Марина СМИРНОВА: мы формулируем будущее России!

Текст | Галина НИКОЛАЕВА, Дмитрий ИВАНОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Благотворительность и меценатство, помощь детям в последние годы приобретают все большее значение и, по сути, выходят на государственный уровень. Благотворители все чаще обращаются к богатым традициям российского меценатства, заложенным еще в Российской империи.

Межрегиональный общественный российский благотворительный фонд «Планета детей» Марины Смирновой за год благотворительной работы сделал столько, сколько другие организации не успели с момента своего основания. Главные причины успеха «Планеты детей» — профессионализм, целеустремленность и удивляющая всех работоспособность его президента.

Проекты фонда прозвучали не только в Москве и Санкт-Петербурге, но во многих регионах России — Белгородской области, Пермском крае, Северной Осетии. Не остались без внимания дети в Южной Осетии, пострадавшие во время грузинской агрессии.

Кроме фонда «Планета детей», Марина Смирнова работает в Совете Федерации Федерального собрания России. Она входит в состав двух советов при председателе Совета Федерации Сергее Миронове — Совета по государственной культурной политике и Совета по вопросам поддержки соотечественников, проживающих за рубежом.

Еще одна должность Марины Смирновой — специальный представитель президента Приднестровской Молдавской Республики по вопросам социально-экономического взаимодействия с РФ — в современной политической обстановке является особенно актуальной. После признания независимости Южной Осетии и Абхазии Российской Федерацией, Марина Смирнова представляет в Москве последнюю непризнанную республику, которая на референдуме объявила о своем желании присоединиться к России.

Сегодня Марина Смирнова — гость нашего журнала.

— Марина Васильевна, с чего начиналась «Планета детей»?
— Не поверите — с моего третьего ребенка. Я была беременна, это волшебное, очень творческое состояние для любой женщины. Именно в это время у меня появилась идея создания благотворительного детского фонда. Захотелось, чтобы он был совершенно новым по характеру, чтобы делал для детишек то, чего еще никто не делал. Получается, что мой младший сын (у меня трое мальчиков) и «Планета детей» имеют один день рожденья. Вместе с замечательным человеком Людмилой Шульгой мы превратили идею в проект и начали его реализацию.

Если же отвлечься от лирики, то опыт благотворительной работы у меня на тот момент уже был. Приднестровский Газпромбанк, которым я тогда руководила, вел большую социальную работу. Но это была скорее разовая работа, которая не имела большой эффективности, ведь удавалось помогать всего десяткам людей, на месте каждого решенного вопроса возникало десять новых.

Постепенно ко мне пришло понимание, что нужна система, платформа, многолетняя программа, которая позволит решать вопросы благотворительности в интересах как можно большего числа людей. Ведь главное не просто вложить финансы, а приложить финансы со смыслом, так, чтобы они дали реальную пользу.

Я считаю, что благотворительный фонд — тот же инвестиционный проект, который нужно изначально просчитывать на получение максимальной эффективности.

— Как выглядел период становления «Планеты детей»? Кто помогает фонду в России?
— Я говорила, что когда фонд только создавался, я руководила Газпромбанком в Тирасполе — столице Приднестровья. Тогда на всенародном референдуме вся республика проголосовала за присоединение к России. Точно не помню, кажется, там было около 98% голосов «за». Поэтому мы ставили перед собой очень серьезную задачу: помочь приднестровским детям почувствовать себя частью большой, сильной страны, настоящими гражданами России.

С самого первого дня работы фонда мы старались делать все для того, чтобы наши дети как можно чаще принимали участие в общероссийских мероприятиях. Подготовкой к ним служили музыкальные, танцевальные конкурсы, работы юных журналистов, молодежные деловые игры и многие другие проекты, проводимые приднестровской «Планетой детей». Потом все наши ребята имели возможность продемонстрировать свои таланты на аналогичных российских конкурсах.

Но оказалось, что в России не всегда находились аналоги нашим задумкам. В определенный момент созрело понимание, что многое будет эффективнее делать именно со стороны Российской Федерации. Тем более что наработанный опыт позволял щедро делиться с российскими коллегами.

