Главный вопрос


Текст | Сергей ИСРАПИЛОВ, журналист (Махачкала)

Дагестан — один из
важнейших регионов
на Кавказе. От качества его местной власти, глав муниципалитетов многое зависит —
и это качество зачастую нуждается в
совершенствовании.

Дагестан — один из самых высокодотационных регионов России. Во многом
именно бюджетные финансовые потоки
орошают скудную экономическую почву. В год
в среднем половина бюджета республики —
многие миллиарды рублей — расходуется на
межбюджетные трансферты бюджетам более
низких уровней. В республике 42 муниципальных района и 10 городских округов.

Для республики сегодня качество административного управления в муниципальных образованиях — вопрос первостепенной важности. Но главы местных администраций сильно
различаются между собой: где-то глава — труженик и созидатель, где-то использует должность для личного обогащения. Сегодня все
здание стабильности в регионе стоит на таком
вот разнородном фундаменте…

Соблазн «порулить»

«Лихие девяностые» в Дагестане прошли
под знаком митинговых страстей, противостояния национальных фронтов, криминального
беспредела и тяжелого социально-экономического кризиса. Государство быстро уходило из
экономики, коммунального хозяйства, передавало многие полномочия частному бизнесу,
муниципальным органам власти.

Но, как показала практика, принятое «под
реформы» законодательство о местном самоуправлении не смогло обеспечить эффективный
механизм контроля деятельности глав муниципальных образований в вопросе финансов и
распределения имеющихся ресурсов.

Среди глав муниципальных образований начала 90-х годов были и хорошие хозяйственники, бывшие председатели колхозов. Но в
массе своей это были случайные люди, выдвиженцы национальных фронтов. Возможности,
которые давало руководство местным муниципалитетам, оказались для многих непреодолимым соблазном.

Рушилась экономика, останавливались промышленные предприятия, гибли колхозы.

Теряли свое влияние национальные фронты.

И должность главы администрации, дающая
доступ к относительно стабильным финансовым потокам и к распределению земли — главного богатства в Дагестане, — стала предметно
интересовать криминал. На место глав во многих районах пришли преступные авторитеты,
поднявшиеся на грабежах и рэкете. Постепенно откровенные бандиты вымывались, и
зачастую должности глав муниципалитетов
занимали их креатуры. Появление ряда очагов
роста, деятельность правоохранительных органов привели к очищению некоторых районов
от подобных руководителей — некоторых, но
далеко не всех.


Распил «деревянных»

Практически на каждом семинаресовещании с главами муниципальных объединений президент Республики Дагестан Муху
Алиев и председатель республиканского правительства Шамиль Зайналов обвиняют их
в провале первичного учета предприятий,
укрытии реальной налогооблагаемой базы.

Зал глухо молчит. Республиканское телевидение демонстрирует это в эфире.

На территории многих районов и городов действуют нелегальные рынки, предприниматели, производства… Значительная часть
бизнеса в республике находится в тени, и эта
теневая экономика в той или иной мере работает на глав местных администраций.

Чтобы пополнять высокодотационный бюджет, налоги в республике могли бы собирать
с самых доходных сфер: с алкоголя, нефтяной
отрасли и добычи сырья для стройматериалов
в карьерах. Но как раз в этих сферах налоговым органам почти ничего не достается. Предприятия нередко принадлежат самим главам
администраций, их родственникам и друзьям
и, естественно, пользуются немыслимыми налоговыми льготами.

Острейшая проблема для Дагестана — дефицит земли, а спекуляция земельными участками и невыплата земельного и имущественных
налогов (из-за неоформления должным образом прав собственности) является всеобщей.

Главы администраций часто откровенно
пренебрегают законом и просто присваивают государственные средства. Страдают даже такие крупные и, казалось бы, всесильные
монополии, как «Газпром» или РАО «ЕЭС
России». Во всей стране нет структур, которые
потребляли бы ресурсы, не платя за них — а в
Дагестане есть. На 1 января 2007 года долги
муниципальных образований за газ в Дагестане составили 5,1 млрд руб. В последние годы
«Газпром» неоднократно перестраивал систему управления газовой отраслью в республике,
менял менеджеров, списывал долги, обещал
большие льготы, пытаясь улучшить сбор платежей в Дагестане. Ничего не помогло.

