оПреснение властей. Перегруппировка


Текст | Николай ВАСИЛЬЕВ

Усиление одних групп
влияния и ослабление
других не форсируется.

Анализируя кадровую структуру новых
составов руководства Администрации
президента и правительства, большинство
наблюдателей отмечают, что у нового президента Дмитрия Медведева пока связаны руки:
он сумел привести на высшие государственные
посты только двух чиновников, которые могут
считаться его людьми (впрочем, не известен в
полной мере состав начальников управлений
президента, заместителей министра в ключевых
министерствах и глав ведомств).

Первый — помощник президента — начальник Контрольного управления президента Константин Чуйченко, работавший до
последнего времени начальником юридического департамента ОАО «Газпром». Второй —
министр юстиции Александр Коновалов,
занимавший до назначения в Минюст пост
полпреда президента в Приволжском федеральном округе. Наблюдатели отмечают, что
Медведев активно участвовал в карьере Коновалова: благодаря его поддержке он быстро
вырос до зам. прокурора Санкт-Петербурга, по
его предложению был назначен прокурором
Башкортостана после столкновения там населения с милицией — надзирать за режимом
Рахимова. А затем был поставлен надзирать за
всеми приволжскими субъектами Федерации.

У Путина в 2000 году было куда больше
свободы выбора кадров: еще уходя в премьеры,
он смог оставить ФСБ на своего ближайшего соратника и первого заместителя в этой
спецслужбе Николая Патрушева, а Совбез —
на свою правую руку в совете Сергея Иванова. Уже став и. о. президента, он назначил
целый ряд своих соратников в Администрацию
президента: Дмитрий Медведев стал первым
заместителем главы администрации, Дмитрий
Козак — заместителем руководителя, курирующим государственно-правовые вопросы, Виктор Иванов — кадры, Игорь Сечин — президентскую канцелярию. Министром экономики
был назначен глава путинского Центра стратегических разработок Герман Греф.

Однако большая часть ключевых постов
контролировалась ельцинской группой: руководителем Администрации президента был
Александр Волошин, премьером — Михаил
Касьянов, руководителем аппарата правительства — Игорь Шувалов, вице-премьером
по ТЭК — Виктор Христенко, министром
финансов — Алексей Кудрин, министром
иностранных дел — Игорь Иванов, и. о. генерального прокурора — Владимир Устинов.

Посты заместителей руководителя администрации президента также занимали в основном назначенцы первого президента России:
за внутреннюю политику отвечал Владислав
Сурков, за внешнюю — Сергей Приходько, за референтуру — Джахан Поллыева, за
пресс-службу — Алексей Громов.

Нетрудно заметить, что значительная часть
этих чиновников работает до сих пор (только
Касьянов и часть его команды с конца текущего десятилетия перешла в оппозицию). Это
связано прежде всего с тем, что увеличение
реального политического веса Путина совпало
с неуправляемым, по медицинским причинам,
ослаблением влияния Ельцина — ельцинская
группа в бизнесе и политике попросту распалась. Потому многие соратники президента Ельцина стали лояльными сотрудниками и
даже соратниками президента Путина.

Безусловно, основу команды второго президента России составила так называемая питерская группа, включающая силовую (Сечин,
Сергей Иванов, Виктор Иванов, Патрушев,
Черкесов, Якунин) и несиловую (Медведев,
Козак, Грызлов, Миронов, Фурсенко, Зубков, Сердюков, Нарышкин, Беглов, Миллер, до определенного момента Греф и Рейман) составляющие. Но такие старые, ельцинские кадры, как, например, Сурков, Шувалов,
Кудрин, Христенко, Устинов, Чайка, Шойгу,
Громов, Щеглов и перешедший из парламента
Жуков играли и играют ключевую роль в политике государства (а Зурабов играл до самого
недавнего времени). В период президентства
Путина в его окружении появился и целый
ряд «независимых», не принадлежащих ни к
ельцинской, ни к питерской группам: Сергей
Собянин, Михаил Фрадков, Сергей Лавров,
Лариса Брычева, Юрий Трутнев, Аркадий
Дворкович… Некоторые из них стали тоже
вполне равноправными соратниками.

