Выборы задним числом


Текст | Александр ВЫСОЦКИЙ, политический обозреватель

Итоги парламентских
выборов на Ставрополье до сих пор будоражат общественность.

Ставропольский край на прошлогодних
региональных выборах, как известно,
отличился проигрышем единороссов и
победой «эсеров». Вторая политическая «нога»
Кремля умудрилась основательно наступить
на первую.

Оргвыводы последовали незамедлительно.

Вполне обоснованно связав результат своей партии с рейтингом местного губернатора Александра Черногорова, Борис Грызлов тут
же призвал к его отставке, местное отделение
«Единой России» исключило его из партии. Но
Черногоров не ушел — еще несколько месяцев
боролся за сохранение своего поста. Большинство считают отставку неизбежной — это был,
утверждают они, всего лишь вопрос времени.

Но еще до этого ставропольский политический пейзаж неожиданно «расцвел» принципиально новым для современной России
оттенком. Поистине, нынешней весной Ставрополь прочно утвердился в разряде политических ньюс-мейкеров федерального масштаба.

«На первого-второго рассчитайсь!»
Если вы думаете, что участие в выборах суда — это чисто американское ноу-хау, то вы
ошибаетесь. Ставрополь занимает здесь одно
из почетных мест.

Всего лишь чуть более года назад, в марте
2007-го, главной политической сенсацией было
выступление новорожденной «Справедливой
России» в серии выборов депутатов региональных парламентов. Старт оказался чрезвычайно
успешным: в Ставропольском крае партия Миронова превзошла «Единую Россию» и по
количеству голосов за партийный список, и по
числу одномандатников.

После решения Владимира Путина возглавить список «Единой России» на выборах
в Госдуму события в Ставрополе закрутились,
что называется, на полную катушку. С региональной политической арены исчезли спикер краевой Государственной думы Андрей
Уткин (он в тюрьме под следствием) и мэр
Ставрополя Дмитрий Кузьмин (он пока на
свободе, но уже в бегах и международном
розыске).

Осталась лишь крупнейшая «эсеровская»
фракция в Государственной думе Ставропольского края. Но и ей не дали спать спокойно:
избирательная комиссия Ставропольского
края обнаружила в прошлогодней кампании
«Справедливой России» верные признаки всех
смертных грехов, в том числе подкупа избирателей, в связи с чем очень просила краевой суд
лишить мандатов всех депутатов-мироновцев
(иск был отозван, чтобы дума могла утвердить
нового губернатора).

Основанием для «прозрения» и обращения
в суд с иском о частичной отмене итогов прошлогодних выборов стали материалы проверки благотворительного общественного фонда
лидера списка партии экс-мэра Ставрополя
Дмитрия Кузьмина. По данным следствия, в
ходе предвыборной кампании экс-мэр руководил деятельностью фонда и лично распоряжался денежными средствами, поступавшими
на расчетный счет. В избиркоме сочли этот факт нарушением закона, поскольку господин
Кузьмин являлся лидером регионального отделения «Справедливой России», а оплаченные
фондом по его указаниям услуги «оказывались
избирателям в крае безвозмездно», то есть могли рассматриваться как подкуп избирателей.

Под «безвозмездными услугами» следствие
имеет в виду бесплатную подписку и адресную доставку газеты «МК-Кавказ» и рассылку
многочисленных поздравительных открыток и
писем, подписанных Дмитрием Кузьминым, к
которым была приложена партийная программа «Справедливый край». Тираж 39 номеров
газеты «МК-Кавказ» составил от 29 тыс. до
35 тыс. экземпляров. По мнению избиркома,
все печатные материалы специально изготовлены для избирательной кампании, следовательно, должны были оплачиваться не за счет благотворительной организации, а из избирательного фонда партии. Кроме того, как заявили в
избиркоме, безвозмездную подписку на газету
30 тыс. жителей Ставрополья можно считать
«массовым подкупом избирателей».


Их ответ Чемберлену

В ответ на такой «ход конем» в ГД Ставропольского края на заседании фракции партии
«Справедливая Россия» было принято обращение к «партиям-соратникам в завершившейся
недавно кампании по выборам президента
РФ, в результате которой была обеспечена
преемственность власти в стране, единомышленникам, с которыми объединяют убеждения
и этические ценности». Речь, понятно, идет
о четырех партиях, выдвинувших в качестве
кандидата в президенты Дмитрия Медведева, — «Единой России», «Справедливой России», Аграрной партии и «Гражданской силе».