Большую помощь нам в этом оказали и продолжают оказывать крупнейшие российские партии «Справедливая Россия» и «Единая Россия», общественные организации, политики и государственные деятели. Лично курируют ряд проектов фонда председатель Совета Федерации Сергей Миронов, председатель Комитета Государственной думы по делам семьи, материнства и детства Елена Мизулина, губернатор Белгородской области Евгений Савченко, многие главы регионов и муниципальных округов.

— Вы упомянули «ряд проектов». О чем идет речь, в чем уникальность вашего фонда, его отличие от других благотворительных организаций?
— Например, у нас есть (без ложной скромности!) уникальный опыт работы со слабослышащими детьми. В Приднестровье мы нашли поразительного педагога. Молодая девушка, которая сама родилась с ограниченным слухом. Она не только сумела преодолеть собственный физический недостаток, получить полноценное образование, но и разработала эффективную программу помощи слабослышащим детям. Ее подопечные почти не слышат, но при этом поют и танцуют! Слабослышащие ребята развиваются, раскрывают свои таланты и способности. Теперь по этой программе работают и другие педагоги. Сейчас мы переносим эту программу в Россию.

Также мы разработали собственную модель детских летних лагерей для ребят из малообеспеченных семей. Наше поколение еще помнит пионерские лагеря. Тогда каждый советский ребенок имел возможность хоть все лето отдыхать в пионерском лагере. Думаю, многие со мной согласятся, это был отличный отдых — масса новых знакомств, интереснейшие мероприятия, походы, ну и все остальное.

Сегодня такую «роскошь» могут себе позволить немногие. Это само по себе несправедливо. Тем более что дети из малообеспеченных семей гораздо больше, чем дети обеспеченных родителей, нуждаются в социальной адаптации, которая и происходит в летних лагерях.

Мы решили возродить традиции пионерских лагерей в наше время. Лето — лучшее время для творчества, а именно детские сообщества обеспечивают массу возможностей для развития способностей. Генеральная идея наших летних лагерей — возрождение навыков межнациональной дружбы, воспитание терпимости в хорошем смысле слова, той же толерантности, то есть всего того, что наши страны катастрофически теряли после распада Советского Союза.

В наши летние лагеря приезжают известные мастера изобразительного искусства, писатели, певцы и музыканты разных национальностей, разных традиций. Дети с удовольствием занимаются с ними, впитывают национальный колорит. Причем это даже не мастер-классы, хочется назвать эти занятия «мастер-курсами».

На базе летних лагерей ведутся общественно значимые проекты. Молодежные общественные организации «Молодая энергия» и «Общественная инициатива» принимают самое активное участие в работе с детьми, занимаются воспитанием патриотических качеств. Эта работа ведется не зря, именно летние лагеря помогают молодежи открыть новых лидеров.

— Меркантильный вопрос: во времена СССР основную часть платы за содержание детей в пионерских лагерях брало на себя государство. Какие деньги теперь должны платить родители?
— Никакие! Летние лагеря фонда «Планеты детей» абсолютно бесплатные для ребят. Затраты по обеспечению для них полноценного, насыщенного отдыха оплачивают бизнес-партнеры фонда. Причем часто это не только финансовая помощь. Некоторые берут на себя обеспечение питанием, другие — необходимым оборудованием, спортивными снарядами и игрушками, за счет третьих привлекается педагогическая команда.

— Случилось: «Планета детей» вышла на российскую орбиту. Много ли появилось нового в благотворительной деятельности фонда?
— Безусловно! Работа в России позволила сразу выйти на другие масштабы в той же работе со слабослышащими детьми, с ребятами, больными ДЦП, вообще по медицине.

Теперь мы имеем возможность реализовать программы федерального уровня, помогать больным детям системно, полностью отслеживая их жизнь, не ограничиваясь разовым выездом на лечение. Огромную работу по этому направлению ведет вице-президент фонда Галина Косарева.

— Вы говорили об использовании вашего опыта в России. А опыт российских коллег вам пригодился, или фонд использует только собственные наработки?
— Тем и интересен нынешний опыт, что дает возможности для взаимопроникновения, обогащения уже наработанных технологий.

Например, в Санкт-Петербурге еще 15 лет назад был разработан интереснейший проект — «Университет родительской культуры». Представляете, над ним работали врачи и педагоги из 37 профильных институтов страны! Но до практики дело так и не дошло. Проект «лег в стол».

