Пока суд да дело


Текст | Кирилл БЛОХИН

Федеральная целевая
программа «Развитие
судебной системы
России на 2007—
2011 годы» реализуется уже два года, а с
учетом ее предыдущей версии целых
шесть лет. С приходом президента Дмитрия Медведева и
озвученных им приоритетов эта программа должна получить
второе дыхание.

Надежды и помыслы

Главной целью программы, заявленной
еще в 2002 году, является обеспечение максимальной независимости судов от каких бы
то ни было других государственных органов
и вообще от любых физических или юридических лиц. Нынешняя редакция программы,
утвержденная два года назад, особое внимание
заостряет на финансовых аспектах, что вполне справедливо, так как именно обеспечение
финансовой и хозяйственной деятельности
судов сегодня становится одним из главных
инструментов воздействия на судей.

Стоит отметить, в самой программе немало говорится о недостатках сегодняшней
судебной системы. Так, в программе подчеркивается, что «нередко судьям приходится
выполнять функции, которые без ущерба для
качества работы могли бы быть делегированы
помощникам и специалистам», что «уровень
обеспеченности судов зданиями и их оснащенности не позволяет создать необходимую
для внедрения информационных технологий
инфраструктуру», а здания судов «не позволяют обеспечить безопасность лиц, причастных к осуществлению правосудия». Сказано
также и об отсутствии у судов собственных
помещений.

В качестве главных целей и задач программы
заявлено создание независимого и объективного суда. В качестве способов реализации
этой цели предусмотрено введение принципа
распределения дел между судьями без личного контакта судей с заявителями. Также
предполагается создание специальных апелляционных судов, более гибкое распределение полномочий между судьями с учетом
их фактической загруженности. Кроме того,
задумано укрупнить ряд районных судов, где
количество рассматриваемых дел невелико, а
освободившиеся кадры направить на укрепление наиболее загруженных участков.

Будет пересмотрена и подсудность дел
между мировыми судьями и районными судами общей юрисдикции. В арбитражных судах
будут определены категории дел, по которым
кассационное и надзорное обжалование не
допускается. Что касается других категорий
дел, то по ним будет исключена возможность
обжалования решений суда первой инстанции
в кассационном порядке без предварительного апелляционного обжалования.

Немалое внимание уделяется в программе и вопросам информационного обеспечения работы судов. Так, в программе заявлена
необходимость создания автоматизированных информационных систем, в обязательном порядке закреплено требование ведения
аудиозаписи судебного процесса. Подчеркивается необходимость обеспечения открытости
судебной власти, в том числе путем формирования информационных ресурсов правовой
базы и банков данных судебных решений, обеспечение открытого доступа к правовой базе
и указанным банкам данных, учет общественного мнения в работе судов на основе регулярного общественного мониторинга качества
работы судов. Программа предусматривает
создание электронного архива, формирование
информационно-коммуникационной системы Конституционного суда РФ и электронной
специализированной общедоступной библиотеки Конституционного суда РФ. Также
предполагается наладить электронное обеспечение правосудия в системе арбитражных
судов и повсеместно установить информационную систему судов общей юрисдикции
«Государственная автоматизированная система Российской Федерации “Правосудие”».

Кроме того, будет создана информационнокоммуникационная система Верховного
суда РФ, интегрированная с вышеупомянутой
системой «Правосудие».

Вторым направлением, на котором предполагается сосредоточить усилия для решения
проблемы размещения всех судов, является
последовательный перевод их из арендуемых
зданий и помещений в здания, находящиеся в
федеральной собственности и передаваемые в
управление арбитражным судам и Судебному
департаменту при Верховном суде РФ.

Особое внимание уделяется обеспечению
финансовой независимости судов. Так, все
вопросы административного, финансового
и хозяйственного обеспечения судов общей юрисдикции и арбитражных судов переданы
из ведения Министерства юстиции в распоряжение Судебного департамента при Верховном суде. Также создаются общефедеральные
механизмы финансирования деятельности
судей, призванные уменьшить их финансовую
зависимость от региональных администраций.


А крыша кто?

О результатах выполнения этой федеральной
целевой программы говорить пока сложно.

С одной стороны, прогресс в технологической
и хозяйственной сферах действительно наблюдается. Так, во многих регионах суды полностью переехали в собственные помещения,
зарплата судей и работников судебного аппарата заметно выросла. Улучшились по всей
стране и условия работы судов — помещения
стали более просторными и комфортабельными. Правда, во многих районных судах, особенно в сельской местности, ситуация до сих пор
оставляет желать лучшего.

