Ирония борьбы


Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ


Сколько продержатся новые российско-украинские газовые договоренности, предсказать не берется никто.

Новогоднее противостояние России по газовому вопросу с транзитными странами — такое же регулярное явление, как фильм «Ирония судьбы». И наступление нового, 2009 года не стало исключением. Сначала казалось, что «пасть» так же низко, как в 2006 году, не удастся: за прошедшее время страны разделили контракты на поставку газа в Украину и транзит и даже нитки, через которые поступает газ для европейского и украинского потребителя. Но оказалось, что может еще ниже.

1 января глава «Газпрома» Алексей Миллер отдал распоряжение закрутить газовый вентиль на тех нитках газопровода Уренгой—Помары—Ужгород, через которые газ поступает украинским потребителям: транзитный поток, как и в прошлый раз, продолжал идти, более того, даже был увеличен с $300 млн т в сутки до $326 млн. Но шел недолго: уже 7 января из-за недоговоренностей сторон он был прекращен и восстановлен вновь только 20 января, после подписания новых российско-украинских договоров как на поставку газа украинцам, так и на транзит.

Сорвалось из-за Ющенко?

Напомним, 31 декабря 2008 года переговоры Миллера и других руководителей «Газпрома» с председателем НАК «Нафтогаз Украины» Олегом Дубиной и другими представителями этой компании в Москве закончились безрезультатно — причем, что называется, буквально в миллиметре от достижения соглашения.

Несмотря на то что вопрос о соглашениях не был закрыт в конце декабря, готовность украинской стороны не допустить очередного газового противостояния не вызывала сомнений. В 20-х числах декабря Украина перечислила России $1,5 млрд долга за газ в 2008 году, долг в $615 млн, о котором говорил «Газпром», — это штрафы и пени, по утверждению некоторых специалистов, не бесспорные, а по словам представителей «Нафтогаза», связанные с деятельностью посреднической компании Rosukrenergo.

В переговорной позиции НАК «Нафтогаз Украины» не было ничего из ряда вон выходящего для «Газпрома». Во-первых, Украина, разумеется, боролась за максимально низкую цену, обосновывая ее снижением цен на углеводороды на мировом рынке. С российской стороны предлагалась годовая цена $250, которую председатель Правительства РФ Владимир Путин называл позже формой спонсирования Россией экономики Украины, находящейся в преддефолтном состоянии: по его словам, цена поставки среднеазиатского газа, который закупается для потребителей Украины, составляет $340. Украина готова была согласиться на $235.

Во-вторых, украинская сторона настаивала на решении вопроса о цене для Украины в пакете с пересмотром стоимости транзита газа для Европы (до $2 за 1000 куб. м/ 100 км вместо $1,7). Транзитные отношения после российско-украинского газового кризиса 2006 года регулировались отдельным долгосрочным контрактом, цена же транзита — дополнительным соглашением к контракту, срок действия которого истекает в 2010 году: Россия отказывалась пересматривать относительно недавно подписанный документ.

Владимир Путин на встрече с иностранными журналистами заявил, что «Газпром», чтобы завершить переговоры результативно, предлагал при формальной цене $250 разрешить реализацию газа, закачанного ранее в украинские хранилища, на международном рынке по европейской цене и за счет этого фактически получать газ по $235 — то есть договоренность была фактически «в кармане». И по заявлению премьер-министра Украины Юлии Тимошенко, в последних числах декабря 2008 года стороны были очень близки к заключению контракта.

Но 31 декабря глава НАК «Нафтогаз Украины» Олег Дубина, насколько известно из разных источников, по прямому указанию президента Украины Виктора Ющенко, вдруг заявил, что устраивающая Украину цена — $201, прервал переговоры и покинул вместе с коллегами Москву. Юлия Тимошенко заявила, что она указания прерывать переговоры не давала, и если бы не вмешательство ее конкурента на украинском властном олимпе и в политике, никакого нового газового кризиса не было бы.

Вмешательство это, насколько известно, было связано не только с ценой, но и с участием в схеме поставки компании Rosukrenergo, представители которой, по словам Путина, обещали решить все вопросы. Против этого посредника активно выступала и выступает Тимошенко, но он, по слухам, близок Ющенко.

