Никто не хочет проиграть


Текст | Сергей РЫЖЕНКОВ

Транспортная ФЦП
впервые в практике
реализации федеральных целевых
программ получила
институт общественного контроля.

Диспозиция

16 июня министр транспорта Игорь Левитин предложил создать механизм общественного мониторинга и контроля за реализацией федеральной целевой программы
«Развитие транспортной системы России.

2010—2015 годы». Это предложение было
сделано на заседании Общественного совета
Министерства транспорта РФ. Само событие и
заявление довольно рядовые, если не учитывать
того обстоятельства, что в одной точке здесь
сошлись сразу несколько линий, которые в России всегда были больше чем просто проблемы,
обсуждаемые специалистами и экспертами.

Во-первых, дороги, как известно — одна из
двух главных российских бед. Во-вторых, общественный контроль за деятельностью правительства — чуть ли не единственная ценность,
в необходимости утверждения которой никто
не сомневается. Но при этом все относятся с
большим скепсисом к возможности полноценного воплощения такого рода начинаний
в жизнь — еще и потому, что непонятно, кто
будут контролеры и какими интересами они
станут руководствоваться.

В-третьих, сегодня, в период разработки долгосрочных стратегий социально-экономического развития страны, инициатива министра
может стать прецедентом, и об общественном контроле заговорят в связи с другими
направлениями долгосрочного планирования.

А поскольку выбор и реализация долгосрочных программ — это и то, что непосредственно скажется на повседневной жизни подавляющего большинства граждан в ближайшие
10—20 лет, и то, о чем в будущих учебниках
отечественной истории будет написана большая глава, каждый из факторов, способных
придать процессу развития динамичность или,
напротив, затормозить его, в скором времени неизбежно станет одним из лейтмотивов
публичных дискуссий.

Важно подчеркнуть, что речь идет о новой
форме общественного участия в государственных делах. Задача общественного контроля над
ними в лучшем случае ставится в положениях о созданных по инициативе Общественной
палаты многочисленных общественных советах федеральных министерств и региональных
административных структур. Решение этой
задачи остается делом активных одиночек —
членов федеральной и региональных общественных палат, которые вступают в дело, когда
со стороны государства совершаются деяния,
вызывающие негативный резонанс в обществе.

Стартовые условия

В мае 2008 года проект ФЦП «Развитие транспортной системы России.

2010—2015 годы» получил одобрение президента. Около 13,5 трлн руб. будет израсходовано на его выполнение, причем эти деньги должны поступать из разных источников:
около 4,6 трлн руб. — из федерального бюджета, примерно 0,6 трлн — из бюджетов субъектов Федерации, 7,2 трлн — из внебюджетных
источников, и 1 трлн руб. составят средства
от введения инвестиционной составляющей в
железнодорожных тарифах.

К 2015 году будет построено 3109 км новых
железных дорог и чуть больше дополнительных
главных путей, модернизированы автомобильные дороги, в том числе будет построено или
реконструировано более 1,9 тыс. км платных
и скоростных магистралей. 103 реконструированных посадочных полосы и 628 закупленных по программе отечественных воздушных
судов помогут поднять авиационную подвижность населения на 55%. Серьезные позитивные изменения должны произойти в сфере
морского транспорта и портового хозяйства,
улучшатся внутренние водные пути. Программа реализуется в масштабе всей страны — от
Санкт-Петербурга до Сахалина, от Мурманска
до Иркутска. Отдельное ответвление ФЦП
образует реконструкция московского транс-
портного узла.

Стереотипы и их последующее «разоблачение»

Как видим, грандиозные физические характеристики ФЦП распределяются между транспортными сегментами и территориями,
а также, разумеется, будущими подрядчиками
и, естественно, включают все стадии работ
от проектирования до ввода в эксплуатацию.

Такой находящийся в движении путеводный —
в буквальном и, возможно, переносном смысле — мегаклубок.

Теперь посмотрим, что представляет собой
общественный совет Министерства транспорта
РФ. Как и прочие общественные министерские
советы, он появился по инициативе Общественной палаты. За время его существования
(с конца мая 2007 года) было проведено три
заседания. В его составе 32 человека, из них 13 —
профессионалы, которые имеют или имели в
прошлом отношение к транспорту. Следующая
по представительству группа в восемь человек — это деятели, связанные со СМИ. В совете работают несколько членов Общественной
палаты, один из которых — адвокат Анатолий
Кучерена — возглавляет его.

