Врагам ответим стабильностью


Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

В Послании президента парламенту все было подчинено главной теме — корректировке Конституции РФ.

Ультиматум Медведева
В своем Послании Федеральному собранию, зачитанному 5 ноября, президент Дмитрий Медведев вывел на первый план международные темы. И не случайно.

Глава государства выступил с жестких антиамериканских позиций. Вот цитата: «Варварская агрессия против Южной Осетии… и, конечно, набирающий обороты глобальный финансовый кризис. Конфликт на Кавказе был использован как предлог для ввода в Черное море военных кораблей НАТО. А затем и для ускоренного навязывания Европе американских противоракетных систем… Мировой финансовый кризис тоже начинался как «локальное ЧП» — на национальном рынке Соединенных Штатов».

И далее: «Что греха таить, трагедия Цхинвала стала, помимо прочего, следствием самонадеянного, не терпящего критики и предпочитающего односторонние решения курса американской администрации». Таким образом, Дмитрий Медведев прямо обвинил в конфликте Грузии с Россией Соединенные Штаты. Что, безусловно, не лишено оснований.

В августе 2008 года администрация США впервые, руководствуясь непонятными пока мотивами, не одернула Саакашвили в его в очередной раз возникшем желании военным способом решить проблему не признающих власть Тбилиси автономий. Но из администрации президента — «хромой утки» могут исходить странные сигналы, это ни для кого не новость и не тождественно стремлению США как государства к прямому военному противостоянию с Россией. Их истинную позицию выразит уже новая администрация Белого дома.

Тем не менее наш решительный ответ Америке был дан уже сейчас. Медведев заявил, что Россия намерена разместить для противодействия третьему позиционному району ПРО в Чехии и Польше ударную ракетную группировку, состоящую из новых российских оперативно-тактических ракет «Искандер» в Калининградской области и использовать для подавления систем американской ПРО наземные и морские силы радиоэлектронной борьбы Балтийского флота. Кроме того, Россия отказывается от расформирования дивизии РВСН в Козельске, планируемого в рамках своей программы сокращения стратегических наступательных сил.

На первый взгляд, непонятно, что послужило поводом для столь резких заявлений: обмен хлесткими фразами времен российско-грузинского конфликта позади, никаких принципиально новых шагов по развитию программы ПРО предпринято не было.

При этом понятно, что американская программа ПРО не будет свернута под воздействием ультиматума Медведева. Прозвучал он в день, когда было объявлено об избрании новым президентом США Барака Обамы, известного прохладным отношением к расширению американской ПРО. Пояснения Дмитрия Медведева, данные во время встречи во влиятельной американской экспертной организации — Совете по внешней политике, что он якобы не помнил об этой важной дате, назначая день произнесения послания, мало кого может убедить.

Очевидно, что Россия хлесткими заявлениями заставит нового президента США, чтобы не потерять лицо, хотя бы на словах поддержать прежнюю линию. Эта логическая цепочка очевидна, и, следовательно, заявление Медведева имело своей целью отнюдь не отказ США от программы строительства третьего позиционного района.

Еще больше в этом убеждает столь громкая и пафосная декларация ответных мер. Они же не предусматривают выход из международных договоров — мы действуем в рамках своих прав и интересов. Гораздо эффективнее, по Рузвельту, тихо, вкрадчиво говорить, но держать за спиной большую дубину. А не громко кричать и махать руками, ничего в итоге не предпринимая (как, судя по всему, будет и в этот раз).

Усиление наступательной составляющей войск и сил Калининградского оборонительного района и Балтийского флота как раз важно проводить превентивно, а не в ответ на те или иные шаги США и НАТО, чтобы их восточно-европейские партнеры имели возможность учитывать российскую военную мощь в регионе в качестве «материального», а не «виртуального» фактора.

Тем более что после громогласного заявления, напрямую объявляющего целью нового комплекса военных мер противодействие американской ПРО, новая российская система защиты будет воспринята как мешающая международной безопасности. Главное назначение объектов ПРО США, конечно, военное присутствие у границ России и ее окружение для того, чтобы диктовать определенные условия; а также перехват российских ракет, хотя, безусловно, планируемый американский ракетный щит может лишь в малой степени защитить от российских ударных ракетных сил. Но в конце концов эти системы имеют отношение и к уничтожению азиатских ракет, а значит, и к международной безопасности.

