Спасая Фанни и Фредди


Текст | Татьяна ЧАПЛЫГИНА, экономический обозреватель

Фондовый рынок с трудом приходит в себя после глубокого обморока. Аналитики предсказывают рост курса доллара на отечественном внутреннем рынке до 29 руб.

Всех волнует один вопрос: в чем заключается экономическая политика нового кабинета министров России?

Семь недель падения

Критика премьер-министром РФ Владимиром Путиным ценовой политики ОАО «Мечел» и последующее затем возбуждение дел
Федеральной антимонопольной службой в
отношении компании, а также ООО «Распадский уголь», ООО «ЕвразХолдинг» по признакам злоупотребления ими доминирующим
положением на рынке коксующегося угля, как
известно, привели к обвалу фондового рынка и
оттоку капитала из страны. Проблему усугубил
и военный конфликт в Южной Осетии, начавшийся 8 августа 2008 года.

В тот день котировки акций потеряли более 6% сверх 5%, которые последовали после
премьерской критики «Мечела». Индекс РТС
опустился до отметки 1722, индекс ММВБ —
до 1359. Негативное изменение российских
биржевых показателей, как отмечали фондовые аналитики, сопровождалось снижением
мировых фондовых индексов, цены на нефть
ниже $120 за баррель и, естественно, укреплением доллара.

Участники рынка заговорили об обвале. Российский фондовый рынок значительно ослабел
и может достигнуть состояния, когда начнется
отток капитала, прокомментировал эффект
административного решения валютный аналитик по emerging markets BNP Paribas в
Лондоне Шахин Воли. По мнению аналитика Промсвязьбанка Олега Шагова, акции российских компаний упали на опасениях оттока
капитала из России вследствие обозначившегося укрепления доллара и роста геополитической напряженности, связанного с грузиноосетинским конфликтом. «Обрушения наших
биржевых индексов таких масштабов старожилы рынка не могут припомнить со времен
дефолта 1998 года, — отмечали аналитики
ИГ “АнтантаПиоглобал”. — Отечественный
рынок акций падает уже семь недель подряд.

Приходится признать, что западные инвесторы продолжают стремительно выводить деньги с наших бирж».

Для массового вывода капитала из России,
полагает аналитик инвесткомпании «Русские
Финансовые Традиции» Артем Потешкин,
у иностранных инвесторов причин хоть отбавляй. «Обострение грузино-осетинского
конфликта и непредсказуемое развитие событий могут привести к очередным продажам
российских акций со стороны иностранных
инвестиционных и хедж-фондов. Судя по всему, российскому рынку будет гораздо сложнее, чем мы предполагали, нащупать путь наверх», — уверен он.

По оценке главы аналитического отдела
UniCredit по валютным рынкам развивающихся стран Мартина Блума, отток капитала
из России может достигнуть $10 млрд. Напомним, с января по май текущего года из страны
уже ушло $2,4 млрд.

Минфин РФ между тем не замечает надвигающихся неприятностей. Он настаивает на
сохранении потока инвестиций из-за рубежа.

Правда, в достаточно скромных по сравнению
с 2007 годом объемах, когда в страну пришло
$80 млрд. В частности, в начале августа министр финансов РФ Алексей Кудрин еще раз
подтвердил, что по итогам года приток капитала ожидается на уровне 2006 года — около
$42 млрд. При этом он отметил, что ситуация
с «Мечелом» отразится на импорте валюты.

«Я думаю, естественно, приток уменьшится.

В портфельных инвестициях мы увидим снижение», — сказал министр.

Крупные иностранные банки, которые ранее
советовали своим клиентам покупать крепнувший рубль, растерялись. Ведь Банк России, следуя объявленной борьбе с инфляцией, должен
был следить за дальнейшим укреплением национальной валюты. Однако логика развития
событий подсказывает иной мотив. Очевидная
незащищенность корпоративного сектора при
столкновении с государством едва ли будет
рассматриваться в качестве благоприятного
фактора для бизнес-климата, полагает Шахин
Воли. По его оценке, российская валюта, причем в очень короткий срок, может подешеветь,
и доллар будет стоить 29,4 руб.