Взаимное прекращение транзита

«Газпром» заявил, что с 1 января прекращает поставку газа, предназначенного для украинских потребителей. И поскольку отвергнуто предложение о льготной цене, готов теперь продавать газ Украине по европейской цене — не ниже $450 за 1 тыс. куб. м. Позднее Владимир Путин заявил, что Россия готова одновременно платить и европейскую цену за транзит газа: $2—3 за 1 тыс. куб. м/ 100 км. Позднее от заместителя председателя правления «Газпрома» Александра Медведева появилось уточнение: $450 — это только на первый квартал, речь идет о европейской цене, которая имеет тенденцию к снижению и в последующих кварталах будет меньше.

Руководство украинского государства в этой ситуации «уходит на дно»: Ющенко уезжает на рождественские каникулы в Карпаты, Тимошенко недоступна. Полную свободу действий получает НАК «Нафтогаз Украины», представители которой заявили, что не будут чинить никаких препятствий транспортировке газа для европейских потребителей.

Одновременно компания подала иск в Хозяйственный суд г. Киева о признании недействительным дополнительного соглашения к транзитному контракту на том основании, что оно было подписано лицом, не имевшим на то полномочий: экс-заместителем председателя НАК «Нафтогаз Украины». Иск был удовлетворен. Заметим, что ранее подпись этой ненадлежащей персоны не мешала Украине исполнять допсоглашение.

Но это не главное — главное то, что в контракте на транзит оговорено: он подчиняется исключительно шведскому праву, и киевский суд в силу этого вообще не мог принять иск к рассмотрению. Однако украинские суды, как и всякие постсоветские суды, оказываются весьма податливыми, когда речь идет о желаниях властей.

Юристы фактически единодушно оценивают данное решение киевского суда как запредельно неправовое. Но при этом оно обязательно для исполнения «Нафтогазом» на территории Украины. Именно это судебное решение дало «Нафтогазу» основания разговаривать с Россией с позиции силы. Позднее тот же суд принял решение о запрете транзита в силу отсутствия соглашения о цене.

Кроме того, украинская сторона заявила, что ей необходим для прокачки технический газ — 21 тыс. куб. м в день — и стал отбирать его из транзитной трубы. Согласно контракту, транзитный газ Украина должна брать по цене поставки. Но раз цены поставки нет, компания «Нафтогаз» заявила о том, что будет забирать часть транзитного газа и оплатит его позже, когда будет определена цена поставки, а российская сторона — что Украина должна использовать либо ранее приобретенный российский газ, закачанный в хранилища, либо газ собственной добычи.

Из этой юридической коллизии постепенно выросло прекращение транзита с российской стороны.

Наш ответ

Вообще Россия в газовом конфликте-2009 повела себя беспрецедентно жестко.

Во-первых, «Газпром» остановил с 1 января подачу газа украинским потребителям на том основании, что с ней нет действующего контракта — как и в 2006 году, когда эта компания и страна в целом приобрели массу проблем с европейскими партнерами и оказались вынуждены длительное время «отмываться» от образа ненадежного поставщика и газового шантажиста. Именно поэтому ни в 2007, ни в 2008 году в сопоставимых масштабах конфликты не повторялись.

Заметим, что в 2008 год Россия и Украина также вступили без контракта на поставку газа украинским потребителям, тем не менее поставка прекращена не была: стороны урегулировали отношения постфактум, без эксцессов в оперативной деятельности «Газпрома» и «Нафтогаза Украины». Несомненно, в прошлом году России было не до Украины: решался вопрос мягкой передачи власти после завершения второй президентской легислатуры Владимира Путина.

Во-вторых, Россия совершенно непримиримо себя повела в отношении соблюдения транзитных обязательств. На вход в украинскую газотранспортную систему она подавала ровно столько газа, сколько должны были получить европейские потребители на выходе из нее, без учета технического газа. «Нафтогаз» отбирал для обеспечения прокачки 21 тыс. куб. м в день, и в итоге европейские потребители недополучали газ на этот объем.

