Охота на миллионера в медвежьей шкуре


Текст | Татьяна ЧАПЛЫГИНА, экономический обозреватель

Когда общаешься с иностранцем, поражает совершенно искаженное представление о России. Иногда даже складывается впечатление, что пресловутый железный занавес, за которым мы жили 70 лет, все еще на месте. Конечно, улицы столицы больше не наводняют медведи и волки, тень КГБ не мерещится за каждым углом, но иллюзии и мифы о нашей жизни не оставляют в покое заморских гостей. Последнее их увлечение — это отечественные миллиардеры и миллионеры. Ведущие иностранные агентства регулярно пересчитывают их по головам, отслеживают рост популяции, а крупнейшие мировые банки мечтают включить их в списки постоянных клиентов. Между тем реальность иная: россияне осторожно относятся к банковским услугам, их доходы и образ жизни не соответствуют придуманному образу. Так что же ждет иностранных банкиров на евро-сибирских просторах?

Пейзаж с нерезидентом
Одной из уступок, сделанной нашими переговорщиками для вступления России во Всемирную торговую организацию, было открытие отечественного финансового рынка для иностранных банков. Спорили на эту тему много, остановить процесс не удалось. Варяги пошли на Русь плотными рядами, поглощая местных конкурентов.

Согласно недавнему отчету Банка России, из 1123 работающих в стране кредитных организаций 69 — это банки со стопроцентным участием нерезидентов. Общая сумма их инвестиций в уставные капиталы банков за второй квартал этого года увеличилась на 6,1% и на 1 июля 2008 года составила 210,88 млрд руб. В результате доля нерезидентов в совокупном зарегистрированном уставном капитале всех кредитных организаций на 1 июля 2008 года увеличилась до 26,78% против 25,70% на 1 апреля 2008 года.

Кредитные организации с участием нерезидентов сосредоточены не в столицах. Они активно продвигаются в регионы. Их присутствие замечено в 39 субъектах Российской Федерации. На 22 банка со стопроцентным участием иностранцев приходится 192 филиала.

Политику и стратегию в большинстве банков с участием нерезидентов определяют иностранные управляющие. И только в восьми кредитных организациях, как отмечает Банк России, на решения, принимаемые нерезидентами, существенное влияние оказывают российские резиденты.

Буржуазное лукавство
Скоро плеяду иностранных банков пополнит еще одна мировая звезда. Крупнейший инвестиционный банк США — Merrill Lynch заявил о намерении до конца года открыть представительство в России. Он будет заниматься самым престижным и дорогостоящим направлением — обслуживанием миллионеров. Россия остается наиболее привлекательной территорией по управлению частными инвестициями, сказал Жан-Мари Делюэрмоз, глава подразделения по работе на развивающихся рынках Европы Merrill Lynch, поскольку рост числа экстраобеспеченных людей вдвое опережает Западную Европу. По темпам прироста их «поголовья» Россия вошла в десятку ведущих экономик мира. В дальнейшем, по прогнозам Merrill Lynch, их число будет только увеличиваться из-за сохранения высоких цен на нефть, финансовых трудностей и ужесточения денежно-кредитной политики в США и Европе.

Амбиции уважаемого банка понятны. Финансовая жизнь во многих странах — вчерашних лидерах мировой экономики дала явную трещину. Растущая инфляция, тотальное закрытие промышленных предприятий и массовые увольнения в крупнейших финансовых корпорациях подкосили, в частности, некогда цветущий европейский банковский pынок. Кстати, его «динамичное развитие» обеспечивало всего 10% населения, имеющего счета в банках и пользующегося их услугами. Теперь же их остается все меньше и меньше.

Согласно исследованию компании Oliver Wyman, общий объем рынка потребительского кредитования оценивается в 1,2 трлн. Однако его рост, начиная с 2006 года, когда он достигал 9%, постепенно снижается. В 2007 году он составил всего 5%, и у аналитиков нет уверенности в том, что тенденция к снижению прекратится в ближайшем будущем. «В прошлом году мы достигли поворотного моментa в потребительском финансировании, — считает Роберт Мачейко, партнер и управляющий директор Oliver Wyman по Центральной и Восточной Европe. — Рынки перенасыщены, к тому же налицо ухудшение экономических настроений. Этo настоящий вызов для многих игроков и может вполне привести к радикальному изменению всего сектора».

