Карман с дырой


Текст | Ирина СКЛЯРОВА, экономический обозреватель

Субъекты Федерации уже столкнулись с последствиями кризиса.

Когда рейтинг стал дороже денег
Кошельки региональных и местных властей в кризис стремительно худеют. Как хозяйствующие субъекты, регионы попали в волну неплатежей, разорений и взаимного недоверия. Несмотря на сокращение источников дохода, отсутствие кредитной подпитки и невозможность привлекать финансы через эмиссию облигаций, тема возможной нехватки денег на выполнение социальных обязательств в регионах по-прежнему представляет собой табу при утверждении региональных бюджетов на следующий год. Кризис уравнял всех: и те, кто победнее, и те, кто побогаче, замораживают начатые проекты. Не забывая, впрочем, по ходу дела откусывать от активов разоряющегося местного бизнеса.

Произвольная программа
Минфин рекомендует регионам на следующий год составлять как можно более консервативные бюджеты. Рекомендация весьма лукава: принятый недавно федеральный бюджет 2009—2011 сверстан без каких-либо поправок на кризис. Реакция региональных властей на кризис столь разнообразна, сколь различны между собой субъекты федерации. Когда одни бросаются в бой, спасая кредитный рейтинг региона, другие прячутся за спиной федеральной власти. Так, губернатор Ростовской области Владимир Чуб отдает решение проблем на откуп федералам, заявляя, что на региональном уровне власти не уполномочены принимать пакеты антикризисных мер. Правда это не помешало ростовским властям зарезервировать в бюджете 3 млрд руб. на выкуп непроданных квартир в строящихся домах, дабы подешевке сформировать фонд городского жилья.

Глава же Курганской области Олег Богомолов в подписанной им директиве о мерах по снижению влияния финансового кризиса на экономику региона, помимо всего прочего, распорядился разработать меры по снижению рисков злоупотреблений со стороны собственников и руководителей организаций, чтобы не допустить преднамеренных банкротств и сохранить рабочие коллективы. Чтобы население знало, что власть не бездействует, главу профсоюзов области попросили донести до граждан информацию об усилиях, которые предпринимает региональная власть.

Сложнее других сегодня регионам, существующим за счет бюджетообразующих предприятий. В Липецкой области, живущей за счет Новолипецкого металлургического комбината, региональный центр разделил свой бюджет на обязательную и произвольную программы. Обязательным пунктом, как нетрудно догадаться, выступают социальные обязательства перед населением.

Хотя финансовый кризис распространяется по России будто бы исходя из Москвы, первые признаки экономической рецессии ощутил на себе не столько федеральный центр, сколько регионы. Если в столице пока что кризис доверия в банковской сфере, то в регионах уже кризис реального сектора; если в Москве люди озабочены скупкой долларов, в регионах — вернувшейся из 90-х безработицей.

Когда ревизии инвестиционных и строительных программ стали массовым явлением, крупный бизнес начал предпринимать попытки договориться с местными властями о льготах и поблажках. Правда в условиях кризиса эта затея оказалась практически бесперспективной. Новосибирские строители попросили у областного правительства, мотивируя это сокращением платежеспособного спроса, налоговый кредит и отсрочку платежей энергетикам. Об отсрочках платежей за областные власти ходатайствовать не стали — у энергетиков тоже проблемы. А о налоговом кредите поговорить согласились, намекнув, правда, строителям о слишком высокой цене розничных продаж по сравнению с себестоимостью квартир. Цена квадратного метра теперь, судя по всему, станет разменной монетой в переговорах о рассрочке налогов — и не только в Новосибирске.

Замораживаются не только виртуальные проекты вроде строительства игорных зон, но и вполне обычные, одобренные ранее инвестпрограммы. Сворачивают экспансию в регионы крупные торговые сети. Правительство Челябинской области предложило энергетическим компаниям максимально сократить инвестиционные программы, чтобы не поднимать тарифы на ЖКХ. Межрегиональная распределительная сетевая компания Северо-Запада пытается определиться, какие объекты не будут востребованы в ближайшие пять лет, на которые, соответственно, тратить деньги нецелесообразно. Байкальский ЦБК вовсе закрыт, Курганская розничная электрическая компания объявила о банкротстве, ГАЗ отправил рабочих в отпуска, три десятка российских эмитентов объявили дефолт по рублевым облигациям.