При сопоставлении масштабов ФЦП и приведенных характеристик общественного совета невольно возникают вопросы. Мониторинг
и контроль — дело хлопотное, требующее сил
и времени, а главное — отнюдь не ограничивающееся консультативными функциями,
коими, главным образом, обладают общественные структуры. Как реально должны выглядеть
механизмы общественного мониторинга и
контроля за реализацией ФЦП, еще предстоит
думать в Минтрансе и членам общественного
совета. То есть никакого конкретного решения
под идею при ее объявлении не закладывалось.

Это подтвердил в беседе по телефону один
из профессиональных членов общественного
совета директор Института проблем транспорта РАН Олег Белый.

Но, несомненно, общество привыкло к тому,
что большинство подобных начинаний развивается по традиционному сценарию: начинания провозглашаются, люди собираются и
обсуждают, что делать, а затем оказывается:
то, что действительно нужно сделать, сделать
невозможно, а то, что сделать можно, столь
незначительно, что и делать не стоит. Причем
этот вариант развития событий в данном случае отягощается его бюрократической составляющей.

В самом деле, с инициативой о контроле за
крупнейшим профильным проектом министерства выступает его руководитель. Им же
направляется деятельность общественного
совета. Сам совет, как было сказано, на четверть состоит из влиятельных представителей СМИ. Нетрудно, сопоставив эти факты
и помня о стандартных интересах ведомств,
сделать вывод о том, что, скорее всего, с точки
зрения министерства, речь идет о поддержании имиджа. Однако современная российская
экономическая, а точнее политэкономическая,
реальность устроена таким образом, что многие стереотипы требуют если не развенчания,
то корректировки.

Руководитель министерства сегодня не может
не создавать общественный совет — это правило хорошего тона, поскольку Общественная
палата — одно из любимых детищ второго
президента России. И относиться формально к
деятельности совета он тоже не может, поскольку бывший президент теперь является премьерминистром — прямым начальником министра
транспорта. Рассчитывать на то, что при формальном отношении к делу члены общественного совета не начнут возмущаться и апеллировать
к начальнику министра, тоже не приходится.

При всей консультативной неопределенности
своего статуса многие члены Общественной
палаты набрали ощутимый политический вес,
и их слова часто оказываются услышанными.

Кроме того, именно сложность проекта заставляет министра использовать любые
дополнительные возможности для получения
данных по отдельным направлениям и из различных мест, где проект осуществляется лишь
потому, что «вертикального» контроля, как
показывает опыт предыдущих лет, часто оказывается недостаточно: к освоению федеральных
денег стремятся не только честные бизнесмены, но и всякие проходимцы, а госчиновники
на местах в своих рапортах склонны приукрашивать действительность.

Не менее важное обстоятельство заключается в том, что общественные советы пошли
вглубь министерств и создаются на уровне
федеральных служб, распространились по
регионам, так же как и общественные палаты. То есть некоторый реальный каркас будущей системы общественного мониторинга и
контроля существует. На это тоже обратил
внимание О. Белый. На его взгляд, эти общественные структуры вполне способны осуществлять мониторинг и контроль технических и
финансовых параметров при реализации ФЦП.

В качестве полезного предшествующего опыта
он указал на систему народного контроля в
советский период, отметив, что условия сейчас,
разумеется, совсем другие.

Мотивы и резоны

Конечно, только наличия благоприятных
условий для создания механизмов общественного мониторинга и контроля как за транспортной ФЦП, так и другими большими и не
очень большими государственными федеральными и региональными проектами, недостаточно. Нужны стимулы.

Принято приписывать общественникам
исключительно идеалистические мотивы. Безусловно, они играют значительную роль. Но есть
в такого рода деятельности и рациональный,
если не сказать эгоистический расчет. Все эти
люди, связанные широкими и все расширяющимися сетями взаимодействия друг с другом,
сделали так или иначе серьезные ставки на то,
что социально-экономическое развитие страны будет происходить таким образом и по тем
направлениям, которые задаются сегодня.

Их виды на будущее как граждан, специалистов, членов семей оказались тесно переплетены с программами и проектами, реализуемыми государством. Проигрывать из-за того, что
кто-то играет плохо или не по правилам, никто
не намерен.