Однако так и не решенным продолжает
оставаться ключевой вопрос, обозначенный
главной целью программы, — обеспечение
независимости, объективности и беспристрастности судов. Причем вопрос этот оказывается
не решен практически по всем направлениям.

У всех на слуху регулярно выносимые оправдательные приговоры работникам милиции
и другим представителям силовых органов по
любым делам, причем не важно, идет ли речь
о коррупции, силовом давлении на бизнес,
разбое или ДТП с человеческими жертвами —
любой представитель силовиков оказывается
в конце концов неподсудным. Исключение и
здесь составляют случаи, находящиеся на особом контроле у федеральных властей.

Региональные власти также практически
повсеместно обладают большой степенью
контроля над судами. Все знают, что дела по
искам представителей региональных властей
выиграть в местных судах практически невозможно. Причем это касается не только гражданских исков, но и имущественных споров,
рассматриваемых в арбитражных судах.

Наконец, главный бич всей отечественной
судебной системы — это пресловутое телефонное право. Это тот механизм, против которого
до сих пор бессильны любые нововведения.

Грешат этим чиновники всех уровней, но тон
задают на самом верху. Судьи же в большинстве случаев берут под козырек и послушно
выполняют вводную установку.

За последний год этой теме большое внимание уделял известный журналист Владимир
Соловьев в своей авторской радиопрограмме «Соловьиные трели». В ходе регулярно
проводимых Соловьевым журналистских расследований была выявлена целая система по
контролю за арбитражными судами, которые
попросту принимали решения в интересах
определенной группы кремлевских чиновников. Выяснилось и то, что во главе всей
этой системы находились высокопоставленные сотрудники администрации президента,
которые регулярно рассылали по судам своих
референтов, а те в свою очередь сообщали
судье, какое решение он должен будет вынести. В 99% случаев ни один судья гонцам из
верхов возражать не смел. Даже в тех случаях,
когда предписываемые решения напрямую
противоречили законодательству, а порой и
Конституции Российской Федерации.

Сенсационные разоблачения Владимира
Соловьева стали одним из самых громких скандалов общероссийского масштаба за последнее
время. Очень быстро большая часть озвученных
журналистом материалов нашла фактическое
подтверждение. Кульминацией скандала стало
заявление заместителя председателя Высшего
арбитражного суда Валентины Малявиной,
фактически подтвердившей разоблачения журналиста и признавшей, что за последние годы
Высший арбитражный суд регулярно подвергался давлению со стороны представителей
администрации президента.


Настанет ли светлое завтра?

Таким образом, совершенно очевидно, что
никакие, даже самые идеальные, федеральные
целевые программы не способны переломить
основные принципы работы отечественной
судебной системы. Для того же, чтобы это
сделать, нужны преобразования не на уровне
структурных или финансовых реформ, а на
уровне трансформации всей российской политической системы. Трансформации, которая
должна включать в себя реальное разделение
властей, работающие механизмы гражданского общества и настоящую подотчетность всех
властных структур обществу.

На уровне судебной системы это могло бы
выражаться в принципах независимого отбора
судей. Может быть, целесообразно обратиться
к опыту выбора населением судей первичного
звена, как это было в Советском Союзе и имеет
место в США. Кроме того, в законодательстве
должны быть четко прописаны механизмы
защиты судьи от любого административного
и силового давления и установлены суровые
меры ответственности за попытки давления на
суд со стороны представителей государственного аппарата.

Не стоит забывать и о принципах открытого и состязательного процесса. Очевидно,
что только реальная гласность и открытость
судопроизводства способны свести к минимуму попытки административного или иного
давления на суд. В настоящее же время эти
принципы остаются только на бумаге, а судебные процессы часто объявляются закрытыми,
причем порой с довольно туманными и расплывчатыми формулировками.

Соответственно, стоит признать, что пока
очень многие благие намерения, зафиксированные в федеральной целевой программе «Развитие судебной системы в России на
2007—2011 годы», остаются только на бумаге.

Однако с учетом заявленного Дмитрием Медведевым курса на обновление кадров, борьбу
с коррупцией и создание независимой судебной системы появляется надежда на то, что
ситуация начнет меняться и в реальности.