5 января «Газпром» получил письмо из Федеральной таможенной службы о том, что «оседание газа на территории Украины может привести к сокращению выручки ОАО «Газпром» от экспортных поставок и нарушению валютного законодательства РФ». Еще до этого «Газпром» подал на «Нафтогаз» иск в Стокгольмский арбитраж с требованием принять обеспечительные меры. Но на основании письма ФТС он вынужден был принять решение уменьшить транзит на объем отбираемого газа. На встрече с Владимиром Путиным это решение прозвучало как предложение «Газпрома», которое как бы поддержал глава правительства, хотя в действительности инициатива жесткого поведения исходила, конечно, из российского Белого дома.

Примечательно, что Путин на этой встрече поправил Миллера, заметив, что украинская сторона ворует газ не у России, а у европейских потребителей. В действительности поставка газа европейским потребителям осуществляется на границе Украины с европейскими странами: манипуляции на Украине происходят с юридически еще российским газом.

7 января на очередной встрече Путина и Миллера было заявлено о полном прекращении транзита с российской стороны на том основании, что газ на выходе из газотранспортной системы Украины отсутствует. Опять это прозвучало как согласие на предложение «Газпрома», то есть даже в этот момент российское руководство еще предпочитало формально держать некоторую дистанцию по отношению к газовому конфликту.

Параллельно транзит был практически остановлен и украинской стороной, которая заявила, что давление в трубе настолько незначительное, что не позволяет осуществлять поставки.

Частично остановка транзита была компенсирована «Газпромом» за счет транзита газа по белорусской газотранспортной системе (объем транзита по ней вырос с 50 до 117 млн куб. м в сутки), по газопроводу «Голубой поток» через Турцию: объемы там увеличились с 35 до 48 млн куб. м в сутки, подъемом газа из хранилищ в Европе и приобретением его на спотовом рынке Евросоюза. Но, конечно, это были не очень большие объемы: существенно возместить потери европейских потребителей за счет обходных путей «Газпрому» не удалось. «Газпром», таким образом, под давлением государства пошел на прямое нарушение контрактных обязательств по поставке газа европейским потребителям, объясняя его форс-мажорными обстоятельствами.

Как отмечает «Коммерсантъ», до сих пор Россия не прекращала транзит даже в случае отбора до трети транзитируемого объема газа и не на основе интерпретаций условий транзита, а вообще без объяснения причин: соблюдение обязательств поставщика для нее были гораздо важнее. Совершенно очевидно, что в газовом конфликте 2009 года коммерческие интересы «Газпрома» были принесены в жертву политическим соображениям, впрочем, подкрепленными довольно серьезными юридическими основаниями — насколько «железобетонными», мы, возможно, узнаем уже скоро на судебных процессах против «Газпрома».

Евросоюз спешит на помощь

Еще одно новшество газового конфликта-2009: России наконец удалось привлечь Евросоюз в качестве посредника в разрешении газового спора с Украиной, что не получалось сделать в предыдущие годы. Евросоюз включился в разговор на основании заявления России о том, что Украина грубо нарушает международное право, в частности обязательства транзитной страны в рамках Энергетической хартии — то есть имеет место международный конфликт, газовая война.

А также по той причине, что целый ряд его членов в аномально холодном в Европе январе оказался в чрезвычайной ситуации и на грани политической дестабилизации. 6—7 января о серьезных проблемах с газообеспечением объявили Словакия, Босния, Сербия, Болгария, Молдавия, Хорватия, частично Польша и Румыния. Были ограничены поставки во Францию и Италию. За почти две недели до 20 января, когда газ пошел, их проблемы существенно усугубились.

Евросоюз стал инициатором проведения трехсторонних переговоров, формирования групп наблюдателей: только при контроле с их стороны Россия соглашалась возобновить транзит. Решение о возобновлении транзита после создания комиссии было принято, но Россия опять-таки пошла на принцип, поставляя газ в транзитную нитку, в которой отсутствовало давление, а не по маршруту, предложенному по техническим причинам «Нафтогазом Украины», хотя под международным давлением и выразила готовность пойти на попятный.