США и ЕС в ближайшие пять лет потеряют минимум 10% глобального рынка, в то время как доля динамично развивающихся регионов (Китай, Латинская Америка, Турция, Россия и Индия) увеличится с 18% в 2008 году до 27% к 2012 году. К 2015 году десять крупнейших мировых игроков соберут под своим управлением портфель потребительских кредитов объемом в 3 трлн. Их доля рынка увеличится с 25% до приблизительно 40%. В первую очередь это касается таких банков, как Santander, Cr?dit Agricole, BNP Paribas и Soci?t? G?n?rale, уверен Роберт Мачейко.

Вот она — правда! Merrill Lynch может потерять лидирующие позиции. В середине июля банк в очередной раз разочаровал рынок, сообщив об убытках в $4,65 млрд и списаниях активов в размере $9,7 млрд. Массовые увольнения в транснациональной корпорации начались еще в 2007 году.

Кто у нас клиентом будет?
А что ждет амбициозный Merrill Lynch и ему подобных в России? Первая проблема: население не привыкло к банковским и, в частности, к дорогостоящим услугам. Примерно треть взрослого населения готовы ими пользоваться. Из них около 75% заинтересованы в лучшем случае в двух банковских продуктах — в депозитах и кредитных картах. При этом около 50 млн человек, по независимой экспертной оценке, не имеют возможности в буквальном смысле подойти к какому-нибудь банку, а о пользовании финансовым услугам и не мечтают.

Причину пассивности россиян в использовании банковских услуг банкиры объясняют незнанием спектра продуктов, с помощью которых можно решать не только насущные проблемы, боязнью впустую потратить свое время, не получив услугу, и страхом попасть в зависимость от банка. Играет роль также низкая насыщенность банковскими услугами небольших городов России, где проживает большая часть населения страны.

При этом они стараются не замечать уровень доходов потенциальных клиентов, который, собственно, и обеспечивает спрос на банковские услуги. А это как раз и является проблемой номер два российского финансового рынка.

Между тем в Merrill Lynch отмечают высокую норму сбережений в России, что соответствует действительности: народ бережливый и о «черном дне» всегда помнит. Хотя, как показало исследование банка «Хоум Кредит», из 40% взрослого населения, пользующегося банковскими услугами, всего 9,4% имеют кредитные карты. Средняя сумма покупки по ней не превышает 5 тыс. руб., тогда как большинство владельцев имеют лимит по карте 15—50 тыс. руб.

По данным фонда «Общественное мнение» (ФОМ), доля россиян, воспользовавшихся за последние два-три года какими-либо кредитами, составляет всего 37%. Треть из них брали кредит непосредственно в банке, чуть более трети — в магазине при покупке каких-либо товаров, еще четверть делали за последние два-три года и то и другое.

Запросы потенциальных заемщиков скромны. Самым распространенным видом заимствования, отмечает ФОМ, является кредит в магазине на покупку бытовой техники, электроники, мобильного телефона, мебели и других товаров — его упомянул каждый второй из тех, кто пользовался такого рода услугами. Каждый третий заемщик (или 12% опрошенных) брал кредит на неотложные нужды (ремонт, свадьба, лечение, срочные покупки и т.д.). Кроме того, 3% россиян взяли последний кредит на приобретение автомобиля, 2% — на приобретение жилья, прочие виды кредитования назвали менее 1% опрошенных.

Спрос на потребительские кредиты в стране близок к насыщению, считает Ирина Велиева, эксперт отдела банковских рейтингов рейтингового агентства «Эксперт РА». При среднемесячной зарплате $300 на душу населения средний уровень задолженности составляет $266.

В 2008—2009 годах, предсказывают аналитики Центра экономических исследований МФПА, будет происходить умеренное снижение темпов роста кредитования. Рынок плавно сдвинется от экспресс-кредитов и кредитов наличными деньгами к кредитным картам, авто- и ипотечным кредитам.

Античные вазы и реактивные самолеты
Однако вернемся к Merrill Lynch. Cреднестатистические обыватели его не интересуют, он идет за экстраобеспеченными. Богатство каждого из них, по приблизительным оценкам банка, будет прирастать по 8% ежегодно, опережая рост российского ВВП. Одного не учел финансовый гигант: многие наши миллионеры живут на скромное жалование, просто их дома-развалюхи оказались в престижном поселке. Настоящие миллионеры уже давно получают сервис класса private banking в Швейцарии и Лихтенштейне.