Ясно, что ситуация Медведева со степенями
свободы намного хуже, чем была у Путина в
2000 году: придется сосуществовать с несвоими людьми без надежды заменить их своими
или «перевербовать». Ведь у третьего президента нет гарантии даже на то, что второй президент не соберется стать четвертым — такой
вариант, по оценкам аналитиков, абсолютно
не исключен, хотя и высоко вероятным его
назвать нельзя.

Единственное, что может себе позволить Медведев, — постепенно, шаг за шагом отвоевывать пространство вокруг себя: за счет образующихся по тем или иным причинам вакансий.

Среди его креатур чаще всего называют председателя Высшего арбитражного суда Антона
Иванова, руководителя Федеральной службы
судебных приставов Николая Винниченко,
ректора Санкт-Петербургского государственного университета Николая Кропачева.

Пока Медведев — «технический» президент,
но постепенно он будет набирать политическое влияние, и все большим влиянием будут
пользоваться члены его команды.

комментарии экспертов

Алексей Макаркин ,
вице-президент Центра политических технологий:

«Перестановки в силовых ведомствах направлены на минимизацию конфликта в этой сфере. Основная линия противоречий проходила между ФСБ
и Роснаркоконтролем, поэтому от своих должностей освобождены были руководители обоих ведомств.

Конфликт, который происходил между силовиками, является примером
обычных для властных органов противоречий — это система сдержек и противовесов нужна силовым органам для того, чтобы они не превращались во
всесильные органы контроля. Поэтому существование конкуренции в силовом поле является достаточно стандартным для многих государств. Но когда
конфликт уже выплескивается в прессу — становится предметом гласности —
на этом уровне он уже может угрожать стабильности существующей силовой
части.

Очевидно, что принятые решения должны при сохранении противовесности спецслужб снять остроту этой проблемы и привести ее в обычное рутинное русло».

Валерий Хомяков ,
генеральный директор Совета по национальной стратегии:
«Известно, что не все чиновники высшего эшелона рады существующему
тандему из экс-президента и нынешнего главы государства. Я думаю, Медведев и Путин понимают, откуда может идти угроза раскола власти, и минимизируют эти риски, совершая обмен аппаратчиками. Шувалов и Нарышкин
хорошо знают, как работают оба аппарата».

Правила жизни новой
номенклатуры

Вместе с созданием на территории бывшей
РСФСР нового государства — Российской
Федерации Борис Ельцин положил начало формированию новой, реформаторской,
номенклатуры. Право войти в нее имели люди,
которым разрешено было участвовать в реформировании России, в новых структурах ее власти: избирать их демократическим путем ельцинское окружение считало неприемлемым,
чтобы у них не было соблазна жертвовать
радикализмом реформ ради популизма.

В новую номенклатуру было трудно попасть:
она подбиралась по большей части по командному принципу наиболее влиятельными членами ельцинского окружения. И также трудно
оказывалось из нее «выпасть», какие бы прегрешения чиновник ни совершил.

Правительство, Администрация президента,
парламент, дипломатический корпус — вот
основные сегменты, между которыми двигались (и двигаются по сей день) члены номенклатуры. В ее составе были отнюдь не только
либеральные экономисты, юристы, историки,
журналисты, демократические активисты —
возникла и довольно большая группа ельцинских силовиков, или генералов Бориса Ельцина, как ее называют некоторые публицисты.

«Силовая» и «экономическая» составляющие
номенклатуры всегда находились в противостоянии — период Путина характерен только значительным пополнением обеих групп «питерскими», появлением целого ряда влиятельных
соратников, рекрутировавших в номенклатуру
свои команды.

Кроме того, при Путине появился неофициальный статус Друга президента, присваивавшийся в основном тем же «питерским». Друг
президента — не просто член номенклатуры —
его реальные задачи часто более значительные,
чем формальное положение в той некоей бюрократической структуре. Если членство в номенклатуре дает чиновнику возможность занять
тот или иной политически значимый пост или
не опуститься ниже определенной высокой
должности, то членство в группе соратников —
это доступ к телу и уху национального лидера,
особое доверие с его стороны.

Постепенно у Дмитрия Медведева возникает своя группа соратников, между чиновниками возникнет конкуренция, чьим соратником быть почетнее. Они рекрутируют в
номенклатуру свои команды, и таким образом произойдет очередной этап обновления
номенклатуры новой России.