Евросоюз и примкнувшие к нему США для понуждения сторон к заключению договоренностей готовы были пойти на самые жесткие меры, вплоть до, как говорят некоторые эксперты, арестов счетов видных деятелей России и Украины в иностранных банках.

Принцесса на трубе

На этой критической грани, как и в прошлый крупный российско-украинский конфликт, стороны неожиданно и довольно быстро пришли к согласию.

Владимир Путин и эффектно вышедшая на авансцену премьер-министр Украины Юлия Тимошенко, решившая использовать роль миротворца в личных политических интересах, неожиданно быстро, всего за несколько часов, в ночь с 18 на 19 января договорились сразу по всему комплексу вопросов двусторонних газовых отношений. Совершенно очевидно, что подобная легкость связана с тем, что существенных противоречий между этими переговорщиками не было, а конкурирующий источник влияния — украинского президента Ющенко удалось каким-то образом нейтрализовать (возможно, с помощью европейских партнеров).

Параметры договоренностей следующие. Контракты заключаются на 11-летний срок, цена поставки собственно Украине в них определяется, как и хотела Россия, по формуле европейской цены, но в 2009 году на нее будет предоставлена 20-процентная скидка. В результате цена первого квартала составит $360, в среднем же по году она, с учетом тенденции к падению стоимости газа, согласно расчетам экспертов, составит $235—250. При этом в 2009 году цена на транзит останется прежней, с 2010 году она также будет европейской.

Было заявлено, что транзит начнется уже на следующий день — в понедельник 19 января. Но переговоры по тексту контрактов между «Газпромом» и «Нафтогазом Украины» продлились до вечера понедельника. Более того, в понедельник Виктор Ющенко высказал требование увеличить цену на транзит, Юлия Тимошенко, прибыв в Москву на подписание, провела по этому поводу дополнительный раунд переговоров с Путиным, но безрезультатно. Контракты были подписаны в рамках ранее согласованных параметров в присутствии двух премьеров, заслонки в газовых трубах двух стран были открыты (20 января газ уже поступил в Европу), а Тимошенко победно вернулась в Киев.

Контракты долгосрочные, но можно пересматривать

Почти сразу же Виктор Ющенко предпринял попытки ревизовать газовые договоренности, заключенные его политическим конкурентом. Он попытался созвать заседание Совета национальной обороны и безопасности для обсуждения договоренностей, однако оно было в последний момент отменено.

Но газета «Украинская правда» опубликовала тексты контрактов, которые составляют коммерческую тайну. И там, помимо объявленной части, всплыл ряд подробностей. Самое главное: часть транзита будет оплачена взаимозачетом по ставке $1,094 — в счет оплаты долга по ранее выданному авансу, только с февраля «Нафтогаз» будет платить живыми деньгами. С учетом параметров транзита средняя ставка по году получится $1,58. В результате затраты «Нафтогаза» на покупку газа с учетом транзита составят более $9 млрд.

Однако, по мнению экспертов, в частности Николая Корчемкина из East European Gas Analysis, компания могла, как крупный потребитель, выторговать более низкую базовую ставку: не $450, а $380, тогда ее затраты были бы порядка $7,8 млрд.

Аналитики считают, что контракты составлены однозначно в пользу российской стороны. Вполне возможно, именно из-за публикации контрактов Олег Дубина попал 24 января в больницу с инфарктом. Юлию Тимошенко, скорее всего, ждут новые обвинения в слишком тесном сотрудничестве с Россией, что, видимо, является вполне обоснованным предположением. В конце концов, каждый из потенциальных кандидатов на украинских президентских выборах 2010 года зарабатывает на предвыборную кампанию как может: Ющенко — лоббируя внедрение в схемы поставки газа посреднической компании, Тимошенко — устанавливая прямые отношения с потенциальными спонсорами.

Украинский премьер после публикации документов заявила, что будет бороться за льготную цену на 2010 год на основании имеющейся в документах оговорки, что изменять условия контрактов возможно, если ситуация на топливном рынке существенно изменилась. Украинской стороне не привыкать создавать и использовать разнообразные юридические коллизии. А это значит, что новый 2010 год две страны опять, вероятно, встретят под аккомпанемент жарких газовых дискуссий.