Александр БАРАНОВ: чтобы восстановить рост завтра, государство должно поддержать точки роста уже сегодня


Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Опыт работы администрации Наро-Фоминс-кого муниципального района Московской области, возглавляемой членом политсовета «Единой России» Александром Барановым, доказывает: продуманная стратегия развития территории, цельная инвестиционная политика, государственный подход руководства района к его развитию способны не только существенно снизить остроту кризисных явлений, но и сохранить рост в экономике муниципального района. И тем самым обеспечить основу для создания одной из крупнейших точек роста подмосковной экономики.

Действовать сообща

— Александр Николаевич, какова роль муниципалитетов в условиях кризиса? И как справляются с этой ролью муниципальные органы власти Наро-Фоминского района?

— Роль муниципальной власти не только в антикризисной, но вообще в экономической и социальной политике государства — велика. Ведь муниципалитеты ближе всего к гражданину, к предприятию.

Уровень муниципалитета — это микроуровень экономики и социальной сферы. Мы имеем дело не с обобщенными группами, а с конкретными жителями, работниками предприятий, бизнесменами, инвесторами, находимся с ними в живом повседневном контакте.

Для того чтобы узнать чаяния рядового жителя страны, бизнеса, нам не нужно «увеличительное стекло» — социологическая выборка, всегда имеющая какие-то огрехи. Мы получаем информацию из непосредственного общения. Наше понимание проблем не затуманивают разного рода лоббисты.

Никто лучше нас не видит, как сказываются на людях и бизнесе те или иные решения федеральных властей. Именно на нас, муниципалитетах, лежит главная нагрузка по претворению в жизнь решений федеральной власти, именно мы получаем первые оценки ее действия, анализируем, обобщаем.

— То есть вы создаете обратную связь системе власти?

— Иначе это не система. Я убежден, что муниципальная власть поселенческого и районного уровней, региональная, федеральная власти должны образовывать единую систему. Они мало что могут сделать по отдельности. Особенно это важно понимать властям всех уровней в условиях кризиса. В Московской области с этим, слава богу, больших проблем не возникает.

Действовать нужно очень четко и эффективно, на всех уровнях власти и управления. Ведь перед нами встанет проблема снижения уровня занятости, снижения доходов.

— При этом вопросы занятости, социальной защиты не относятся к компетенции муниципалитетов…

— Да, но мы не можем остаться в стороне. У нас лозунг, как у пионеров: нам до всего должно быть дело. И помимо полномочий, которые прописаны в законе — за которые мы несем административную и уголовную ответственность, есть наша ответственность перед избирателями, моральная, но не менее важная для нас.

— Районному муниципалитету в системе власти принадлежит, наверное, особая роль — поскольку вам свойственны и «близость к земле», в отличие от регионов, и довольно серьезные возможности обобщения, в отличие от поселенческих муниципалитетов…

— Безусловно. Обобщение, аналитика всегда присутствовали в работе, например, нашего районного муниципалитета. Потому что Наро-Фоминский район — это крупная территория, от границ Москвы до границ Калужской области, один из самых больших районов Московской области, с развитыми многопрофильными промышленностью и сельским хозяйством, со значительной численностью и плотностью населения, и то, и другое неравнозначно: ближе к Москве — увеличение этих показателей, к окраинам района — явное уменьшение, по мере удаленности от столицы — изменение менталитета, добавьте сюда разнообразие по возрасту, социальному статусу… Наш район можно рассматривать как срез, как некую модель социально-экономического устройства России.

Именно поэтому мы считали и считаем аналитическую работу одной из важнейших своих задач. Но сегодня для государства важна не только муниципальная аналитика, но и практическая поддержка государственных инициатив муниципалитетом, их реализация.

Возьмем общественные работы, которым сегодня придается ключевое значение в борьбе с безработицей. Именно мы можем обеспечить их фронт, привлекая высвободившихся работников в строительстве муниципальных дорог, в сфере ЖКХ, где большой дефицит персонала, в сфере муниципального, наиболее массового, скажем, здравоохранения. Сегодня далеко не везде у нас на соответствующих предприятиях полный штат, так что за счет государственной программы общественных работ муниципалитеты могут решить немало своих кадровых проблем…

Отдельно в связи с общественными работами скажу о добровольных народных дружинах, которые воссозданы у нас в районе в последние годы.