Так сложились обстоятельства, что именно у «Планеты детей» появилась возможность вдохнуть в этот проект новую жизнь. Нами уже сделано немало: выпущена книжка-руководство для молодых родителей «Рождение и воспитание ребенка». Это пособие мы дарим молодым парам, готовящимся стать родителями, передаем для дальнейшего распространения врачам, педагогам, социальным работникам.

Хотя идея проекта гораздо шире. Главная задача «Университета родительской культуры», как это видно и из названия, воспитание самих будущих мам и пап, начиная именно с момента решения завести семью, родить ребенка.

— Вы считаете это актуальным для России?
— Я считаю, что это наш вклад в реализацию демографической программы нашего президента Дмитрия Медведева.

А актуален проект «Университет родительской культуры» не только для России. Понятно, что он уже прошел обкатку в Приднестровье. Теперь готовимся выйти с ним в пространство России. Не хочу читать мораль, но, вы же видите, стоит включить телевизор, чтобы понять: семейные ценности сегодня отнюдь не самые популярные.

Сейчас людям навязывается бесконечная гонка за деньгами с редкими перерывами на «элитный отдых»! Фраза «семья — ячейка общества» забыта. Это раньше игра в дочки-матери была для девочек самой увлекательной. Материнский инстинкт культивировался с раннего детства. Нынешнее поколение растет на других идеалах.

Все это дает свои печальные результаты. Количество брошенных, буквально выброшенных на улицу детей возросло за последние годы до астрономических размеров. Это ненормально. Это — показатель физического и духовного нездоровья общества!

Если помните, в прошлом году (см. №4/2007) я рассказывала историю Коли Мартова — новорожденного младенца, которого на помойке нашел бомж. У этого бесправного и «антисоциального элемента» сердце оказалось больше, чем у родной матери ребенка. В конце концов мальчик обрел семью — его усыновила одна бездетная пара. Меня же просто ужасает сам этот факт.

Заботиться об уже брошенных детях, конечно, надо. Но гораздо важнее прививать молодому поколению ответственное отношение к судьбе своих собственных детей.

Известно, что сейчас в России складывается не самая лучшая демографическая ситуация. Молодые пары зачастую не хотят рожать детей. Выплаты президентского пособия за рождение второго и третьего ребенка лишь частично снимают эту проблему. Необходима и массовая профилактическая работа. Надо вернуть отношение к семье именно как к одной из самых главных ценностей общества, вернуть привлекательность идее рождения детей в законном браке — вот какую цель фонд ставит перед проектом «Университет родительской культуры».

Если говорить о других актуальных проектах, то мы сейчас много и интересно работаем с северными регионами России. Там к нашим разработкам проявляют большой интерес, в частности лично губернатор Архангельской области.

В ближайшее время мы готовимся презентовать программу творческого развития детей малочисленных национальностей, в том числе ненцев. К сожалению, официальная школа зачастую забывает о таком важном направлении, как сохранение самобытности малых народностей. Однако работа такая очень важна. Мы изучили опыт финских коллег, которые развивают подобные программы в Карелии, и создали собственные. Именно с ними «Планета детей» выходит в северные регионы страны.

— Работа фонда «Планета детей» на российской земле началась с Белгородской области. Вы продолжаете эту программу?
— Конечно, да. Сейчас в области действует 29 детских творческих центров фонда «Планета детей». В сотрудничестве с администрацией региона и лично губернатором Евгением Савченко мы внедрили в области идеологию системной социальной работы с детьми. Она включает помощь детям, оказавшимся без попечения родителей, развитие просветительской работы, в том числе поддержка детских библиотек, развитие детского творчества, молодежной общественной инициативы.

«Планета детей» взяла на себя финансирование этой программы. С другой стороны, важно, что фонд занимается этим не в одиночку. Активную помощь ему оказывают не только региональные власти, но и представители местной общественности и бизнес-сообщества. Хотя я считаю, что финансовая составляющая в этом деле все-таки не основная.

Фонд «Планета детей» работает комплексно по финансам, идеологии и практической реализации. Это его принцип. Инициативу по реализации каждого проекта мы оставляем за собой. Говоря языком бизнеса — у нас «блокирующий пакет».