Посчитали — прослезились
Федеральная власть крепится изо всех сил, уверяя, что страна переживает временные сложности, но на периферию постепенно наползает настоящая паника. Практически все регионы уже сократили параметры своих бюджетов на следующий год как минимум на 10%. Но и региональные, и местные власти отдают себе отчет в том, что доходная часть их бюджетов уже в текущем году недосчитается поступлений от налога на прибыль. И хотя нет сегодня ни одного руководителя региона, который не выступил бы с заверениями о том, что все программы, связанные с социальной сферой, будут выполнены в полном объеме и ни одна действующая льгота не будет уменьшена, обещать — это одно, а выполнять — другое.

Как региональная, так и местная власть больше всего на свете боится сейчас не найти денег на выполнение своих прямых обязанностей: обеспечение жителей региона «социалкой». Ведь в случае прокола федеральный центр спросит с них гораздо жестче, чем в 1998 году, когда губернаторы были выборными и центр мог сколь угодно яростно критиковать их действия.

Регионы как хозяйствующие субъекты попали сегодня в колоссальный водоворот неплатежей, дефолтов и разорений ключевых инвесторов. У региональных властей нет возможности ни подпитать прохудившуюся казну налогами, ни получить заемные средства на покрытие возможного дефицита региональнго бюджета.

Первой пострадала Московская область, которой рейтинговое агентство Standard & Poor’s снизило кредитный рейтинг с ВВ до В-, а ряду компаний, находящихся под контролем областных властей, понизило рейтинг до преддефолтного СС. Область попыталась оправдаться: в текущем году регион даже не вышел за те ограничения, которые ранее были определены, по возможному объему дефицита бюджета. На самом же деле проблема не во внезапном появлении дефицита, а в том, что в попытках бороться с задолженностью Подмосковье напоролось на стандартную схему, по которой привыкли жить все субъекты федерации, но которая моментально дала сбой в кризисный момент.

Бюджетное и налоговое законодательство России изначально структурировано так, что регионы практически не могут обойтись без кредитов. Любой субъект федерации в первые три месяца года страдает от недостач, во втором квартале налоговые поступления начинают расти, достигая максимума в четвертом. Этот кассовый разрыв обусловлен особенностями начисления налогов, выход из которого только в получении заемных денег. Экономическая политика любого региона строится на том, что в первом квартале регион берет кредиты, а в четвертом — возвращает. Но тут случился кризис — и заемных средств не стало.

Многие регионы хотели бы разместить облигации, но рынок подобных заимствований сегодня вообще не работает. В конце октября правительство Красноярского края вновь заявило о программе размещения облигационных займов региона. Регион планирует занять огромные суммы, за счет которых покрыть бюджетный дефицит, но с начала кризиса ни одному из субъектов федерации разместить облигации пока что не удалось. При отсутствии спроса выпустить бумаги можно только под очень высокую доходность. Сегодня доходность по ликвидным выпускам облигаций колеблется между 18 и 30% (бумаги Московской и Ленинградской областей), при полном отсутствии покупателей на неликвидные выпуски. Брать пустые бумажки никто не хочет.

Регионалы кусают локти: многие из них еще в прошлом году получили одобрение на размещение облигационных займов, пройдя все необходимые процедуры. Но год назад о кризисе помыслить никто не мог, а региональные бюджеты исправно пополнялись налоговыми доходами. Показателен пример Ульяновской области. Облигационным займом, подготовленным и зарегистрированным областным правительством в прошлом году, регион так и не воспользовался. Теперь же выяснилось, что банк, выигравший конкурс на организацию размещения, отказался выполнить свои обязательства.

По аналогичной схеме провалились и другие попытки регионов привлечь ресурсы на рефинансирование дефицита бюджета. В Томской области был сорван даже конкурс по выбору организаторов размещения бумаг. Региональным правительством остается лишь уповать на привлечение банковских кредитов. Правда большого числа желающих прокредитовать дефицитный бюджет под божеские проценты не находится. Впрочем, зачастую банки пытаются разыграть собственную карту, ведь на коне сегодня тот, у кого есть деньги. Видя бедственное положение регионального правительства, банки, помимо повышения процентных ставок, выдвигают новые требования. К примеру, не только обеспечить кредит залогом (что тоже представляет собой некоторую сложность ввиду падения цены основного объекта залога — недвижимости), но и гарантировать банку на местном уровне некие преференции. Регионалам приходится выбирать: либо вступить в торг, либо сокращать расходную часть на «социалку», либо готовиться к дефолтам по ранее полученным займам. Тем временем дефолты по квазисуверенным бумагам, выпущенным под гарантии региональных властей, становятся уже обычным делом.