— Это наследники советских ДНД?

— В каком-то смысле да, но если раньше это было добровольно принудительное почти бесплатное времяпрепровождение, то сегодня — серьезная оплачиваемая работа, создающая основу безопасности населенного пункта, вместе с милицией и частными охранными предприятиями.

Это нельзя рассматривать как обычный прием на работу. Это именно мера поддержки людей, оказавшихся, например, в условиях сокращенного рабочего времени. Для них это реальная возможность увеличить свои доходы. А для муниципалитета — снизить уровень правонарушений.

Важную роль могут и должны сыграть муниципалитеты в осуществлении и других социальных антикризисных программ государства. Например, в реализации инициативы Владимира Владимировича Путина — отсрочки по выплатам ипотечных кредитов людям, потерявшим работу. Ясно, что на волне помощи действительно нуждающимся появится довольно много мошенников, которые безосновательно попытаются получить помощь — и без муниципалитетов не разберешься, кому действительно необходима помощь, а кто собирается погреть руки на этой социальной программе. Без муниципалитетов трудно обойтись и в сборе документов на предоставление отсрочки.

Рука на пульсе

— Вы говорили о том, что федеральный, региональный и муниципальный уровни власти должны работать как единое целое. А есть ли стремление к такому единству в сфере антикризисной политики?

— Безусловно. Еще два месяца назад мы поставили задачу по анализу создавшейся ситуации, надо сказать, озаботились возникшей проблемой, стали просчитывать варианты и вскоре создали антикризисный штаб. Одновременно появились антикризисные штабы в других муниципалитетах района, на областном уровне. На федеральном уровне была создана антикризисная комиссия под руководством Игоря Ивановича Шувалова.

В составе нашего штаба есть оперативная группа, задача которой — своевременный мониторинг работы предприятий, населенных пунктов, групп населения.

Мы и раньше смотрели ситуацию по предприятиям, городам и селам, социальным группам, но поквартально, помесячно. Теперь же делаем это в ежедневном режиме. И принимаем решения бок о бок с областными структурами.

— Антикризисный штаб обладает всей полнотой информации о социально-экономической ситуации в районе?

— Скажем так: максимальной информацией. Предприятия ведь не обязаны нам предоставлять сведения. Но за счет того, что налажен тесный контакт с Ассоциацией предпринимателей и работодателей Наро-Фоминского района, которая у нас объединяет более 130 членов, есть большое взаимопонимание и доверие между людьми бизнеса и муниципалитетом. В антикризисном штабе собираются и другие сведения. Мы располагаем информационным массивом, достаточным для того, чтобы принимать решения.

Благодаря результативной работе антикризисного штаба мы держим руку на пульсе и можем прогнозировать развитие событий. Скажем, мы видели, что в октябре пошли задержки платежей. Нам было понятно, что через месяц-два начнется уменьшение выпуска продукции, сокращение занятости: скрытое — в форме уменьшения рабочего дня и зарплат, и явное — в форме сокращения численности персонала. Этими сведениями мы делимся с областной и федеральной властью.

К сожалению, есть и у нас предприятия, которые сокращают рабочую неделю, сокращают количество занятых на производстве. Увы, по большей части это машиностроители — те, кто выпускает двигатели, комплектующие для авиастроения, электротехническую продукцию… Наро-Фоминский машиностроительный завод и головной завод холдинговой компании «Элинар» немного «подсели», тем более что значительную часть произведенного они поставляли в страны СНГ, в частности на Украину… А там перестали платить за отгруженную продукцию. Антикризисный штаб старается по мере сил помогать таким предприятиям.

Руководителям предприятий от такого штаба тоже большая польза: с его помощью они могут узнать, какая ситуация у коллег, как другие решают те или иные проблемы. Директора понимают, что неправильно прятать голову в песок — нужно искать выход из ситуации, и делают это с нашей помощью.