— Как вы выбираете регион, в котором намерены работать?
— К выбору региона для работы «Планеты детей» мы подходим тщательно. Начинаем с региональных властей. При этом нас интересует возможность реальной поддержки со стороны первых руководителей региона, а не чисто формальное «одобрямс».

Важно, чтобы губернатор относился к нашей работе с вниманием, был, в хорошем смысле этого слова, лично заинтересован в реализации каждого проекта. Понимаете, там, где власти не нуждаются в нашей помощи, не стоит даже пытаться заниматься благотворительностью. Ничего хорошего из этого не выйдет. Если же добиться хороших результатов там, где власть оказала серьезную поддержку, то тогда можно убедить в своей правоте и «сомневающиеся» регионы.

— С чего начинается работа в регионе?
— Как правило, фонд предлагает определенный спектр работ в отдельных муниципальных районах. Чаще всего договариваемся о начале работы с больными детьми. Со временем у местных властей появляется интерес к другим направлениям «Планеты детей» — например, к выявлению одаренных ребяток из малообеспеченных семей. Так постепенно расширяется сфера взаимопонимания и сотрудничества.

— «Планета детей» выполняет широкий спектр благотворительных работ. Создается ощущение, что вы пытаетесь восполнить недостаток внимания к детям со стороны власти — как государственной, так и муниципальной?
— Мы ни в коем случае не подменяем государство!

Мы стараемся пробудить интерес к этим вопросам, привлечь к ним внимание как можно большего количества влиятельных людей, наладить с ними партнерские отношения. Ведь многие хотят помогать, но просто не знают, как это сделать так, чтобы их усилия, да и деньги, не ушли «в тину». Фонд помогает сориентироваться в ситуации, подсказывает, с чего начать, как правильно себя вести, с кем лучше сотрудничать.

Конечно, почти всегда на первоначальном этапе переговоров приходится преодолевать скептическое отношение, убеждать и доказывать, демонстрировать практические результаты.

— Как обстоят дела фонда на федеральном уровне? Как вы находите понимание и поддержку?
— Я вхожу в экспертный совет Комитета по делам семьи, материнства и детства Государственной думы. На этом уровне, и особенно у главы комитета Елены Мизулиной, есть полное понимание значимости нашей работы.

Хотя объективно мы пока в начале пути. Работать было бы проще, если бы государство признало нас полноправным партнером — это серьезно расширило бы спектр возможностей. Тем более что ряд наших проектов реализует цели и задачи, поставленные государством в рамках приоритетных национальных проектов «Образование» и «Здоровье».

Скоро фонд успешно реализует «Университет родительской культуры» в Архангельской области. В этом случае вполне логично было бы получить государственный заказ на аналогичные проекты в соседних областях — Вологодской, Мурманской и Кировской.

Мне кажется, государство должно быть заинтересовано в сотрудничестве. Ведь невозможно решить все проблемы детей в России только распределяя средства федерального бюджета. Государству нужны проверенные региональные операторы. Таким и становится наша «Планета детей».

— В правительстве множество министерств и ведомств занимаются детьми. Там есть Минздравсоцразвития, Министерство образования и науки, Федеральное агентство по делам молодежи. У каждого из них — свои цели и задачи. С кем же фонду надо работать?
— На настоящее время еще существует дефицит координации действий различных ведомств, отсутствие единой концепции «детской» политики. Только это не отменяет основную задачу фонда «Планета детей» — оказывать помощь. Поэтому работаем с теми ведомствами, которые есть. И с Министерством образования и науки, и с Минздравсоцразвития.

Знаете, иногда мне кажется, что наш фонд и его партнеры могли бы выступить своего рода объединяющей силой для федеральных ведомств в детской проблематике, разработке государственной стратегии в этом вопросе. Нам это вполне под силу.

— Марина Васильевна, вы говорите, что привлекаете к своей работе бизнес-партнеров. На их поведение как-то повлиял мировой экономический кризис? Предприниматели по-прежнему проявляют готовность сотрудничать с вашим фондом?
— Благотворительность — это не бизнес-проект, экономический кризис на нее повлиять не может. Те, кто готов помогать детям, будут делать это в любых условиях. А те, кто не готов, и без кризиса найдут массу отговорок.