Доброе дело премьера

Неужели действительно 2007 год был самым
успешным в развитии российской экономики
и ради чего была устроена очередная показательная порка крупного бизнеса?
В принципе негодование премьер-министра
по поводу растущих цен на внутреннем рынке понятно. О монопольном сговоре на рынках товаров народного потребления и в производственном секторе знают даже далекие
от бизнеса люди. Инициативу главы правительства административными методами
сдержать рост цен народ поддерживает безоговорочно. Да и результат их применения
впечатляет. Владимиру Путину достаточно
было на одном из первых заседаний кабинета
министров спросить: почему дорожает молоко, как буквально через пару дней цены на
него вдруг стабилизировались. А в конце июля эксперты радостно заговорили о «нулевой
инфляции».

Приводя в чувство забывших о социальной
ответственности монополистов, чиновники явно забыли об обратной стороне административных методов. Страх перед экспроприацией
заставляет бизнес вывозить капитал, что, естественно, приводит к снижению курса национальной валюты. Кстати, Владимир Потанин
уже вывел в офшор свои акции «Норильского
никеля» и «Полюса Золота». По сведениям
ИА «Прайм-ТАСС», Applecourt Yoldings ltd.

приобрела у «Объединенных инвестиций» (аффилированная структура «Интерроса») 7,396%
акций «Полюса Золота» и Montebella Holdings
Ltd приобрела 7,396% акций ГМК у объединенных инвестиций.


Воспоминание о будущем

А ведь еще пару месяцев назад страну почти захватила национальная мечта — сделать
рубль мировой резервной валютой. Не далее
как в июне на Петербургском экономическом
форуме Владимир Путин, тогда еще президент
России, публично заявил, что пришло время
менять устоявшийся мировой порядок. Финансовая система, сказал он, не соответствует потребностям глобальной экономики, поскольку
колебания курсов негативно отражаются на
финансовых резервах стран. «Ответ на такой
вызов один — появление нескольких резервных мировых валют, нескольких финансовых
центров», — заявил Путин. Тем самым он дал
понять мировому сообществу, что экономическая ситуация в России настолько стабильна,
что ее национальная валюта имеет полное
право встать в один ряд с евро и долларом, а
Москва — стать международным финансовым
центром.

Российские аналитики весьма скептически
относятся к этой идее. Во-первых, страна слабо
интегрирована в мировой рынок. Доля экономики России в мировой торговле не превышает 5%, и вывозит она в основном сырье, а живет
за счет импорта. Участие страны в мировом
ВВП, по данным Всемирного банка, — чуть более 3% и в ценах 2005 года оценивается в $1,2
трлн. Для сравнения: доля США — 23% ($13,3
трлн), Китая — 10% ($10,2 трлн).

Во-вторых, Россия торгует иностранной валютой, по данным Банка международных расчетов, в три раза больше, чем мир — рублем.

Доля рубля в среднем обороте мирового валютного рынка составляет всего 0,4%. Хотя,
по мнению Игоря Суздальцева, начальника
отдела финансовых институтов ОТП Банка, это
не должно мешать МВФ включить рубль в базу
данных с показателем «ноль» и начать учитывать его постоянно.

Перед тем как утвердить свой статус, рубль
все же должен стать региональной резервной
валютой. Но для этого России следует, считает главный экономист Всемирного банка по
России Желько Богетич, снизить инфляцию,
развить финансовый сектор, обеспечить высокий уровень производительности труда и
стабильный экономический рост. Исполнение
данных установок, к сожалению, пока откладывается.