— Недавно президент Дмитрий Анатольевич Медведев поставил перед Игорем Ивановичем Шуваловым задачу жесткого контроля выплаты заработной платы предприятиями. А как в районе с выплатой зарплаты?

— Мы очень жестко отслеживаем ситуацию с зарплатой. Потому что это, во-первых, политический вопрос, а, во-вторых, наказание за невыплату зарплаты предусмотрено в Уголовном кодексе. Относительно недавно у нас был случай задержки зарплаты на одном из предприятий, но после вмешательства районного прокурора вопрос предпринимателем был решен в пользу работников. Других желающих иметь беседу в прокуратуре после этого не возникало.

Социальная ситуация в нашем районе осложняется тем, что значительная часть населения работает не на наших предприятиях, а на московских. Если предприятия Московской области мы еще можем как-то поддержать, то социальные последствия проблем с московскими предприятиями мы вынуждены воспринимать как данность.

Например, представим ситуацию: муж ездит на работу в Москву, жена — домохозяйка. Дети ходят в детский сад — денег на его оплату хватает с мужниной зарплаты. Но если муж, не дай бог, теряет работу, мы неожиданно для себя получаем полностью социально необеспеченную семью, которой должны срочно оказывать помощь.

Сохранить программы развития

— Как реализуются в условиях кризиса муниципальные программы Наро-Фоминского района?

— Как раньше реализовывались, так и сейчас: планы мы не пересматривали. Все, что строили, продолжаем строить и завершаем в установленные сроки. Все заказы, которые собирались разместить, размещаем, все торги, которые планировали, проводим.

Например, крупнейший наш социальный объект 2009 года из еще не построенных — новая поликлиника в Апрелевке. Свои 100 млн руб. по этому проекту мы профинансировали, сейчас получили и федеральные 100 млн — как и планировалось, в третьем квартале будущего года поликлинику сдадим в эксплуатацию. То же самое относится к другим объектам в рамках национальных проектов и областных программ, в которых участвует муниципалитет, собственно муниципальных программ.

Как бы ни было сложно, мы держимся. Потому что понимаем: если государство, органы местного самоуправления сейчас сократят объемы работ, финансирование по своим проектам, это будет еще один мощный удар по экономике, который углубит кризис. Единственное, мы более ответственно подходим к началу строительства новых объектов, чтобы не брать на себя чрезмерные риски. На это же настраиваем частных инвесторов, с которыми у нас складывается тесный контакт и взаимопонимание.

— Кстати, о частных инвесторах. В последнее время в Московском регионе ушло довольно много инвесторов, особенно из торговой сферы…

— Ушли легковесные инвесторы. Стратегические же оказались в условиях резкого увеличения сроков окупаемости проектов, но отступать не собираются.

В быстрорастущей экономике инвесторы готовы были брать на себя почти любые издержки, почти любые риски в надежде на быструю отдачу. Теперь все изменилось, и оказалось, что многие взяли на себя чрезмерные риски. Поэтому инвесторы сокращают объемы вложений, увеличивают их стоимость… Но, как правило, не уходят, потому что привлекательность российского потребительского рынка очень велика.

Если говорить о торговле, то далеко не все торговые сети чувствуют себя сегодня уверенно. Вы знаете, что «Неотон» заявил о техническом дефолте, ряд других сетей испытывают трудности. Я думаю, это происходит потому, что они работали, скажем так, слишком на перспективу, зачастую себе в убыток, чтобы захватить большую долю рынка. Фигурально выражаясь, амбиции оторвались от амуниции…

Сегодня они вынуждены экстренно искать дополнительное финансирование. А свято место, как известно, пусто не бывает: их доли рынка занимают другие сети, которые ведут экспансию на рынке, не отрываясь от своей ресурсной базы. Благо дефицит торговых площадей по-прежнему очень велик.

То же самое происходит в производственных секторах: перспективы производства, ориентированного на конечного потребителя, по-прежнему очень велики. Так что слухи о смерти инвестиционного процесса в России сильно преувеличены.

— Но платежеспособный спрос населения все же просел?