В частности, в обращении сказано, что «среди прав и свобод российских граждан право
избирать и быть избранным занимает особое
место. Несмотря на отдельные разногласия, все
конструктивные политические объединения
РФ выступают за реальную многопартийность,
построение правового и социального государства, развитие и укрепление демократических
институтов. Между тем на Ставрополье может
быть создан опасный прецедент передела власти, последствия которого еще менее предсказуемы, чем возможные последствия передела
собственности».

В марте 2007 года на выборах в ГД СК за список регионального отделения партии «Справедливая Россия: Родина/Пенсионеры/Жизнь»
проголосовало более 300 тыс. избирателей, что
обеспечило ей по партийным спискам десять
депутатских мандатов. Краевая избирательная
комиссия безоговорочно утвердила результаты
выборов. «Однако после того как сменился ее
состав и председателем стал адвокат Борис
Дьяконов, — сказано далее в документе, — комиссия спустя год после объявления официальных итогов выборов заявила об их пересмотре,
обратившись в краевой суд с заявлением об отмене своего же решения о перераспределении
депутатских мандатов. Как далеко в желании
пересмотреть итоги избирательной кампании
может зайти чиновник, движимый какими-то
своими интересами и интересами тех, кто за
ним стоит? Если сегодня мы останемся один на
один с теми, кто ставит под сомнение свободное волеизъявление граждан, то впоследствии
рискуем потерять те демократические завоевания, благодаря которым каждая из ведущих
политических сил сегодня имеет возможность
через представителей в Федеральном собрании
РФ и законодательных органах субъектов Федерации защищать интересы своих избирателей
и всех граждан нашей страны. Надеемся на
вашу поддержку в сохранении дееспособности
депутатского корпуса ГД СК и стабильной ситуации в Ставропольском крае».

Однопартийцев поддержал и их лидер Сергей Миронов. Лидер «эсеров» дал комментарий
в связи с судебным процессом на Ставрополье,
где его товарищей по партии хотят лишить
депутатских мандатов.

«Политические игры, которые затеял краевой избирком, — заявил С. Миронов, — уже
сейчас дорогого стоят губернатору края А. Черногорову и уже в обозримом будущем будут
дорогого стоить самому крайизбиркому. Потому что ревизия итогов выборов годичной
давности — это не что иное, как создание в
России опасного прецедента. Последствия такого прецедента, видимо, непонятны властям
края. Есть надежда, что судебные власти СК,
понимая юридическую бесперспективность
выдвинутых против “Справедливой России”
обвинений, примут справедливое решение.

В противном случае у меня нет сомнений, что
вышестоящая судебная инстанция, в которой
мы обязательно обжалуем такое решение, если оно последует, поправит Ставропольский
краевой суд. В любом случае я уверен, что в
конечном итоге такой опаснейший политический прецедент, как ревизия прошлогодних
выборов, в России не произойдет».

После таких слов, естественно, состоялось
внеочередное заседание крайизбиркома. Собрались члены комиссии в спешном порядке,
дабы оперативно дать оценку опубликованному на собственном официальном сайте обращению председателя Совета Федерации и партии «Справедливая Россия» Миронова.

Председатель крайизбиркома Б. Дьяконов
подчеркнул, что собрал коллег для того, чтобы
выработать форму реагирования на сделанное политическое заявление. Далее он зачитал
предлагаемое открытое обращение крайизбиркома к Сергею Миронову. В нем, в частности, говорится: «Скажем прямо, ваша оценка
реализации избирательной комиссией СК процессуального права на иск в суд нас огорчает.

Да, основной целью политической партии является участие в выборах, а также в работе избранных органов. Но, Сергей Михайлович, эта
цель не может быть оправдана любыми средствами, а должна достигаться в установленном
законом порядке. На Ставрополье всем известно о массовом характере нарушения правил
ведения предвыборной агитации в ходе выборов в краевую Думу четвертого созыва. Тем более что установленным правоохранительными органами фактам нарушения законодательства
о выборах должна быть дана правовая оценка
как избирательной комиссией, так и, если потребуется, судом. Иное создало бы обстановку безнаказанности… Высшие должностные
лица всегда подавали нам пример в соблюдении установленного Конституцией России
принципа разделения властей. Особенность
определенного законом статуса избирательной
комиссии СК состоит в том, что в пределах
своей компетенции она независима от органов
государственной власти».

