемной папы Римского.

Владыки Филарет и Ювеналий делали церковную карьеру именно под его руководством — оба после митрополита Никодима занимали пост председателя созданного им ОВЦС. Близок к этой группе был и владыка Владимир (Котляров). А молодой иеромонах Кирилл (Гундяев) вообще считался одним из любимых духовных чад митрополита Никодима: будучи его личным секретарем, под его руководством очень быстро стал игуменом и архимандритом, в 30-летнем возрасте получил «из рук» владыки Никодима епископскую хиротонию. Работал на ключевых должностях в ОВЦС, занимал пост ректора Ленинградской духовной академии…

Избрание патриаршим местоблюстителем, нахождение в одном шаге от патриаршества — закономерный результат деятельности митрополита Кирилла, владыки весьма харизматичного и влиятельного в церкви и вне ее, в этом смысле достойного продолжателя митрополита Никодима. В течение почти 20 лет с момента назначения в 1989 году, при патриархе Пимене, его, тогда еще архиепископа Смоленского и Вяземского, председателем Отдела внешних церковных связей и по должности постоянным членом Священного синода, владыка Кирилл накапливал влияние и авторитет.

Он стал естественным лидером этой «никодимовской» группы, которая и образовала большинство среди постоянных членов синода (к которому, по обыкновению, примкнули ротируемые члены синода).

Противовесы

15-й патриарх Московский Алексий, некогда антагонист митрополита Никодима в церковном аппарате, всегда относился к «никодимовцам» «амбивалетно»: с одной стороны, с определенной симпатией, будучи сам противником «кликушеского» православия, с другой — с подозрением, поскольку в никодимовской идеологии присутствует определенный отход от восточно-христианской традиции, даже элементы обновленчества, к которому покойный Святейший испытывал стойкое неприятие.

Потому и отношение почившего патриарха к архиепископу, а затем митрополиту Кириллу было сложным. Алексий II не только сохранил владыку Кирилла на должности председателя ОВЦС и возвел в сан митрополита, но и санкционировал колоссальное расширение функций возглавляемого им церковного департамента — сегодня это отдел не только по международным связям и деятельности церковных структур за рубежами России (в том числе на значительной части канонической территории, чего в советское время не было), но по связям со всем, что расположено вне церковной ограды: другими традиционными конфессиями России, органами власти, обществом… ОВЦС закрепился как совершенно особый по стилю работы департамент, в основу организации и деятельности которого были положены принципы современного менеджмента, современной информационной политики — с согласия патриарха Алексия. И результаты незаставили себя ждать: ОВЦС показал себя как на порядок более эффективный орган церковного управления, чем все остальные

По своей роли в международных, общественных связях, связях с российской властью и во внутрицерковных делах митрополит Кирилл стал фактически «первым замом» патриарха. Однако еще одним «первым замом» с явно выраженной функцией «противовеса» владыке Кириллу Алексий II делает архиепископа, а позднее митрополита Калужского и Боровского Климента.

Архиепископ Климент введен в структуры высшей церковной власти в 1990 году: по инициативе только что избранного тогда патриарха Алексия II он был назначен так называемым первым заместителем председателя ОВЦС — отвечающим за отношения с самоуправляющимися церквями в составе РПЦ, зарубежными экзархатами и приходами за границей, с правом прямого доклада Святейшему. В 2003 году владыка Климент сменил митрополита Солнечногорского Сергия (Фомина) на посту управляющего делами Московской патриархии: патриарх Алексий посчитал владыку Сергия недостаточно сильным администратором (и противовесом митрополиту Кириллу) и перевел на Воронежскую кафедру с выведением из состава постоянных членов синода.

Примечательно, что назначение владыки Климента было фактически единственным кадровым изменением в составе постоянных членов синода, предпринятым Алексием II в середине понтификата и не в силу образовавшейся вакансии. Он, несомненно, видел митрополита Климента ближайшим соратником и проводником такой же центристской линии.