Остальная масса российских миллионеров довольствуется скромным предложением отечественных банков: доверительное управление, структурированные продукты с дифференцированным порогом входа, пластиковые карты и небанковский сервис — life style. При этом владельцы состояний скорее с подозрением, чем с доверием, относятся к менеджерам, призванным приумножать и сохранять их капитал.

Да и клиенты на рынке private banking не отличаются требовательностью. Заработанные в России миллионы их владельцы предпочитают инвестировать в западноевропейскую недвижимость (24% всех трат на увлечения), в самолеты, яхты и автомобили (26%), предметы искусства (20%), ювелирные украшения (18%), в приобретение скаковых лошадей и спортивных команд (6%). Россияне используют зарубежный фондовый рынок для сохранения средств и вкладывают деньги в надежные ликвидные активы, а в России рискуют и стараются заработать, считает Александр Родзянко, руководитель направления private banking Credit Suisse.

Что касается недавно разбогатевших сограждан из провинции, то с ними у московских и иностранных банкиров отношения пока весьма прохладные. Региональные буржуа консервативны и, судя по всему, пока морально не готовы принять весь спектр предлагаемых приватных банковских услуг. Они предпочитают три вида банковских продуктов: пластиковые карточки, депозиты и инвестиции в фондовый рынок и в недвижимость. В последнее время в их среде повысился спрос на специальные закрытые паевые фонды с порогом вхождения от 1 млн руб.

С другой стороны, провинциальная буржуазия привыкла доверять, что называется, своим родственникам и знакомым. Любое осознанное ограничение, как известно, создает реальные предпосылки для исчерпания потенциала роста рынка. В связи с этим, несмотря на немалые усилия крупных отечественных финансистов, местный private banking был и остается не отдельной услугой, а «повышенным уровнем сервиса для статусных клиентов по всем стандартным предложениям банка».

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Алексей Гусев,
главный эксперт Российской академии госслужбы при президенте России:

«К одной из наиболее важных тенденций этого года на отечественном рынке private banking я бы отнес растущую значимость категории клиентов, представляющих собственников и топ-менеджмент компаний корпоративного блока. Ранее такие VIP-ы часто обслуживались как имиджевые клиенты, когда банку были просто нужны их непосредственные связи в бизнесе или те же преференции.

Одновременно растет значение региональных клиентов, причем отнюдь не традиционных VIP-ов, представляющих администрацию, сырьевой и финансовый сектор, которые обслуживались в Москве или к которым при необходимости выезжали в регион персональные менеджеры. В последнее время региональный VIP стал другим. Это состоятельное лицо нефинансового и несырьевого сектора. Он представляет собой именно предпринимателя — реальный бизнес. Он живет и зарабатывает у себя в регионе и не собирается оттуда надолго уезжать. Его временно свободные средства составляют $1—5 млн, и это вполне интересный клиент. Ему уже недостаточно обслуживания исключительно в Москве, и он хочет, чтобы его в текущем режиме кто-то обязательно сопровождал у себя в регионе. Он предпочитает общаться напрямую с руководителями филиалов банка, не только говорящими с ними на одном языке, но и представляющими один и тот же круг общения, с равным друг другу региональным статусом.

Другой заметной тенденцией рынка private banking можно считать возвращение на родину частных капиталов из заграничных банков в связи с тем, что там состоятельных клиентов плавно стараются вывести из офшора в оншор. Согласно новым европейским требованиям KYC, теперь клиенту необходимо предъявить легальное подтверждение происхождения своих средств или доказать, что он не является чиновником или публичным лицом! В Латвии (так любимой российскими клиентами) открыть счет стало гораздо сложней, чем в Швейцарии.

В последние годы Запад пришел к пониманию того, что среди развивающихся рынков по потенциалу мы стабильно занимаем достаточно высокое третье место вслед за Китаем и Индией. То есть емкость нашего рынка не может не впечатлять мировой private, а значит, в России необходимо постоянно обеспечивать свое присутствие, постепенно увеличивая его. В то же время в Китае и Индии количество миллионеров гораздо больше, чем в России, и поэтому нас держат как бы в запасных.

Тем не менее активность иностранных банков и их готовность побороться за средства миллионеров на российском рынке возрастают. Однако теперь им интересен другой клиент — владелец бизнеса, тот, кто тоже выведет из России часть средств в рамках диверсификации, но которому потребуется предоставить какие-то услуги и в России. А значит, ему нужен банк, который будет предоставлять его интересы и в стране, и за рубежом. И тут брэнд представительства западного private banking может оказаться решающим фактором в конкуренции».