Анна АЗАРИ: российско-израильские отношения опираются на общность ценностей и интересов

Текст | Юрий КУЗЬМИН, Александр ПОЛЯНСКИЙ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Чрезвычайный и Полномочный Посол Государства Израиль в Российской Федерации считает одним из значительных событий в год празднования 60-летия образования Израиля заключение с Россией договора о безвизовом режиме.

— Госпожа Азари, в мае Государство Израиль отмечает юбилей. Каковы, на ваш взгляд, основные достижения страны за шесть десятилетий ее существования?

— Если говорить о социально-экономической сфере, то сегодня показатель ВВП на душу населения у нас близок к европейскому: поразительный факт даже для государства, развивающегося в мирных условиях, а мы все эти годы жили в состоянии войны. И другой не менее удивительный факт: стране, в которой живут всего несколько миллионов человек, удалось стать вторым по значению центром высоких технологий после Силиконовой долины.

А посмотрите на нашу литературу, которую мы, кстати, активно продвигаем в России.

Мэтры израильской литературы переводятся на многие языки уже в момент выхода книг на иврите, читаются во всем мире. Интерес к нашей словесности огромен! Если говорить о политической составляющей, не надо забывать, что за эти 60 лет из списка наших врагов на Ближнем Востоке выбыли такие ключевые в арабском мире страны, как Египет и Иордания… Как известно, Израиль подписал соглашения о мире с этими государствами. Ближний Восток за 60 лет очень изменился. Если в 1947 году после решения ООН о создании еврейского государства мы были окружены исключительно врагами, то сегодня ситуация принципиально другая: есть радикалы-экстремисты и умеренные арабские государства. С последними нас связывают отношениях сотрудничества.

Должна отметить, что к их числу относятся не только страны, с которыми у нас заключен мирный договор, но и, например, государства Персидского залива, с которыми формально мир не заключен, но, тем не менее, отношения деловые, добрососедские. Мирные договоры с ними будут подписаны, я надеюсь, уже в текущем десятилетии.

— Почему вы так уверены?

— Между ними и нами есть близость глобальных интересов. И они, и мы не заинтересованы в радикализации, терроризации Ближневосточного региона, они тоже стремятся противостоять этим процессам.

Есть уже несколько арабских стран, у которых гораздо больше общих интересов с Израилем, чем с радикальными исламистами. Некоторые из них по причинам политического характера не всегда готовы сказать об этом вслух. Существование общих интересов дает больше шансов на то, что у нас с ними будет и формальный мир.

Довольно много конфликтов с палестинцами, но не следует упускать из виду развитие ситуации: из года в год отношения все больше и больше структурируются, нормализуются.

Большая часть самих палестинцев находится на одной с нами стороне, а радикальные террористические элементы — на другой. И палестинцы, и мы изменили свою позицию за годы сосуществования. И сегодня Израиль готов и дальше идти им навстречу.

Думаю, не погрешу против истины, если скажу, что радикализации ХАМАС или «мусульманских братьев» в Египте не хочет никто. Ядерного Ирана тоже не хотят не только израильтяне, но и большинство арабских, мусульманских стран.

— Какую роль, на ваш взгляд, в развитии Государства Израиль сыграли советско-израильские, а затем и российско-израильские отношения?

— Советско-израильские и российско-израильские отношения — это два совершенно разных этапа.

Мы помним, что Советский Союз очень серьезно помог становлению Государства Израиль. Как минимум дважды: первый раз — проголосовав 29 ноября 1947 года в Совете Безопасности ООН за принятие решения о разделении Палестины и территории Британского мандата на два государства — арабское и еврейское; второй раз — когда в мае 1948 года признал уже провозглашенное Государство Израиль. Кроме того, мы помним, что именно оружие, которое в свое время с подачи Советского Союза мы получили из Чехословакии, позволило нам противостоять агрессии окружавших нас арабских государств.

Конечно, Сталин надеялся, что Израиль станет форпостом СССР на Ближнем Востоке. Эти надежды не оправдались, и милость Советского Союза сменилась на гнев. Противостояние с западными странами усилилось, в мире началась холодная война, в СССР развернулись репрессии против евреев.

Отношения Израиля и Советского Союза до 1967 года можно охарактеризовать как очень прохладные. А потом вообще был довольно продолжительный перерыв в общении — СССР разорвал дипломатические отношения.

Российско-израильские отношения — совсем другая история. В самый последний период своей работы президент СССР Михаил Сергеевич Горбачев восстановил дипломатические отношения с Израилем, это был очень важный шаг, хотя и до этого довольно длительное время дипломатические контакты осуществлялись через группу израильских дипломатов при посольстве Голландии в Москве. Открытие же посольства в Тель-Авиве пришлось на самое начало истории новой России.

Отношения с Россией за последние 17 лет развиваются по всем параметрам, начиная от политического сотрудничества, наращивания товарооборота и заканчивая культурными связями, туризмом.

— Как развивается сотрудничество с Российской Федерацией в области ближневосточного урегулирования?

