Двухпрезидентская республика


Александр Полянский

Когда ЦИК назначил президентские выборы на
2 марта, многие недоумевали — зачем так рано?
Сейчас ясно, зачем: Кремль двумя с лишним
месяцами сосуществования двух президентов закреплял принцип «двухпрезидентства».
В политической истории России неоднократно как
прецеденты рассматривались стечения обстоятельств.
«Двухпрезидентство» уже зарождалось у нас в 2000 году и было проявлением физической невозможности
Бориса Ельцина остаться на третий срок — юридических препятствий для этого не существовало.
Напомню: после формального досрочного сложения
полномочий Борис Ельцин сохранил за собой огромное
множество реальных рычагов управления (в частности,
верных ему руководителя Администрации президента и премьера) и даже формальные признаки статуса главы государства. Путинскому окружению пришлось специально договариваться с «Барвихинским двором», какие статусные символы может,
а какие не может использовать ушедший президент, чтобы у сограждан не было
ощущения, что в стране два президента.
В 2000-м либералы говорили, что правление Путина — де-факто третий срок Ельцина, так же как сейчас либералы говорят, что правление Медведева — это де-факто
третий срок Путина. Потеря Ельциным влияния тогда была вызвана состоянием здоровья, поправляя которое он потерял время и оказался в положении пенсионера.
Ситуация 2000 года в 2008-м была использована как прецедент: досрочное сложение полномочий теперь сменилось фактическим наделением полномочиями до
инаугурации. Путин издал специальный указ о статусе избранного, но не вступившего в должность президента РФ. Медведев, еще не исполняя президентских обязанностей, получил, тем не менее, офис в Кремле. Неужели для приема поздравлений и
политических консультаций пока не действующего главы государства недостаточно
вице-премьерского офиса и непременно должна использоваться специальная кремлевская резиденция?
Но регалиями дело не ограничилось: Дмитрий Медведев проводит заседания Госсовета, совершает инспекционные поездки по России, выходящие далеко за рамки
его вице-премьерских обязанностей, дает поручения чиновникам… Общественность
приучают не столько к тому, что Медведев может выступать в роли первого лица,
сколько к тому, что появился еще один «главный» помимо Путина.
Сам же второй президент России извлек урок из 2000 года: не ограничился контролем над ключевыми управленцами (любовь чиновников переменчива!). Он закрепляет за собой реальные рычаги влияния, получая не только полномочия главы
Правительства РФ — по Конституции высшего органа исполнительной власти, но и
председателя партии «Единая Россия». В этой ситуации двухпрезидентская модель
может просуществовать значительно дольше, чем в 2000 году.