Я приведу только один пример. В Москве есть прогрессивный молодежный театр Спесивцева. Очень талантливые ребята там работают. По собственной инициативе они стали ездить с гастролями по детским зонам. Со временем стали привлекать заключенных подростков к постановкам, проводить фестивали. Работали с пятьюдесятью колониями! Ведь оступившимся ребятам достаточно просто поверить в себя, чтобы полностью изменить дальнейшую судьбу.

Так вот, театр обратился за финансовой помощью к одному известному бизнесмену, очень богатому человеку. В ответ они услышали: «Наши дети в тюрьмах не сидят». К сожалению, подобное отношение к благотворительности встречается нередко. Причем не только в бизнес-среде, но и у государственных мужей.

Мы тоже иногда слышим: «Чем заниматься малолетними преступниками, займитесь лучше нормальными детьми». Но кто сказал, что они ненормальные, что из них уже не сделать здоровых граждан общества! Общества, в котором жить всем нам, нашим детям. Все люди должны понять: если сегодня именно ты не протянешь руку, завтра некому будет протянуть руку тебе.

Гораздо больше положительных примеров взаимодействия. Вот есть такая российская Ассоциация менеджеров под руководством исполнительного директора Литовченко Сергея Евгеньевича. Этих людей «агитировать» не нужно. Они не задают вопросы, для чего нужно помогать детям своей страны, не разделяя их на бедных и богатых, здоровых и больных.

Я думаю, каждый богатый человек должен помнить, что деньги — это преходящее. Сегодня Бог тебя наградил богатством, дал большие возможности. Так поделись этим с теми, кто нуждается, дай им шанс на спасение.

— В своем рассказе вы несколько раз упомянули Бога. Как строятся отношения «Планеты детей» и Русской православной церкви?
— Мы очень тесно сотрудничаем с Церковью. Началось все еще с Тираспольско-Дубоссарской епархии. Фонд и поныне в прекрасных отношениях с владыкой — архиепископом Юстинианом.

Фонд принимал участие в строительстве храма во имя Благовещения Пресвятой Богородицы в Тирасполе, в котором уже прошла первая литургия. По рекомендации епархии в наших летних лагерях для желающих существует православная просветительская программа, проводится конкурс «Моя православная семья».

В России «Планета детей» сотрудничает с целым рядом епархий. В частности, совместно с епархиальным управлением и лично архиепископом Костромским и Галичским реализуем акцию «Георгиевские кресты». При этом фонд всегда помнит, что Россия — страна многоконфессиональная. Поэтому сотрудничество с религиозными традициями не ограничивается Русской православной церковью.

— Вы говорили об участии в проектах фонда молодежных организаций. Можно остановиться на этом поподробнее?
— В работе фонд «Планета детей» стремится не только к творческому, но и гражданскому развитию личности. Очевидно, что дети не могут существовать в отрыве от того, что происходит в молодежной среде, во взрослом обществе. Пример Приднестровья в этом вопросе является показательным.

В России наши проекты не привязаны к определенному политическому направлению или партии. В этом отношении мы являемся «чистыми государственниками». Фонд ставит во главу угла воспитание в детях гражданской ответственности, социальной активности и политической инициативы.

В Приднестровье «Молодая энергия» и «Общественная инициатива» — именно государственнические проекты. Мы ничего не навязываем детям, они вольны сами выбирать себе лидеров. Нам уже удалось встроить оба проекта во взрослую жизнь. Проводя деловые игры и конкурсы, мы уже получили много свежих прогрессивных идей и решений для реальной власти, о которых даже не догадывались, начиная развивать это направление.

Причем спектр вопросов, на которые ребята находят нетривиальные ответы, самый широкий — от экологии до экономики и внешней политики. Ведь подростки понимают то, что происходит вокруг них, не хуже взрослых. А порой это понимание даже глубже — нет определенной зашоренности. Налицо главный результат работы: воспитание неравнодушного отношения ребят к судьбе своей страны. Именно такие дети становятся лидерами в собственной стране.

— Политическими?
— Необязательно. Лидерами общественного мнения, главами общественных движений и партий, крупными бизнесменами, государственными деятелями… В любом случае людьми, несущими ответственность за свои действия, за свою страну.

По сути, мы с помощью инструментов фонда «Планета детей», вместе с российской властью, президентом и правительством формулируем будущее нашей страны.