Крестовый поход против Кудрина


Текст | Кирилл БЛОХИН

Над Кудриным опять
сгущаются тучи. Готов
ли будет Владимир Путин и на этот раз
«управлять погодой»?

Последний месяц оказался отмеченным
очередной атакой на министра финансов и вице-премьера Алексея Кудрина. На этот раз против главного финансиста
выступила коалиция в составе предпринимательских объединений, представителей «Единой России» и Минэкономразвития. Впрочем,
самому Кудрину не привыкать — за 8 лет
руководства Минфином из-за своей жесткой
монетаристской позиции он пережил немало
публичных и аппаратных противостояний
и до сих пор практически всегда выходил
победителем. Сможет ли министр финансов
и теперь продемонстрировать устойчивость
своих аппаратных котировок?

Лобовая атака

Началось все с заявления председателя правительства Владимира Путина, сделанного им
30 июня. Тогда он сказал, что борьба с инфляцией не должна мешать росту экономики.

За этим последовал IV ежегодный Конгресс
национального бизнеса, где с резкой критикой
в адрес Минфина выступили спикер Государственной думы Борис Грызлов, помощник президента Аркадий Дворкович, глава
«Деловой России» Борис Титов и заместитель
министра экономического развития Станислав Воскресенский.

Общим мотивом всех выступлений стало
неприятие политики министерства финансов
по сдерживанию инфляции в ущерб экономическому росту. Первым об этом заявил
Борис Грызлов, сославшись при этом на слова
премьер-министра. Эту же линию продолжил
и лидер «Деловой России» Борис Титов, который сказал, что «экономика не выработала
свой потенциал роста» и «далека от пика развития». Что же касается инфляции, то ее причина, по мнению Б. Титова, заключается в том,
что «в стране крайний дефицит предложения
товаров и услуг», а потому нужно не сдерживать потребительский спрос, как предлагает
Минфин, а стимулировать предложение.

Атаку на Минфин продолжил и заместитель
министра экономического развития Станислав
Воскресенский. По его словам, дилемма «давить
инфляцию или стимулировать рост» во многом
надуманна: «получается, что четырем «и» президента Дмитрия Медведева — институты,
инфраструктура, инновации, инвестиции —
противопоставляется пятое «и» — инфляция».

Воскресенский фактически согласился с Титовым, отметив, что причины инфляции в России не являются монетарными. По его мнению,
рост цен обусловлен немонетарными факторами, такими как закрытость рынков, отсутствие
реальной конкуренции, административные
барьеры, а также тот факт, что предложение
не удовлетворяет спрос. Именно поэтому заместитель министра считает, что нужно повышать производительность труда, а не сдерживать рост денежной массы.

Кроме того, практически все выступавшие на конгрессе говорили о необходимости
снижения НДС до 12%, против чего упорно
выступает Минфин.

После этого антикудринская кампания
получила дальнейшее развитие. Так, в середине месяца около 70 представителей малого и
среднего бизнеса, входящих в состав «Деловой
России», подписали совместное обращение,
направленное первому вице-премьеру Игорю
Шувалову и министру экономического развития Эльвире Набиуллиной, с просьбой
до 1 сентября принять меры по сокращению
НДС до 12%.

В этом обращении говорится, что «надо спасать российское производство», что «успешная
работа фискальных органов осенью 2007 года
заставила практически все предприятия,
ранее использовавшие «серые схемы», перейти на уплату 18% НДС и 27% ЕСН со всей
суммы заработной платы», в результате чего
рентабельность предприятий уменьшилась
на 6—10%, притом что ранее она составляла
лишь 5—7%». В документе также сказано, что
«российские предприятия сокращают объемы
производства и массово закрываются. Производить стало невыгодно. Проще купить товар
в Китае и продать. Это в первую очередь коснулось предприятий малого и среднего бизнеса». По мнению авторов обращения, «если
НДС не сократить до 12%, Россия потеряет до
40% своих производителей, уменьшится объем
выпускаемой продукции, будет уменьшаться
собираемость налогов». Среди подписавших
документ оказались руководители таких компаний, как «Каскол», «Ростик», «Российские
коммунальные системы», «Связной», «Дымов»,
«Сахалинуголь», «Арбат Капитал», «Томмаркет», «Тарло и партнеры», «Вимм-БилльДанн», Институт альтернативного менеджмента, группы «Химэкс», группы компаний
«Промышленные инвесторы».