Более того, в настоящее время, по мнению
российских экспертов, статус мировой резервной валюты рублю невыгоден и опасен,
поскольку задавит развитие бизнеса внутри
страны. Следовательно, рубль нужно ослабить
и нейтрализовать постоянно увеличивающийся приток валюты с внешних рынков. Вопрос:
куда ее вывозить?

Реанимация старика Сэма

Экономика стран Европейского союза переживает не лучшие времена. Излишне высокий
курс евро спровоцировал инфляцию на потребительском и производственном рынках.

Крупный бизнес в поисках дешевой рабочей
силы и дешевого сырья уходит из старой Европы в страны третьего мира, оставляя после себя многотысячную армию безработных.

Так что европейцы крайне заинтересованы в
снижении курса своей валюты, а не в ее укреплении.

В США ситуация иная, но нельзя сказать,
что лучше. Здесь сильный стресс переживает
финансовая система. Только за первое полугодие 2008 года о банкротстве заявило сразу семь
американских компаний, чей капитал превышал миллиард долларов. Причем все они занимались ипотечным кредитованием. Среди них
два инвестиционных гиганта — Федеральная
национальная ипотечная ассоциация Fannie
Mae и Федеральная корпорация жилищного
ипотечного кредита Freddie Mac. По последним данным, чистые убытки только Freddie
Mac за первые два квартала этого года составили 972 млн долларов. А общие потери двух
ипотечных агентств с начала года превысили
$11 млрд.

В их корпоративные облигации, по признанию первого зампреда ЦБ РФ Алексея Улюкаева, Банк России вложил в этом году около
$50 млрд, а в 2007 году — более $100 млрд. По
состоянию на 1 января 2008 года инвестиции
ЦБ РФ в облигации американских ипотечных
агентств Fannie Mae, Freddie Mac, а также в
Federal Home Loan Banks (FHLB) составляли
37,03% от вложений по статье «ценные бумаги
иностранных эмитентов». И хотя, как убеждал А. Улюкаев, ценные бумаги этих агентств
имеют гарантии государства в лице Минфина
США и самые высокие рейтинги, в конце июля
они подешевели на четверть.

Кстати, по данным Минфина США, самыми
крупными держателями облигаций американских ипотечных агентств были центральные
банки Японии и Китая. Их вложения в середине 2007 года составили $228 млрд и $376
млрд соответственно. Кроме того, они владеют,
по оценке независимых экспертов, почти четвертью государственного долга США, который
на конец 2007 года составлял $9,14 трлн и
увеличивался ежеминутно почти на миллион
долларов.

О печальном развитии событий с американскими федеральными агентствами, между
прочим, два года назад предупреждал тогда
еще председатель Федеральной резервной системы США Алан Гринспэн. В письме к
Конгрессу США он подчеркнул, что кредитные портфели спонсируемых правительством
корпораций (имелись в виду инвестиционные
портфели Fannie Mae, Freddie Mac и им подобных) увеличивают системный риск финансовой системы США. «Нормальные рыночные
силы не в состоянии принять системный риск
их портфелей, — говорил он. — По мере роста
кредитных портфелей спонсируемых правительством корпораций им будет все сложнее
отвечать изменяющимся рыночным условиям». Ни Конгресс, ни Уолл-стрит пророка не
услышали. Инвестиционные банки, наоборот,
очертя голову кинулись увеличивать свои портфели производными инструментами, обеспеченными честным словом среднестатистического американца.

Между тем обвал доллара и его уход с позиций мировой валюты, по общему мнению
аналитиков, невыгоден ни Европе, ни США,
ни развивающимся рынкам. Полная замена
доллара на евро вредна для экономик стран ЕС,
поскольку еще больше углубит финансовый
кризис и он перекинется на другие, еще не
тронутые им рынки. И пока Уолл-стрит, по
меткому замечанию президента США Джорджа Буша, «похмеляется», Китай, Россия и
другие страны подставили свои плечи под падающего гиганта.