— Да, особенно в секторах товаров длительного пользования, в секторах повседневного спроса падение очень незначительное. При этом вы знаете, что происходит с вкладами, изъятыми населением в банках?

— Ничего.

— Вот именно. Вклады, которые сограждане забрали из банков в прошлые месяцы, на потребительский рынок почти не попали. Они хранятся «под матрацем»…

— И даже обратно возвращаются в банковский сектор…

— Совершенно верно: в декабре наметилась именно такая тенденция. То есть антикризисная политика правительства, несмотря на ожесточенную критику ее и справа, и слева, дает результаты.

Знаете, в составе Ассоциации предпринимателей и работодателей Наро-Фоминского района активно работают и банкиры из местных подразделений Сбербанка, банка «Возрождение», Газпромбанка, Газэнергопромбанка, ВТБ-24. Благодаря им мы очень хорошо представляем себе ситуацию на рынке вкладов, тенденции этого рынка.

Пример: в сентябре граждане забрали в одном из банков 50 млн руб., в октябре — уже порядка 150 млн. Население унесло деньги просто потому, что испугалось повторения сценариев прошлых лет: 1991 года, когда вклады полностью обесценились в результате гиперинфляции; 1998-го, когда они были возвращены лишь спустя несколько лет, да и то не в полном объеме…

Но в ноябре, благодаря мерам по увеличению ликвидности банковской системы, появлению дополнительных государственных гарантий по вкладам, благодаря процессам на финансовом рынке, прежде всего увеличению ставок по депозитам, физические лица изъяли из банковской системы намного меньше. А в декабре, как вы правильно заметили, Центробанк констатировал увеличение объема вкладов физических лиц в банковской системе. И мы это можем подтвердить: у нас в районе именно так развивалась ситуация.

— Улучшится ли положение предприятий по мере потери «веса» рубля?

— От этого улучшается положение только у экспортеров. У остальных преимущественно минусы — увеличивается стоимость импортных товаров, оборудования, поставляемого в Россию, а также стоимость инвестиционных кредитных ресурсов, привлекаемых по-прежнему в основном из-за рубежа.

— Но скажется ли на производителях, особенно на сельхозпроизводителях, фактор импортозамещения, характерный для прошлого кризиса? Если взять, например, птицеводство — эта отрасль у вас в районе представлена ведущей в Подмосковье компанией «Элинар-Бройлер», созданной когда-то с участием американских инвесторов?

— Пока трудно сказать, но, по логике вещей, скажется. Хотя вы же понимаете, что действует одновременно несколько экономических факторов: и состояние платежеспособного спроса, и издержки, например связанные с электроэнергией, которая имеет тенденцию дорожать, и стоимость кредита… Однако фабрика работает стабильно: каждый год она прибавляет по 5 тыс. тонн мяса птицы, в этом году выходит на 30 тыс. тонн.

— А какова ситуация в строительном бизнесе района?

— Наблюдается некоторый спад, на мой взгляд некритичный: рынок, мне кажется, просто немного остывает, он был слишком перегрет. В последние три-пять лет застройщики в погоне за спросом на жилье возводили дома быстрее, чем готовилась документация. Это иногда приводило к удорожанию строительства, получались накладки: уже первый этаж построили, а разрешительные инстанции при согласовании потребовали другое техническое решение. Сейчас появилась возможность работать более последовательно, поступательно, без спешки. Потому лучше финансируется и более качественно выполняется проектный этап, подготовка документации, более качественными сдаются и дома. Так что баланс минусов и плюсов в отрасли соблюдается. О чем свидетельствует и то, что пока не снижается цена на нежилую и жилую недвижимость, которая определяется прежде всего первичным рынком недвижимости. У нас же строили и покупали квартиры и дома за счет своих денег. К тому же в условиях высокой инфляции квартиры выступали как инструмент инвестирования. Именно поэтому, как мне кажется, цена не падает — разве что чисто символически, в рекламных целях.

Выгоды от производства

— Верно ли, что несмотря на кризис у вас в районе не остановилась ни одна из коммерческих инвестиционных программ?

— Верно. Более того, к нам продолжают приходить инвесторы.