Фактически это обращение стало своего
рода антикудринским манифестом, так как
общеизвестно, что именно позиция Минфина
до сих пор не позволяла осуществить хоть
какое-то снижение ставки НДС.

Обращению «Деловой России» вторил и
доклад экспертов группы «Экономакс», подготовленный по заказу Минэкономразвития,
который получил название «Краткая оценка
экономических эффектов, вызванных снижением ставки НДС». По словам заместителя
министра экономразвития Станислава Воскресенского, в докладе говорится, что снижение ставки до 12% вызовет «комплексные
позитивные изменения в экономике», в том
числе улучшит процент собираемости налогов,
простимулирует реализацию инвестиционных
проектов, ранее тормозившихся «заградительной» ставкой НДС, и вызовет рост в секторах
с высокой добавленной стоимостью. Впрочем, возможны и негативные эффекты, такие
как повышение цен на «социально значимые» товары, которые сейчас облагаются по
ставке 10%, а также сокращение бюджетных
доходов». Воскресенский отметил, что «представленные расчеты показывают, что проект
снижения НДС вполне реалистичен» и что эти
расчеты будут использованы в докладе председателю правительства.


Непотопляемый министр

Алексею Кудрину не привыкать к аппаратным стычкам и регулярным нападкам. Своей
принципиальной монетаристской позицией он заработал немало противников как в
публичном, так и в кулуарном пространстве.

Главным камнем преткновения все эти годы
был вопрос о неприкосновенности Стабилизационного фонда, на защиту которой министр
финансов всегда вставал грудью, пресекая
любые попытки этот вопрос распечатать.

Первые серьезные противоречия у Кудрина
возникли с премьер-министром Михаилом
Касьяновым. Очевидно, что все годы своего
премьерства Касьянов воспринимал Кудрина
как наиболее вероятного сменщика на посту
главы правительства и поэтому делал все возможное для того, чтобы так или иначе скомпрометировать министра финансов. Параллельно
Кудрин особенно часто становился мишенью
для критики депутатов Государственной думы,
в которой тогда еще сильные позиции занимали левые оппозиционные фракции. Тогда
поле боя осталось за министром финансов —
Михаила Касьянова в Белом доме он пережил,
хотя и не стал его преемником.

Во «фрадковский» период степень атак на
Минфин не уменьшилась — несмотря на то,
что Государственная дума оказалась под контролем «партии власти», представители теперь
уже «Единой России» не упускали возможности поднять свой рейтинг за счет нападок
на Минфин. К ним охотно присоединялись и
представители отраслевых правительственных
ведомств, а также начавших в то время формироваться госкомпаний и госкорпораций.

Возникли у главы Минфина противоречия и
с другим видным представителем питерских
экономистов — главой МЭРТ Германом Грефом. Главной причиной этих разногласий, как
и в остальных случаях, стал принципиальный
монетаризм Алексея Кудрина, выражавшийся
в нежелании «делиться» запасами Стабилизационного фонда и проводимой Минфином
жесткой налоговой политике. Герман Греф в
союзе с премьером Фрадковым неоднократно пытался добиться уменьшения так называемой цены отсечения, то есть доли нефтяных
доходов, направляемых в Стабилизационный
фонд, но руководство Минфина упорно продолжало стоять на своем. Как известно, противостояние двух экономических ведомств
окончилось тем, что одновременно с отставкой правительства Фрадкова ушел и министр
Греф, а Кудрин, вернув себе вице-премьерский
статус, получил контроль над всем экономическим блоком в правительстве.

Впрочем, разногласия у Минфина тогда были
и с первым вице-премьером Дмитрием Медведевым, который также неоднократно пытался
добиться расходования части средств Стабфонда на реализацию национальных проектов.

Впрочем, став президентом, Дмитрий Медведев сам по себе ни разу не напомнил Кудрину
о былых разногласиях.

Немало неприятных минут Кудрину пришлось пережить и под руководством Виктора
Зубкова. Премьер не упускал случая отчитать
главу Минфина по любому поводу, а заявление
о пропавших миллиардах стало одной из самых
серьезных претензий, когда-либо предъявляемых министру финансов.

Не все оказалось гладко у Алексея Кудрина и с представителями силовых структур.