На начало этого года долги муниципальных
образований перед поставщиком электроэнергии — ОАО «ДЭСК» за электроэнергию составили почти 800 млн руб. Долги за тепло на то
же время составили свыше 121 млн руб. Муху
Алиев как-то в сердцах сказал, что при личных
встречах Чубайс обещал строить в Дагестане
новые ГЭС, а Миллер — продолжить газификацию республики: условие лишь одно —
остановить казнокрадство и навести порядок
с платежами.

Видимо, их требования трудновыполнимы.


Самонеуправляемые

Последние годы Дагестан лихорадит из-за постоянных скандалов, судебных разбирательств,
убийств и прочих происшествий, фигурантами
которых становятся главы муниципальных образований. По мере завершения передела собственности борьба за обладание постом главы
администрации района или города, а значит, и
правом распоряжаться финансами и землей,
становится все более жесткой.

Активно митинговали в 2006—2007 годах
жители Казбековского района. Они требовали
снять и судить главу администрации. Помимо
обычных «грешков» — хищения бюджетных
средств через подконтрольные малые предприятия — его обвинили в убийстве душевнобольного, совершенном публично, при свидетелях. Протестующие были на приеме у
главы республики, ездили в Ростов-на-Дону
на прием к полпреду президента РФ в ЮФО
Дмитрию Козаку…

По данным СМИ, в ходе подготовки к мартовским выборам 2007 года между кандидатами на пост главы Дахадаевского района
возникла ссора, в которой участвовал глава
администрации района Магомед Алиев. В ходе вспыхнувшей ссоры двое из противников
главы администрации были убиты.

Решением суда Унцукульского района к лишению свободы на 3,5 года был приговорен
глава администрации района Магомедтагир
Магомедалиев. В республике он был известен как противник создания зоны затопления
Ирганайской ГЭС. Руководство республики
обвиняло его в организации многочисленных
митингов против строительства этого крупнейшего инвестиционного объекта. В итоге
он был осужден по факту хищения 3 млн руб. бюджетных денег.

В отношении главы МО «Хивский район»
Камиля Мустафаева уголовное дело возбуждено в связи с злоупотреблением служебным
положением при разделе участков земли.

Как сообщают информагентства, в старейшем из городов на территории России — Дербенте Управлением по налоговым преступлениям МВД республики был выявлен факт присвоения более 17 млн руб., к которому прямое
отношение имеют глава администрации и его
замы. Также был выявлен ряд иных злоупотреблений, в особенности махинаций с землей.

В 2006 году лишь один участок городской
земли, который заместитель главы Айдын Магомедов оформил на своего родственника,
заплатив за него городу 1,2 тыс. руб., был перепродан последним за 100 тыс. руб.

В отношении главы администрации Ахвахского района Махача Аминова было возбуждено уголовное дело в связи с тем, что под поручительства района его братом у правительства
был взят кредит, средства которого не были
возвращены государству. Главу МО отстранили
от должности на время следствия.

В конце 2007 года сотрудниками УБЭП
был задержан глава Ногайского района Рашид
Аджигайдканов, который подозревался в вымогательстве взятки в размере 800 тыс. руб.…
Примеров можно привести очень много.

Стараются не отставать от «старших товарищей» (глав городов и районов) и главы сельских поселений. В Дагестане, где уважительное
отношение к частной собственности выработалось веками, отношение к государственным,
или, как говорят здесь, «хукуматовским», деньгам хищническое. Общее — значит ничье.


Рисковое предприятие

Быть главой администрации в Дагестане — наверное, самое опасное занятие из всех возможных. Слишком много врагов у главы, слишком много завистников, желающих занять его
место. Рекордсменом по числу состоявшихся
покушений является градоначальник Махачкалы, столицы и самого богатого города республики, Саид Амиров. С первых своих шагов
он начал наводить порядок в городе, а потому
посреди эпохи хаоса 1990-х нажил себе массу
влиятельных врагов. Более 15 раз преступники
покушались на его жизнь. В результате одного
из покушений он стал инвалидом. В результате
другого, когда на пути следования его кортежа
взорвался начиненный взрывчаткой автомобиль, погибли десятки людей, был разрушен
целый квартал города.