Противодействие окружению России военными базами, о котором справедливо говорил президент Медведев, должно подразумевать прежде всего заинтересованность в дружеских, союзнических или как минимум нейтральных отношениях с соседями, а иногда и покупку их предпочтений. Торг за их предпочтения с использованием кнута и пряника мы в последнее время успешно ведем и на Южном Кавказе, и в Средней Азии, начали работать в этом направлении в Восточной Европе. Это и есть главное в противодействии США и НАТО, но речь идет о долгой рутинной работе в постоянном противодействии с геополитическими противниками — США, Евросоюзом, влиятельными региональными державами, например Ираном и Турцией. Эту работу трудно эффектно представить общественности.

Глубокую озабоченность по поводу намерений российских властей выразили не только США, но и ведущие европейские страны. И буквально на следующий день российское политическое руководство делает шаг назад. Министр иностранных дел Сергей Лавров заявляет, что «Искандеры» будут развернуты только если американские противоракеты все-таки появятся в Польше (этой предпосылки в тексте послания президента нет).

А позднее и сам президент Дмитрий Медведев не просто смягчил российскую позицию: выступая в Совете по внешней политике, а затем комментируя итоги переговоров с Джорджем Бушем на саммите АТЭС в Лиме, он полностью сменил тональность. В Совете по внешней политике он положительно отозвался о намерении команды Обамы ревизовать программу ПРО. Президент вслед за Лавровым повторил, что размещение «Искандеров» не неизбежно, Россия не хочет их размещать в Калинградской области и пойдет на этот шаг только в случае недоговоренности с США по восточно-европейской части ПРО.

Конституцию чтим, но правим
«В России на протяжении веков господствовал культ государства и мнимой мудрости административного аппарата», — заявил в своем послании президент Медведев. Он восхитился Конституцией 1993 года, которая, по его словам, легла в основу формирования российского демократического государства. И тут же предложил поправки в нее, увеличивающие легислатуру президента до шести лет, а также срок работы Думы до пяти.

Напомним: в 2005—2007 годах президент Путин отказался даже говорить о внесении изменений в Конституцию по поводу возможности третьего срока. Она была объявлена чуть ли не незыблемой святыней, которую нужно только последовательно исполнять и которая содержит достаточное количество степеней свободы для реализации политического процесса в любых условиях. А ведь в предложениях, звучавших пару лет назад, тоже не было ничего, кроме изменения цифры. Почему же Владимир Путин заблокировал правку, а Дмитрий Медведев «распечатал» Конституцию?

Потому что в отношениях с Западом пройдена красная черта, до которой Кремль оглядывался на реакцию на свои действия со стороны так называемых развитых стран. Сейчас, впрочем, тоже действует не безоглядно — изменения достаточно аккуратные, с апелляцией к французской конституции, к тому же отложены во времени.

Другие изменения, предложенные Медведевым как в Конституцию, так и в законодательство о политической системе: ежегодные отчеты Правительства РФ в Думе, представительство в нижней палате парламента партий, набравших от 5 до 7% голосов на выборах в лице двух депутатов, постепенное снижение численности членов партии, необходимой для ее регистрации, корректировка порядка выборов членов Совета Федерации или назначения губернаторов — конечно, не сопоставимы с изменением политического цикла в стране, одного из самых фундаментальных вопросов функционирования политической системы. Благодаря этим изменениям стабильность политической системы существенно усилится.

Судя по всему, «ястребиные» внешнеполитические оценки и заявления Медведева следует рассматривать именно в связи с этой реформой. Крупные политические преобразования путинского периода всегда обосновывались трудными внешними условиями, требующими консолидации. Напомним: решение об отмене выборности губернаторов с целью укрепления государства, вертикали власти было принято после бесланской трагедии, которая интерпретировалась Владимиром Путиным в его специальном обращении как акция международного терроризма против России.

Тема решительного противостояния врагам России была разыграна и на этот раз. С похожей, думается, реальной целью.