Попытки реванша

 

После похорон патриарха Алексия II два других кандидата на лидерство в церкви активизировались. В начале января появилось наделавшее много шуму письмо архиереев Украинской церкви к своему предстоятелю с просьбой в случае его выдвижения на пост патриарха не брать отвода. Письмо это практически наверняка готовилось с ведома киевского владыки, чтобы можно было сказать: мол, что я могу поделать, народ просит… Митрополит Владимир (Сабодан), напомним, уже был кандидатом на патриарший престол: в 1990?м году занял второе место, уступив митрополиту Алексию (Ридигеру), будущему Алексию II.

Примечательно, что это письмо вызвало официальное заявление нынешнего первого заместителя председателя ОВЦС епископа Егорьевского Марка (Головкова) о недопустимости выдвижения кандидатов на патриаршество до Архиерейского собора: по уставу Русской православной церкви, кандидатов на патриарший престол для голосования на Поместном соборе определяет именно этот орган. Возникло и ответное заявление пресс-службы Украинской православной церкви о том, что речь идет не о выдвижении кандидата, а всего лишь о выражении отношения украинского епископата к своему предстоятелю.

Однако позднее, на Архиерейском соборе Украинской православной церкви, созванном для подготовки к московским мероприятиям, владыка Владимир неожиданно заявил, что благодарит епископов за просьбу не брать отвод, но решил для себя, что желает предстать перед Богом не 16-м партриархом а 121-м митрополитом Киевским, не на Архиерейском соборе УПЦ, а на Предсоборном собрании УПЦ. И тем самым поставил точку в разговорах о его избрании патриархом.

Скорее всего, причиной такого заявления был трезвый анализ перспектив избрания. Да, украинская делегация — это больше трети голосов. Но голосование за патриарха — тайное, а отношение даже только украинских епархий к своему предстоятелю весьма неоднозначное.

Прежде всего вмешивается отношение к политике его окружения, в частности фактического альтер эго митрополита — 30-летнего викария Киевской митрополии епископа Переяслав-Хмельницкого Александра (Драбинко), прошедшего за короткое время путь от келейника владыки Владимира до одного из самых влиятельных украинских князей церкви: секретаря Киевской митрополии и главного редактора медиаресурсов УПЦ. Самоуверенный молодой епископ нравится далеко не всем на Украине — настороженность он вызывает, по утверждению отца Андрея Кураева, и в российских епархиях.

К тому же митрополит Владимир, погрузившись целиком в сложные украинские проблемы, фактически утратил связь с российскими епархиями — большинство нынешних российских епископов, которые все равно контролируют большинство голосов на соборе, в отличие от старшего поколения епископата РПЦ, владыку своим предстоятелем не мыслят.

Произошла активизация и группы сторонников митрополита Климента. Ставшие достоянием публики ее попытки влиять на избрание делегатов на Поместный собор проявились при избрании делегатов на ректорском совещании духовных школ: бразды ведения этого совещания из рук председателя Учебного комитета патриархии, ректора Московской духовной академии архиепископа Верейского Евгения (Решетникова) забрали родной брат митрополита Климента архиепископ Тобольский и Тюменский Димитрий (Алексей Капалин) и другой его ближайший соратник, архиепископ Ставропольский и Владикавказский Феофан (Ашурков) — по совместительству ректоры соответственно Тобольской и Ставропольской семинарий. Они заявили, что председательствовать на совещании должен «старший по званию» — управляемый ими ректор Ташкентской семинарии митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким). Под влиянием этих трех владык были фактически ревизованы правила выбора делегатов по «учебной» квоте, и делегатские места получили представители второстепенных церковных вузов, наиболее близкие «капалинской» партии.

Архиепископ Евгений написал рапорт в Священный синод о нарушениях на совещании, с обращениями в синод по поводу возникших сложностей обратились также ученые советы Московской и Санкт-Петербургской духовных академий. Однако решение собрания ректоров, дабы не обострять конфликт, пересмотрено не было.