— Очень интенсивно: с начала этого года прошло уже по два визита официальных лиц России и Израиля, связанных с таким урегулированием. Российская Федерация — центральный игрок в этом процессе, весьма энергичный участник Ближневосточного квартета.

— Кроме того, у нее доверительные отношения с обеими сторонами конфликта…

— Да, хотя и не только у нее. Россия активно поддержала и поддерживает процессы урегулирования, играет позитивную роль.

В этом году случился самый настоящий праздник в наших отношениях с Россией.

— Вы имеете в виду введение безвизового режима для поездок россиян в Израиль и израильтян в Россию?

— Безусловно. Мне кажется, это признание факта близости наших народов, что помогает росту взаимопонимания между государствами и ведет к дальнейшему расцвету сотрудничества.

— Безвизовый режим — констатация доверительности отношений между двумя странами. В чем проявляется эта доверительность?

— У нас идет интенсивнейший диалог и по разным профессиональным направлениям министерств иностранных дел наших государств, и по каналам советов безопасности, и в сферах деятельности правоохранительных органов. Конечно, мы не всегда во всем согласны друг с другом, но полного согласия и не бывает: ни между людьми, ни между странами.

— Процесс сближения России и Израиля вызывает какую-то критику, настороженность со стороны западных партнеров?

— Нет, потому что мы развиваем свои отношения с Россией не за счет отношений с западными странами. И Россия со своей стороны не действует так, чтобы мы для лучшего сотрудничества с ней пожертвовали своими отношениями с США или Европейским союзом.

— Безвизовый режим во многом связан с потребностью в развитии туризма?

— Конечно, это важное направление, и, открою небольшой секрет, одним из ключевых лоббистов данного решения с израильской стороны было именно Министерство туризма Израиля. Но все-таки главное, с чем оно связано, — это упрощение поездок, контактов между людьми, потому что развитие туризма происходило в общем-то и без отмены виз. В 2007 году количество российских туристов, посетивших Израиль, увеличилось по сравнению с предыдущим годом вдвое.

Израиль — уникальная для туризма страна: на маленьком кусочке земли сосредоточены несколько морей: Красное со своей неповторимой спецификой, давно полюбившееся многим россиянам Средиземное и, конечно, Мертвое море. Это прекрасные пляжи, зоны отдыха, гостиничная и туристическая инфраструктура. И тут же, всего в нескольких километрах, великие святыни мировых религий.

Такого сочетания нет нигде в мире.

— А какова цель израильской туриндустрии — потеснить в сердцах российских отдыхающих Турцию и Египет?

— Нет, такой утилитарной цели мы не ставим и, кстати, не стремимся стать страной массового отдыха. Главное для нас, как я уже сказала, — человеческие контакты, деловые.

И в этой связи я должна отметить, что отмена виз полезна обеим странам, облегчает экономическое сотрудничество между ними.

Должна сказать, что у России замечательный посол в Тель-Авиве Петр Владимирович Стегний, который делает очень много для сближения наших стран. Поток людей в российское посольство не прекращается. Такое ощущение, что оно работает просто беспрерывно.

— Наверное, доверительность отношений России с Израилем, как и с Германией, во многом объясняется количеством наших соотечественников, которые проживают там?

— У нас концентрация выходцев из СССР и Российской Федерации совершенно иная, на порядок больше, чем в ФРГ. Их около 1 млн, что для маленькой по территории страны с населением несколько миллионов очень много.

— Собственно, основателями Израиля выступили когда-то бывшие жители Российской империи…

— Да, и хочу заметить, что синтаксис современного иврита создал выходец с Украины: синтаксис этот очень похож на синтаксическую систему русского языка, что значительно облегчает перевод с иврита на русский. И, кстати, старые израильские народные песни наполовину просто перевод русских песен. Большинство израильтян даже не знают, что это так.

Население Израиля составили евреи из множества регионов мира: России, Европы, США, Африки. Это люди с совершенно различными ментальностями. И потом, мировоззрение еврея в России и еврея в своей стране кардинально отличается; дети выходцев из России мыслят уже не по-российски, а по-израильски…

— А сколько такая маленькая страна, как Израиль, может абсорбировать эмигрантов?

— В первое десятилетие существования 500 тыс. евреев абсорбировали 1 млн. И позднее особых трудностей не возникало: когда шла массовая эмиграция евреев из Советского Союза, это скорее хорошо сказывалось на нашей экономике, чем плохо. Так что мы способны абсорбировать столько, сколько есть желающих вернуться на свою Родину, приехать жить в свое государство.

Израиль был создан на Святой земле после Холокоста, и создавался он с идеей, что эта страна — убежище для всех евреев мира. Сегодня Израиль стал центром еврейского мира, а ведь до образования государства в середине ХХ века там была просто большая еврейская община.

— Насколько остра для Израиля проблема роста численности арабов, живущих на его территории?

— Мы проводим политику отделения палестинских территорий — сектора Газа и западного берега реки Иордан. А на еврейских землях такой опасности нет совершенно. Не забывайте, что значительная часть населения Израиля — ортодоксальные иудеи, в их семьях рождается очень много детей.