— Потому что в своей инвестиционной политике вы делали акцент на создание производственных предприятий, а не на строительство торгово-развлекательных центров?

— Вы знаете, мы активно занимались и занимаемся как производственными, так и торговыми инвестиционными проектами. А также, например, проектами вложений в индустрию отдыха: у нас ведь один из самых экологически чистых районов Подмосковья, и условием всех капиталовложений в производство мы ставим соблюдение жестких экологических требований.

Но ключевым направлением выступают инвестиции в производство. С точки зрения налоговых поступлений муниципалитету все равно, завод создается или крупный отель — у нас ведь нет доли от налогов с добавленной стоимости, и это, кстати, большая недоработка налогового законодательства, не способствующая поддержке роста ВВП страны со стороны муниципалитетов. Но в плане экономического роста на территории нам выгоднее создание предприятий, которые влекут за собой открытие других предприятий, развитие социальной сферы.

Наша цель — создать в районе максимум рабочих мест для наших жителей, чтобы минимум людей ездили в Москву: приезжали бы к нам — из столицы, из соседних областей. Мы стремимся открыть в каждом населенном пункте высокотехнологичное промышленное предприятие.

— Именно предприятия высоких технологий? Сельхозпереработка исключена?

— Это может быть и сельхозпереработка, но высокотехнологичное производство, как, например, упоминавшийся «Элинар-Бройлер», или «Росизол» — предприятие, выпускающее изоляцию. Уже в период кризиса стартовал инвестиционный проект по строительству предприятия «Сфера-Фарм» — производство внутривенных инфузионных растворов.

Мы делаем ставку на строительство высокотехнологичных предприятий с числом работающих 100—150 человек в небольших поселках с населением около полутора тысяч. Кроме того что это новые рабочие места для жителей и одновременное повышение их образовательного, профессионального уровня, это еще стимул к развитию всего поселка. Активизируется жилищное строительство, строится современная коммунальная инфраструктура, совершенствуется дорожное хозяйство. Как следствие, увеличение численности жителей — до 4,5 тыс. Мы уже должны будем подумать о строительстве новой современной школы на 500 учеников, физкультурно-оздоровительного комплекса с бассейном… То есть экономическая и социальная политика на территории тесно взаимосвязаны.

Инвестиционная практика

— А кто ваши ключевые инвесторы?

— В Наро-Фоминском районе работают десятки как отечественных инвесторов, так и иностранных: из Финляндии, Германии, Италии, Великобритании.

«Рексам» — международная компания британского происхождения, производитель алюминиевых банок, у которой на территории нашего района расположено головное в России производство, открывает все новые и новые предприятия в нашей стране. Недавно наш район посетил топ-менеджмент компании, руководители фирмы сообщили нам, что в страну в ближайшее время приезжает целая когорта их менеджеров и инженеров для дальнейшего расширения производственных мощностей.

Итальянская фирма «Арнег», производитель торгового и холодильного оборудования, уже построила корпус собственного завода, остались только отделочные работы. Все идет по плану, без задержек.

Одна из известных немецких фирм — «ВЕКА-Рус» создала в районе фабрику по производству профилей для пластиковых окон, она производство не сокращает.

Расположенный у нас в районе крупнейший в Центральной России завод фирмы «Эйвон» (косметика) чуть сократил выпуск, но продолжает активно работать, тем более что на носу новогодние праздники. Потом будет 8 марта, а там, глядишь, и кризис закончится.

1 ноября в нашем районе был торжественно введен в действие завод финской компании «Мется Тиссью» — ведущего европейского производителя санитарно-гигиенической бумажной продукции под знаменитыми марками Mola, Lambi…

Финны поставили для начала две производственные линии — пока на арендованных площадях. Это коммерческая политика компании: начинают производить они на арендованных площадях, набирают людей, обучают, потом, по мере роста продаж, строят собственное производство.

Работать в Наро-Фоминском районе они приняли решение давно: им у нас понравились условия, отношение к инвесторам. Тем более что их привлекает возможность построить завод на территории одного из четырех создающихся у нас по областной программе промышленных округов.