Первая церковно-информационная война

 

После данного эпизода между партиями двух митрополитов развернулась самая настоящая информационная война. Сторонники митрополита Климента припомнили митрополиту Кириллу и его выступление на Поместном соборе 1990 года, в котором он призвал шире использовать русский язык вместо церковно-славянского во время церковных служб, а также использование русского языка во время его собственных служб в Смоленско-Калининградской епархии, которое некоторыми объявляется чуть ли не еретическим. И секретные в течение нескольких лет Баламандские договоренности ОВЦС с папским престолом — по поводу ситуации на Западной Украине; чрезмерно тесное общение с католиками вообще, как и с экуменическими организациями. И табачный скандал 90-х годов, когда по линии ОВЦС в страну беспошлинно были поставлены большие партии вина и табака с целью реализации в России — для финансовой поддержки Русской православной церкви.

Сторонники митрополита Кирилла сосредоточились на критике членов «партии» владыки Климента: архиепископа Димитрия, который в случае избрания митрополита Климента патриархом якобы метит на пост управляющего делами Московской патриархии, и архиепископа Феофана. Владыке Димитрию отец Андрей Кураев на своем миссионерском интернет-портале припомнил варварский ремонт Софийского собора в Тобольске в начале 90-х годов, совершенно атипичное количество самоубийств среди учащихся в Тобольской семинарии, слабость богословской подготовки, фельдфебельский стиль работы «с личным составом», включающий активное использование ненормативной лексики.

Архиепископ Феофан, самый публичный из представителей этой партии, среди российских церковных деятелей по медиаактивности уступающий только митрополиту Кириллу, подвергся атаке со стороны газеты «Век», опубликовавшей анонимное письмо ставропольского духовенства, где владыка обвиняется в пренебрежительном отношении к клирикам, назначенным при прежнем епископе, нарушении церковной этики и пр.

Критикуют также самого митрополита Климента — за кадровый «хвостизм», в частности успешное лоббирование передачи брату, проявившему себя преимущественно по хозяйственной части (владыка Димитрий до неожиданной епископской хиротонии был экономом Свято-Троицкой Сергиевой лавры и Московских духовных школ — руководил восстановлением их после пожара середины 80-х годов), одной из самых почитаемых до революции епископских кафедр — ее занимали патриаршие экзархи всея Сибири. Сегодня же это «нефтяная» епархия, что, по словам диакона Андрея Кураева, весьма серьезно улучшает благосостояние владыки Димитрия.

Митрополит Климент — свой для генерации епископов, назначенных в понтификат Алексия II, что, вроде бы, должно означать высокую вероятность его избрания. Однако, по словам отца Андрея Кураева, при строительстве вертикали церковной власти он основательно испортил отношения и с российским епископатом, что делает его избрание маловероятным, возможным лишь в ситуации «протестного» голосования.

«Идеологи» против «церковнослужащих»

 

По оценке православного публициста психолога Андрея Рогозянского, в качестве «партийной» опоры митрополита Кирилла явно выделяются «новые православные»: епископы и священники, стремящиеся сделать богословие и церковь соответствующими требованиям времени, выступающие за активную миссионерскую позицию и участие в переустройстве общества — не за приспособление к власти, к новым общественным реалиям, как церковные обновленцы 20-х годов, а за активное воздействие на общество с целью его преобразования.

К числу «идеологов» этой «партии» Рогозянский относит уже упоминавшегося выше епископа Илариона (Алфеева), известного московского священника Даниила Сысоева, еще более известного миссионера и публициста диакона Андрея Кураева, православного политолога Кирилла Фролова и других. Это отнюдь не партия «младоникодимовцев», более того, отец Андрей Кураев, например, чрезвычайно критически относится к «католикофильской» идеологии митрополита Никодима, считает ее ложным путем. Митрополит Кирилл, конечно, не подписывался участвовать в каких-либо «партиях», но как человек с ярко выраженным идейным кредо, проявляющимся в его многочисленных выступлениях и проповедях, он к «новым православным», несомненно, очень близок.

