Копать не вредно


Текст | Ирина СКЛЯРОВА, экономический обозреватель

Зловещий штамп о нефтяной игле, на
которой сидит российская экономика,
вскоре рискует потерять свой смысл.

Объем добычи нефти в России начинает непоправимо снижаться. Структура запасов нефти
ухудшается, доля трудноизвлекаемых запасов
уже достигла 60%, а число бездействующих
скважин составляет уже четверть всего эксплуатационного фонда.

Как уверяют нефтяники, поправить дело
можно только существенным снижением
налогообложения отрасли. В противном случае осваивать новые месторождения никто
не станет. Минфин пока готов пойти лишь на
незначительное сокращение налога на добычу
полезных ископаемых (НДПИ), ведь прибыли
нефтяных компаний и так продолжают расти,
пока им в этом благоволят мировые цены и не
успевающие за ценами экспортные пошлины.

В пользу бедных

В начале этого года прирост добычи нефти
рухнул в отрицательные величины и составил
минус 0,2%. Для сравнения: еще в 2004 году
прирост добычи за год составлял 11%, в
2006-м — 2,2%.

Более двух третей всех запасов нефтяных
компаний приходится на так называемые
низкодебетовые скважины с малым уровнем
добычи. Только для того чтобы поддерживать
сложившиеся уровни добычи, необходимо
ежегодно вводить в работу как минимум десятую часть от ныне действующих мощностей.

Ежегодно открывается до 300 млн т новых,
казалось бы, перспективных запасов. Но одновременно примерно столько же списывается
из ранее открытых месторождений как запасы не подтвердившиеся. Основной же прирост
запасов получают сегодня за счет доразведки
ранее открытых залежей и перевода запасов
из предварительно оцененных в разведанные.

Апокалипсические прогнозы, что даже пятипроцентное снижение нефтеотдачи от российских скважин эквивалентно потере $80 млрд,
вынудили Минфин еще два года назад решиться
на давно обещанный шаг и дифференцировать
НДПИ. Теперь в зависимости от выработанности месторождения при расчете налога применяются понижающие коэффициенты.

С начала прошлого года нефтяники уже
могут пользоваться льготами и платить НДПИ
по пониженным ставкам, если месторождение
выработано более чем на 80%. Добыча высоковязкой нефти и нефти с новых месторождений
Восточной Сибири, Тимано-Печорской нефтегазовой провинции в Ненецком АО и континентального шельфа вообще освобождена
от налога. Нововведение активно используют
прежде всего «Татнефть» и «Башнефть». Другие практически не смогли извлечь для себя
пользы из этого решения. В частности из-за
того, что налоговые льготы доступны лишь
тем, кто готов на дополнительные вложения
в уже работающие участки. Например, нужно
вести раздельный учет добычи нефти из каждой скважины. На льготных месторождениях
необходимо налаживать обособленный учет
нефти, а значит, устанавливать новое дорогостоящее оборудование. На убыточные участки,
чтобы проводить их как льготные, необходима отдельная лицензия. Общая же лицензия,
полученная на месторождение в целом, права
льготного налогообложения добычи из выработанного участка не дает.

Впрочем, правительство, похоже, уже готово
пойти навстречу нефтяникам в решении этой
проблемы. Как заявил в Госдуме в первый же
день после своего назначения премьер Владимир Путин, необходимо обеспечить эффективное администрирование ранее принятых
решений по налоговому режиму выработанных месторождений.

Бремя — деньги

Нынешней весной Минфин объявил, что
готов в который раз пойти на уступку нефтяникам. В принятых правительством основных направлениях налоговой политики до
2011 года фигурирует очередное предложение
по снижению НДПИ. Со следующего года расчет этого налога предлагается вести по новой
методике, повысив необлагаемый минимум с
$9 до $15 в цене каждого барреля. При принятии данной формулы разработчики исходили
из того, что величина $9 за баррель характеризует себестоимость производства. Как признает министр финансов Алексей Кудрин,
формула расчета НДПИ, принятая шесть лет
назад, себя уже не оправдывает, и увеличение
необлагаемого порога до $15 позволит сэкономить отрасли до 100 млрд руб. в год.

Отрасль откровенно рассчитывала на большее. На сложных месторождениях, уверяют
нефтяники, в идеале речь об НДПИ вообще не
должна идти — здесь государство может получать весь спектр остальных налогов: на имущество, землю, ЕСН. Но на сегодняшний момент
увеличение необлагаемого минимума — это
пока все, что готов предложить Минфин компаниям. Ведь 100 млрд экономии для отрасли —
это 100 млрд потерь для бюджета страны.

Заверения нефтяников об отсутствии
средств на освоение новых запасов выглядят немного лукавыми. Отчеты компаний за
I квартал показали, что хотя объемы добычи
в отрасли снижаются, прибыль, тем не менее,
растет. Причина тому — отставание индексации экспортных пошлин от роста мировых
цен на нефть. Поэтому вопрос о налоговых
взаимоотношениях отрасли и государства
вовсе не иллюстрирует пословица о курице,
несущей золотые яйца, которую любят повторять нефтяники, призывая власти эту курицу
не резать. Многие предпочитают не вспоминать, что недропользование и геологоразведка
из ведения государства перешли в ведение
частных компаний. По закону о недрах предприятия, получив право на эксплуатацию недр,
обязаны инвестировать и в освоение новых
месторождений, и в геологоразведку. И предоставление налоговых льгот на разведку и освоение, по сути, есть дотирование компаний из
госбюджета за счет возвращения им налогов,
которые должны были быть уплачены в казну.

Так что курица, скорее, сама питается теми же
золотыми яйцами, которые несет.

Нельзя сказать, что нефтяники ничего не
вкладывают в разработку, но экономическая
эффективность подобных вливаний пока
близка к нулю. Высокая же рентабельность
экспорта заставляет большинство компаний
в ожидании еще более значительных льгот
откладывать эти мероприятия на неопределенное время.

По мнению представителей отрасли, для
масштабного освоения новых месторождений
«нефтянка» должна получить гораздо больше,
чем обещанные Кудриным 100 млрд руб. По
мнению президента «Роснефти» Сергея Богданчикова, для освоения шельфа до 2050 года
потребуется более 60 трлн руб. инвестиций.

Нефтяники считают, что выгода отрасли от
снижения НДПИ по кудринскому варианту составит меньше заявленной Минфином
суммы за счет того, что уменьшение размеров
платежей по НДПИ приведет к расширению налоговой базы по налогу на прибыль.

Этот факт в значительной степени нивелирует
эффект от снижения НДПИ. И если чистая
экономия от изменения ставки НДПИ для
компании составит около 10% от капитальных
вложений, то общую рентабельность бизнеса это повысит лишь на считаные проценты.

Такая формулировка означает лишь предупреждение, что отрасль не готова заранее гарантировать радикального увеличения инвестиций в
новое производство, разведку и освоение, даже
если налог на добычу полезных ископаемых
будет снижен. Опыт дифференциации НДПИ
образца 2007 года показал, что сэкономленные
на налоге деньги в лучшем случае окупают
стоимость новых лицензий, в худшем — идут
на выплату дивидендов.