— Как инвестиционная ситуация сказалась на показателях района?

— Положительно. Экономические показатели района за три месяца кризиса как минимум не упали — за счет того, что новые инвестиционные проекты компенсируют некоторое сокращение производства по ранее существовавшим видам производства.

По данным за 11 месяцев 2008 года, на конец ноября, валовой продукт района составил 131,5% по отношению к 2007 году. Рост объемов производства и заработной платы за год — более чем 30%. Думаю, эти показатели не изменятся и после подведения окончательных итогов 2008-го.

— Если бы рейтинговые агентства присваивали инвестиционные рейтинги районам, Наро-Фоминский, вероятно, пошел бы вверх?

— По крайней мере остался бы неизменным, что уже большое достижение в условиях, когда все такие рейтинги падают.

Не останавливать реформу

— Как на фоне кризисных явлений в экономике обстоят дела с реформой местного самоуправления?

— Не знаю, как у других, а у нас темп осуществления реформы не снизился. Как мы и планировали до кризиса, все наши семь городских поселений и семь сельских переходят с 1 января на самостоятельные бюджеты. Мы встречались со всеми главами поселений — они не теряют оптимизма и вполне, по нашим оценкам, готовы достойно ответить на дополнительные вызовы, связанные с кризисом. Главы муниципалитетов понимают, что кризис — прекрасная возможность проявить себя, показать свои деловые качества и собственному населению, и району, и региону.

При этом три муниципалитета — городские поселения Апрелевка, Наро-Фоминск и Атепцевское сельское поселение, обладающие достаточной экономической и финансовой базой, показавшие высочайший профессиональный уровень в 2007—2008 годах, подготовившие сильные кадры, будут исполнять свои бюджеты целиком самостоятельно. Остальные поселения заключили соответствующие соглашения с районным финансовым управлением, которое за каждым из них закрепило кураторов, наладило обучение кадров местных финансистов.

— То есть принимать решение по бюджету будет муниципалитет поселенческого уровня, а исполнять — районное финуправление?

— Совершенно верно. Тем более что при современных информационно-коммуникационных технологиях это не составит большого труда. Электронная платежка, электронная подпись… Руководителю поселенческого муниципалитета достаточно раз в неделю приезжать в управление.

Бюджеты 11 поселений сведены с профицитом, три поселения у нас дотационные. Но надо сказать, что профицит чаще всего не от того, что деньги не на что потратить, а потому, что отсутствует пока юридическая возможность это сделать. Процесс регистрации прав собственности муниципалитетов на ряд существующих объектов пока не завершен. Например, есть дороги, но у них нет хозяина, который бы содержал их в порядке. И муниципалитет не имеет права тратить бюджетные деньги на их содержание, потому что не хозяин. И тогда начинается процедура регистрации дорог в муниципальную собственность. Как только права на них зарегистрированы, объекты включаются в план финансирования. Вот тогда-то и пригодятся профицитные средства. Работа эта волокитная, но мы системно решаем такие вопросы, шаг за шагом.

— А не возникает ли у вас попыток поселенческих муниципалитетов переложить ответственность за собственные неудачи на район?

— Для того чтобы этого не было, предполагается изменить систему управления районом: мы предлагаем формировать Совет депутатов района — по три человека от поселения, допустим, глава поселения и два депутата местного Совета.

— И поселения будут принимать районный бюджет, другие нормативные акты районного уровня — они уже не смогут сказать, что «нехороший» район какие-то их чаяния не учел?

— Совершенно верно! Такая модель управления, замечу, применяется во многих европейских странах, где опыт существования муниципальной власти насчитывает многие столетия, а не как у нас — пару десятков лет. Этот механизм заложен и в 131-м законе. И уже внедряется в ряде муниципальных образований Московской области.

Это позволит устранить разрыв между двумя уровнями муниципалитетов, сделать их ближе, превратить муниципальную власть в единую систему. Чтобы население не страдало от того, что дорожки чистить — полномочие одного муниципалитета, а посыпать их песочком — другого, и они никак между собой не могут скоординироваться.