Преступники покушались на жизнь десятков
глав администраций — нынешних, бывших и
покойных. Одно из самых дерзких — 22 марта
2006 года в самом центре Махачкалы в результате очередного покушения был убит глава МО
«Ботлихский район» Руслан Алиев.

Одним из самых громких дел последнего
времени в Дагестане стало дело главы Кизилюртовского района Абдурахмана Гаджиева,
который был обвинен в покушении на главу
Гергебильского района Махача Магомедова,
в результате чего погиб водитель последнего. В дни разбирательств здание Верховного
суда в Махачкале осаждали до 500 человек
сторонников каждого из глав районов. Председательствующим на том памятном процессе
был судья Верховного суда Курбан Пашаев,
который впоследствии был убит в подъезде
собственного дома.

Прессинг, которому подвергаются главы
администраций, несовместим с нормами правового демократического государства. Он мешает творчески, созидательно работать. Из-за
него кандидатами на должность главы любого
муниципального образования решают выдвигаться лишь люди отчаянные, сознательно рискующие и уверенные в своей силе. Получив
победу, они сполна вознаграждаются за риск.


«Мертвые души»

Недавно в республиканской прессе был поднят вопрос о грубом нарушении статистической отчетности, имевшем место в ходе проведения в Дагестане Всероссийской переписи
2002 года. По данным переписи, население
небольшой республики «вдруг» увеличилось на
350 тыс. человек. При незначительном среднегодовом приросте населения (0,6—0,8% в год)
и мощной отрицательной миграции перепись
показала численность населения республики
в 2,522 млн человек против 2,160 млн человек
в 2001 году.

Разобраться с реальной картиной численности населения оказалось просто невозможно.

Дело в том, что бюджетные трансферты прямо зависят от количества жителей в том или
ином районе. Между главами администраций
в период переписи началось настоящее «соревнование» за «выполнение и перевыполнение
плана» переписных душ. Так и осталась республиканская статистика с показателем численности населения в 2,6 млн человек.


Реформа — залог будущего

Закон 1994 года, впервые наделивший глав
муниципальных образований чрезвычайными
полномочиями, в том числе давший право
распоряжаться имуществом и финансовыми
потоками, давно вызывал справедливые нарекания и требовал пересмотра. Сейчас в Дагестане разрабатывается стратегия социальноэкономического развития республики на период до 2020 года. Но уже теперь понятно, что
будущее региона — в прямой зависимости от
способности государства (как бы противоестественно это ни звучало для демократического
государства) контролировать и ограждать жителей от произвола муниципальных властей.

Президент Республики Дагестан Муху
Алиев пытается обуздать коррупцию, самоуправство глав муниципальных объединений.

За два года его правления судебному преследованию подвергся ряд наиболее одиозных
глав, еще большее число при содействии
республиканских властей были сменены в
ходе выборов. Но, видимо, главы администраций — это вечная головоломка для республиканских властей.

Предшественник Муху Алиева Магомедали Магомедов, управлявший Дагестаном четверть века, был заменен в результате деятельности так называемой комиссии Козака, выявившей многочисленные нарушения, многие
из которых — на совести глав администраций,
которых Магомедов недостаточно контролировал. Вот что гласил итоговый документ, называемый часто «Справка Козака»:
«Отсутствие однозначных, подчиненных единой логике правил распределения средств фонда финансовой поддержки территорий порождает субъективизм при определении размеров
финансовой помощи территориям республики.

Эти факторы провоцируют руководителей муниципальных органов власти сосредотачивать
усилия не на развитии налогового потенциала
и экономики района (города), а на “выбивании”
средств республиканского бюджета…» и далее
еще многое в том же духе…
Но справится ли нынешний президент Дагестана с произволом глав администраций?
Трудно сказать. Сегодня многие в Дагестане
убеждены: будущее самого Муху Алиева как
президента республики, как политика, в прямой зависимости от его способности заставить
глав местных администраций включиться в созидательную работу, неукоснительно соблюдать
требования федеральных и местных законов…
Бесконечные «проказы» глав местных
образований и так уже сильно подорвали
имидж президента. К примеру, фотографии
с расстрела милицией митинга в Докузпаринском районе облетели всю страну, многие мировые средства массовой информации… Очевидно, что и будущее Дагестана, и
будущее его лидера теперь в прямой зависимости от тех же самых глав муниципальных
образований.