Одновременно был зачитан и единогласно
одобрен всеми членами комиссии еще один
документ — обращение в Центральную избирательную комиссию. Помимо прочего в
нем подчеркнуто, что «Конституция России гарантирует каждому свободу высказывать свое
мнение с оценками политически значимых
событий и действий государственных органов. Однако оценка действий избирательной
комиссии СК, сделанная Сергеем Михайловичем Мироновым публично в контексте его
высказывания о судьбе крайизбиркома “в обозримом будущем”, как нам кажется, лежит
за пределами правового поля. Обратившись в
суд, комиссия реализовала свое право на иск,
гарантированное Конституцией России… Не
предрешая исход судебного процесса, дорогие
коллеги, просим вашей моральной поддержки
в признании за избирательными комиссиями
права обращаться в установленный законом
срок в суд с заявлениями о защите избирательных прав и права на участие в референдуме
граждан РФ».


А судьи кто?

Сказано красиво, слов нет. Но только вот
«задним умом», которым тоже бывает иногда
полезно воспользоваться, в данном случае думать не стоит. И вот почему.

Сложно предполагать, что именно ставропольские выборы из всех региональных отличались наибольшей скандальностью и «нечистоплотностью». Безусловно, негативный фон
присутствовал, но тут уж никуда не деться —
иначе это были бы не выборы, а иллюзия, что
ничем не лучше.

Александр Черногоров с ролью «паровоза»
для единороссов не справился. Что поделать,
видимо, «ЕдРо» недостаточно внимательно
присмотрелась к рейтингу губернатора, а может, решила действовать по классической схеме. Проиграли, бывает.

Но, решив помахать кулаками после драки,
единороссы Ставрополя в союзе с местным
избиркомом вступили на тропинку, которая
способна завести неизвестно куда. А вдруг — не
на этот раз, так на следующий — и наш «самый
гуманный» суд дрогнет, сжалится над «мишками», чего исключать никак нельзя? Что тогда
прикажете делать разномастным партийным
функционерам: класть партбилет на соответствующий стол или идти в «неконструктивную»
оппозицию, так как для другой «мест нет»?
И тут опять на ум, как ни крути, приходят
только заокеанские аналогии. При всей условности сравнений стоит вспомнить и привести
в пример поведение А. Гора после того, как суд
в 2000 году отнял у него победу, отдав предпочтение младшему Бушу: «Я категорически не
согласен с решением суда, но я ему подчиняюсь». Золотые слова. Стоит ли ради каких-то
мелких политических амбиций ставить под
удар конституционные основы государства?
Вопрос риторический. Жаль, что не все это
понимают, как на федеральном, так и на региональном и местном уровнях власти.

комментарий эксперта

Алексей Макаркин ,
вице-президент
Центра политических
технологий:

«Отставка Черногорова считалась предрешенной еще с
прошлого года, когда он был
исключен из “Единой России”
за поражение своей партии на
региональных выборах — это
был единственный подобный
случай за последнее время.

Впрочем, Черногоров подал в
отставку только после того, как
была решена проблема региональной оппозиции — лидеры
“Справедливой России” в крае
подверглись уголовному преследованию, а часть ее депутатов в законодательном собрании перешли к “единороссам”,
которые получили в нем большинство.

На место Черногорова будет
рекомендована кандидатура
нынешнего “врио” главы региона Валерия Гаевского. Он родился в 1958 году, по образованию горный инженер и экономист, десять лет проработал в
комсомоле, затем еще пять — в
бизнесе. После избрания Черногорова ставропольским губернатором в 1996 году Гаевский, хорошо знакомый с ним
по комсомольским временам,
стал одним из руководителей
его команды — зампредседателя краевого правительства, а затем еще и министром финансов. Впрочем, в 2001 году он
был перемещен на реально менее влиятельный пост — сохранив ранг вице-премьера, Гаевский стал министром экономического развития и торговли
Ставропольского края.

К 2005 году отношения Черногорова и его сотрудника существенно осложнились — Гаевский занял сторону Дмитрия
Козака, который выступал против переназначения ставропольского губернатора на очередной срок. Однако Черногоров все же был переназначен,
а Гаевский не вошел в новый
состав краевого правительства,
перейдя в команду Козака.

В 2006 году он был назначен
заместителем Козака в полпредстве в Южном ФО (для
него была специально создана
новая, пятая по счету, должность зама полпреда). Тогда
источник в полпредстве в интервью “Коммерсанту” называл Гаевского едва ли не единственным толковым человеком
в окружении Черногорова. После назначения Козака министром регионального развития
Гаевский недолго был его помощником, а в нынешнем году
стал замом. Отметим также,
что в Ставропольском крае Гаевский был не только чиновником, но и играл политическую
роль — он раньше Черногорова получил партбилет “Единой
России” и дважды возглавлял
избирательный штаб Владимира Путина на президентских
выборах».