— А как развивается экономическая кооперация между Израилем и Россией?

— Кооперация в экономической сфере развивается чрезвычайно интенсивно, постоянно расширяется. Уже сегодня много израильских бизнесменов работают в России — в Москве, Санкт-Петербурге. Прежде всего они специализируются в сфере высоких технологий.

Очень большой интерес у наших компаний, занимающихся полупроводниками, вызывает взаимодействие с предприятиями подмосковного Зеленограда.

Загляните на сайте очередного Санкт-Петербургского экономического форума в раздел, посвященный нанотехнологиям: там, по-моему, больше половины выступающих — из Израиля. Россия выбрала это направление одним из приоритетных; грех, если мы не будем в данной сфере сотрудничать. И сегодня мы заинтересованы в активном взаимодействии с вашей государственной корпорацией по нанотехнологиям.

Наше посольство сегодня работает и в регионах России — мы побывали в Новосибирске, Томске, решали там вопросы сотрудничества в области нанотехнологий. Российские государственные деятели, руководители корпораций также уделяют много внимания партнерству с Израилем. В мае планируется визит в Израиль губернатора Санкт-Петербурга Валентины Ивановны Матвиенко — он посвящен во многом как раз сотрудничеству в сфере высоких технологий.

Есть и другие направления взаимодействия — например, медицинские технологии, которые у нас очень развиты. Вообще, экономическое развитие Израиля построено на том, что мы продаем плоды интеллектуального труда ученых и специалистов. И сотрудничество с Россией, одной из самых «умных» стран, вполне закономерно.

Как вы знаете, в Израиле появляется довольно много компаний в области новой экономики — специально для приобретения крупными инвесторами. Такими инвесторами могут выступать и российские корпорации.

— Расскажите, пожалуйста, как строится сотрудничество России и Израиля в культурной сфере.

— Мне будет трудно даже просто перечислить тех представителей культуры России, которые приезжали и еще приедут к нам — это постоянный, все возрастающий поток. Я работаю в Москве, не всегда есть возможность поехать на концерт или спектакль в другой город. И компенсирую это в отпусках в Израиле. В эти новогодние каникулы летала домой и там смогла послушать Гергиева.

Поток деятелей культуры все больше и больше становится двусторонним — россияне знакомятся с израильской культурой: нашими музыкантами, театрами, нашим кино. В апреле и мае в России будет Израильский камерный оркестр, который уже снискал любовь российской публики. Тогда же выступит очень интересный певец, музыкант Идан Райхель — он занимается современной музыкой, с вкраплением целой палитры самых разных этнических мотивов, разнообразием которых так богат наш регион. Мы это условно называем музыкой мира; там есть все: и современные ритмы, и элементы хасидской, эфиопской, европейской музыки. Получаются уникальные, самобытные музыкальные произведения.

Мы планируем устроить большую фотовыставку об истории и современности Израиля в Москве и других российских городах, выставки наших художников. Стремимся шире показать в России такой феномен, как израильское кино. У вас в стране приобретает известность израильская литература, книги раскупают мгновенно, кино же наше знают еще мало.

Но оно находит очень серьезное признание в мире: израильские кинематографисты привозят призы со всех самых престижных кинофестивалей — от Америки до Японии.

— Как будут развиваться российско-израильские отношения в ближайшие годы?

— Я думаю, по возрастающей, как и все последние 17 лет. Если уж наше взаимодействие на фоне некоторой напряженности в отношениях Российской Федерации с западными партнерами достигло такого высокого уровня, как введение безвизового режима, оно, несомненно, выше текущей политической конъюнктуры и опирается на фундаментальную общность ценностей и интересов. А значит, отношения будут развиваться, укрепляться и дальше.


Чрезвычайный и Полномочный Посол Государства Израиль в Российской Федерации Анна Азари окончила Хайфский университет (диплом бакалавра по истории и английской литературе), Еврейский университет (специальный курс по истории России), Хайфский университет (диплом магистра в области политологии), а также Высший национальный военный колледж.

В 1983 году начала работать в Министерстве иностранных дел Государства Израиль.

В 1989—1992 годах — консул Генерального консульства Государства Израиль в Северо-Западном Тихоокеанском регионе (СанФранциско, штат Калифорния, США).

В 1992—1995 годах была сотрудником отдела политического планирования МИД Государства Израиль. В 1995—1997 годах — заместитель главы миссии в Посольстве Государства Израиль в Российской Федерации. В 1998—1999 годах — заместитель начальника отдела стран СНГ МИД Государства Израиль. В 1999—2003 годах — Чрезвычайный и Полномочный Посол Государства Израиль в Украине и Молдове.

В 2003—2005 годах проходила курс обучения в Высшем национальном военном колледже Государства Израиль. В 2005—2006 годах — начальник отдела Евразии управления Центральной Европы и Евразии МИД Государства Израиль. С 2007 года — Чрезвычайный и Полномочный Посол Государства Израиль в Российской Федерации.

Замужем за раввином Меиром Азари.

Имеет двоих детей.