Кстати, я не утрирую: я привел реальный пример разделения определенных законом полномочий между поселением и районом! Между их полномочиями зачастую трудно провести границу, а это означает, что должна быть создана эффективная система координации между ними в рамках 131-го закона.

Время строить фундамент

— А почему это решение было принято именно сейчас, в период кризиса?

— Понимаете, с одной стороны, кризис — это время быстрых оперативных решений. С другой стороны, произошло некоторое охлаждение прежней перегретой экономической жизни — «давай, давай, быстрей, быстрей!», которая и от нас, муниципалитета, требовала аналогичных темпов работы, реактивного стиля… Мы получили возможность оглядеться, проанализировать ситуацию, лучше выстроить отношения.

Кроме того, мы накопили уже довольно значительный опыт муниципального управления, который позволяет учитывать широкий спектр рисков, планировать возможные отклонения. Работать более планово — несмотря ни на какие кризисы.

Дело в том, что нынешний кризис — детский лепет по сравнению с тем, что было в 90-е: с развалом экономики, социальной сферы, когда приходилось принимать решения за считаные часы, иначе, например, рухнет дом. Была масса кризисных отраслей — и здравоохранение, и транспорт, и ЖКХ. Все эти сферы был приведены в порядок, кризисов там теперь не возникает. Мы, в целом, распрощались с прежним стилем «пожарной команды», сократили, кстати, резервный фонд — необходимость в нем возникает теперь все реже. Перешли на европейские, цивилизованные принципы работы муниципалитета. Создана система, я бы сказал, менее авторитарная — более спокойная, демократичная.

Существуют проблемы, которые мы в состоянии решать фактически в штатном режиме. Потому мы и не меняем планы, и не останавливаем плановые преобразования.

— В самом начале мы говорили, что вы видите ситуацию весьма «близко» к реальным людям и предприятиям и при этом воспринимаете ее достаточно обобщенно. Каковы ваши антикризисные предложения федеральному правительству?

— Самое главное, я глубоко убежден, что сейчас настало время плотно заняться строительством фундамента экономики: инженерной инфраструктуры — дорог, автомобильных и железных, транспортных узлов, промышленных зон, энергетических объектов и сетей за счет или при поддержке государственных инвестиционных ресурсов. Особенно там, где намечаются точки роста. Это создаст основу быстрого и, самое главное, качественного роста экономики.

Вот пример, как это может работать. Мы в районе строим подстанцию «Нара-2» на 160 мегаватт — потому что наблюдается большой дефицит энергетических мощностей. Например, мы не можем построить в Наро-Фоминске новый перинатальный центр, потому что в городе элементарно не хватает электроэнергии.

В этот проект были привлечены частные инвесторы — они с удовольствием пришли к нам. Но сегодня сроки окупаемости вложений резко выросли. И возникла дилемма: либо построить подстанцию за счет средств частных инвесторов, в лучшем случае лет за пять, либо за счет государственных инвестиционных ресурсов — за полтора-два года.

По-моему, решение очевидно, тем более что только одна эта подстанция совершенно преобразит территорию. Вокруг нее как грибы после дождя вырастут серьезные машиностроительные предприятия, которые сегодня мы не можем себе позволить из-за того, что темпы роста энергомощностей в районе отстают от темпов роста производства. Кроме того, мы получим возможность осуществить многие наши социальные проекты. Единовременные затраты на строительство электроподстанции составят около 5 млрд рублей, при этом она позволит ежегодно производить продукции на 50 млрд!

Чтобы восстановить масштабный рост ВВП страны завтра, нужно поддерживать точки роста уже сегодня.

— Это будет не точка, а целый очаг роста!

— Да. «Нара-2» позволит создать в районе основу развития, а привлекать инвесторов, развивать производство мы умеем. Это, я считаю, самое главное в антикризисной политике.

Мне кажется, государство не должно напрямую, кроме крайних случаев, поддерживать нуждающихся граждан или компании: оно должно создавать для них условия, возможности.

Именно поэтому очень важно расходовать финансовые ресурсы не столько на «тушение пожара» кризиса — на это не хватит никаких денег, сколько на создание новых экономических условий.