Владыка Климент и его окружение, вопреки их сложившемуся образу, — вовсе не церковные консерваторы и не выразители «правых» идей. Они вообще неидеологичны — это, можно сказать, просто «церковнослужащие», в меру консервативные, в меру либеральные. О какой правой идеологии можно говорить, например, после странного выступления архиепископа Феофана на недавнем открытии главной Грозненской мечети: больший уклон в межконфессиональное сотрудничество трудно и представить.

Митрополит Климент — «нормальный» советский епископ, знающий не только внутрироссийские проблемы: служивший и за рубежом — в США и Канаде, по необходимости сотрудничавший с советской властью. Он практичный церковный руководитель, как говорится, «колеблющийся вместе с генеральной линией». Считать его лидером правых — большая ошибка.

Правые, «утраконсерваторы», при всем своем влиянии никак и никем среди епископата не представлены — разве что среди епископов Русской православной церкви за границей, малоизвестны РПЦ. Бывший епископ Анадырский и Чукотский, лишенный прошлым летом сана, Диомид (Дзюбан) в последнее время в информационном пространстве не проявляется. Другой, украинский, церковный радикал — экс-епископ Хустский и Виноградовский Ипполит (Хилько), ныне епископ на покое, написал недавно публичное покаянное письмо…

Консерваторы, в лице прежде всего делегатов от монастырей, скорее всего, выступят на Поместном соборе в качестве пассивной силы, которая либо даст кому-то из кандидатов, сумевшему представить себя почвенником и молитвенником, дополнительные голоса, либо вообще не сыграют активной роли.

Третий не лишний

 

На ближайших Архиерейском и Поместном соборах церковь столкнется с проблемой несоответствия между поколениями — старого, сформировавшегося фактически еще до Алексия II синода, и новой епископской и вообще церковной генерации. К тому же в церкви есть мощные автономные центры — Украинская православная церковь, Русская православная церковь за границей… И потому на соборе могут быть серьезные сюрпризы, связанные, например, с неким третьим кандидатом (кандидатов по традиции три).

Третьим может оказаться как один из членов Священного синода, так и «темная лошадка», как говорит отец Андрей Кураев, архиепископ Энский. В числе таких «темных лошадок» называют, например, архиепископа Томского и Асиновского Ростислава (Девятова), обладающего большим авторитетом у духовенства и мирян — его считают «совестью» церкви. Или члена Священного синода Украинской православной церкви митрополита Одесского и Измаильского Агафангела (Саввина) — известного еще советского епископа-«международника», затем ставшего знаменитым в качестве решительного борца с автокефальным уклоном бывшего митрополита Киевского Филарета (Денисенко) и горячего сторонника духовного единства Украины и России: в Одесской епархии даже, говорят, принято щеголять в ремнях с изображением двуглавого орла. Называют также митрополита Черновицкого и Буковинского Онуфрия, архиепископа Владивостокского и Приморского Вениамина, митрополита Виленского и Литовского Хризостома, архиепископа Тернопольского и Кременецкого Сергия и других авторитетных в церкви архиереев.

В любом случае новому патриарху, чтобы пройти по краю раздора, нужно будет проводить очень осторожную «межпартийную» политику. Только в этом случае прогноз экс-митрополита Филарета не сбудется.

ПРИМЕЧАНИЕ:


Когда номер был уже в типографии, стало известно, что подавляющим большинством голосов участников Поместного собора 16-м патриархом Московским и всея Руси избран митрополит Кирилл. Поздравляем владыку Кирилла с избранием и желаем ему долгих лет патриаршего служения!


 Текст: Александр ИВАНОВ