Как известно, один из заместителей министра
финансов Сергей Сторчак прошлой осенью
был арестован оперативниками ФСБ с санкции руководства Следственного комитета, а
все попытки Кудрина заступиться за своего
зама особых успехов не принесли. Многие
эксперты тогда усмотрели в аресте Сторчака
попытку силовых структур заполучить компромат и на самого министра. Однако позиции
Кудрина это тогда не ослабило, а Сторчак до
сих пор находится под стражей.


Тест на устойчивость

И вот теперь Алексей Кудрин столкнулся с
новым вызовом. Против него опять выступила
команда, связанная с ушедшим Германом Грефом, которую на этот раз возглавляет бывший
заместитель Грефа и нынешний помощник
президента Аркадий Дворкович. Опирается
она на предпринимательские организации
и отчасти на представителей «Единой России». На этот раз главным поводом к атаке
послужило намерение Минэкономразвития
снизить НДС, чему упорно противится Минфин. Однако сейчас антикудринская коалиция
может найти весьма влиятельного союзника
в лице первого вице-премьера Игоря Шувалова. Согласно определенной информации,
между Шуваловым и Кудриным уже возникли
некоторые противоречия в части формирования экономической политики. Сказывается и
туманное разграничение полномочий между
двумя вице-премьерами, которые одновременно отвечают за работу экономического блока.

Так, например, Минэкономразвития по бюджетным вопросам замыкается на Кудрина, а
по вопросам формирования экономической
стратегии — на Шувалова. Очевидно, что это
вызывает естественное в таких случаях аппаратное соперничество. Неслучайна апелляция
представителей «Деловой России» к первому
вице-премьеру в упомянутом выше обращении в поддержку снижения НДС.

Не стоит забывать и о том, что в связи с
нахождением под стражей Сергея Сторчака
неурегулированными остаются и отношения
Кудрина с «силовым блоком», который, рт
хотя и заметно ослабел с приходом Дмитрия
Медведева на пост президента, тем не менее
продолжает сохранять большое влияние на
стратегические вопросы.

Наконец, в тени пока остается и еще один
влиятельный персонаж — первый заместитель
главы администрации президента Владислав
Сурков, который считается неформальным
куратором «Деловой России» и без ведома
которого вряд ли бы стали возможны такие
резкие заявления этой организации.

Впрочем, все это не было бы так страшно
для Алексея Кудрина, который в своей жизни
пережил немало нападок, если бы не тот факт,
что эта кампания началась после уже процитированных выше слов Владимира Путина.

Весьма характерно, что последующие антикудринские заявления были выдержаны в этом
же ключе, то есть в направлении, заданном
премьер-министром.

Стоит отметить, что антиминфиновская коалиция в лице помощника президента Дворковича, представителей Минэкономразвития и
предпринимательских кругов сложилась уже
довольно давно, и вряд ли слова Владимира Владимировича стали главной причиной всех этих
выступлений, однако то, что они выступили в
роли катализатора, сомнений не вызывает.

Совершенно очевидно, что политическое
будущее Алексея Кудрина будет зависеть от того,
насколько прочные позиции он займет в новой
системе координат нынешней власти, в первую
очередь по отношению к Владимиру Путину и
Дмитрию Медведеву. До сих пор Кудрин мог
считаться однозначно ориентированным на
Владимира Путина, с которым его связывают
давние отношения со времен работы в мэрии
Санкт-Петербурга. Однако вполне вероятно,
что заявление премьера о нецелесообразности
борьбы с инфляцией за счет экономического
роста можно рассматривать как начало перераспределения позиций. В то же время нельзя
не учитывать и то, что Владимир Путин периодически делает подобные заявления с целью
политического уравновешивания тех или иных
представителей власти, и потому, возможно, не
стоит придавать этим словам какой-то фатальный оттенок. Не исключено, что слова премьера были просто по-своему истолкованы противниками главного финансиста и восприняты
как повод для начала информационной атаки.

Кроме того, вероятно, что эта атака является
своего рода проверкой руководства Минфина
на способность держать удар.

Впрочем, до сих пор Алексей Кудрин
демонстрировал завидную аппаратную выживаемость, и вполне возможно, что и теперь
он вновь окажется неуязвимым для любых
публичных нападок и кулуарных интриг. Очевидно, что определяющим показателем здесь
станет решение правительства о снижении или
неснижении НДС, и если такое решение все
же будет принято к 1 сентября, это станет
тревожным сигналом для министра финансов,
свидетельствующим, что его обычно высокие
аппаратные котировки заметно пошатнулись.