Не взлетим, так поплаваем?


Текст | Сергей ТКАЧУК

Как скажется
глобальный кризис
на российской
экономике.

Происходящий обвал мирового финансового рынка не является неожиданностью для специалистов. О неизбежном крахе глобальной финансовой пирамиды, построенной на безудержной эмиссии долговых обязательств США, давно писали многие известные экономисты и политики (в том числе Ларуш и Тенненбаум в США, Глазьев, Григорьев, Хазин в России). Но, как известно, нет пророка в своем Отечестве. Российские денежные власти во главе с президентским фаворитом Алексеем Кудриным упорно вкладывали национальные резервы в поддержку обреченного доллара. На многочисленные предупреждения экспертов о чрезмерном риске накопления национальных сбережений в долговых обязательствах США руководители Банка России меланхолично отвечали: «Весь мир держит резервы в долларах. Мы что, умнее других?»

В России — 30

К сожалению, из-за упорного нежелания наших денежных властей быть умнее других, Россия лишилась около $30 млрд только на падении курса американской валюты. Если бы руководители Центрального банка и правительства прислушались к рекомендациям проводившихся еще восемь лет назад парламентских слушаний, где говорилось о неизбежном крахе нынешней архитектуры мировых финансовых отношений, этих потерь не было бы. Более того, государство могло бы неплохо заработать, своевременно переведя активы из долларовых инструментов в евро. Но чиновники, привычно следуя в фарватере наставлений МВФ и американского казначейства, отмахнулись от рекомендаций российских ученых. Перевод части валютных резервов из доллара в евро и фунт начался слишком поздно, когда доллар обесценился в полтора раза, а рост других валют прекратился.
Удивительно, что до сих пор руководители ЦБ и Минфина не могут понять неизбежности дальнейшего саморазрушения долларовой финансовой пирамиды. Не учит даже собственный опыт краха финансовой пирамиды ГКО, чего не произошло бы, если бы более внимательно отнеслись к прогнозам национально ориентированного экспертного сообщества.

Долги по-американски

Для ответа на вопрос, что делать России сейчас, когда перспектива надвигающегося финансового кризиса стала осязаемой, несколькими штрихами обрисуем механизм эмиссии долговых обязательств США. Нужно сказать, он мало чем отличается от действовавшего в России в период сооружения пирамиды ГКО.
Ежегодно американское казначейство при составлении проекта бюджета определяет объем денег, необходимый для покрытия его дефицита и погашения ранее взятых долговых обязательств. Затем Комиссия по ценным бумагам принимает решение об эмиссии соответствующего количества государственных облигаций. После чего правление Федеральной резервной системы, которое наполовину состоит из тех же принимающих решение лиц, устанавливает объем денежной эмиссии, требуемый для их приобретения. Коммерческие банки под залог этих обязательств получают эмитируемые ФРС деньги, причем под минимальный процент. Ключевой элемент данного механизма — процедура рефинансирования коммерческих банков под залог государственных ценных бумаг, которая и формирует основной канал эмиссии долларов.
Таким образом, ФРС эмитирует деньги в целях финансирования государственного долга США. По этой технологии выпущено в обращение более двух третей долларовой массы. Ее обеспеченность золотовалютными резервами, по оценкам специалистов, сегодня не превышает 4%. Как нетрудно догадаться, описанный механизм денежной эмиссии является типичной финансовой пирамидой. ФРС печатает деньги под долги американского правительства. Оно, в свою очередь, занимает деньги для обслуживания и погашения ранее взятых долговых обязательств. Поскольку государственные расходы США растут быстрее доходов и бюджет сводится с хроническим дефицитом, объем долга нарастает. Соответственно нарастает и денежная эмиссия.
Это процесс с ускорением, напоминающий движение снежной лавины. Он начался в 1971 году, после того как американское руководство отказало Франции в обмене долларов на золото и тем самым разрушило действовавшую до того времени мировую систему валютно-финансовых отношений, основанную на золотом стандарте, ограничивавшем денежную эмиссию свободно конвертируемых валют ведущих капиталистических стран.
С тех пор США навязали союзникам по НАТО использование доллара вместо золота в качестве резервной валюты и начали печатать деньги, исходя из собственных нужд по финансированию государственных расходов. Тем самым они сделали все другие страны своими бесплатными кредиторами, получая эмиссионный доход в глобальном масштабе. Учитывая, что более половины эмитируемых ФРС долларов обращаются за пределами Штатов, последние живут в долг у всей планеты.

Эмиссия выполнима

Маховик эмиссии долларов раскручивается все быстрее под давлением нарастающего национального долга США. Для его обслуживания, по имеющимся данным, приходится печатать более $2 млрд ежедневно.
В отдельные периоды эта цифра увеличивается многократно, и это происходит все чаще. Кроме того, в последние годы государственная финансовая система США регулярно оказывается в состоянии технического дефолта,
и денежные власти вынуждены корректировать величину государственных займов и соответственно эмиссии долларов в сторону повышения. Таким образом, нарастает предложение долларов, объем которого определяется потребностями Соединенных Штатов в новых займах для обслуживания и погашения ранее взятых долгов.
В свою очередь, спрос на доллары обусловливается потребностями мирового рынка в американской валюте, которая стала выполнять функции мировых денег. Этот спрос зависит от предпочтений инвесторов и объема операций, совершаемых в долларах. До недавнего времени он в решающей степени определялся американскими банками и корпорациями, наводнявшими долларами мировую экономику. Но по мере экономического роста развивающихся стран и падения экономического веса США спрос на доллары все в меньшей степени зависит от деловой активности американских корпораций. Разрыв между нарастающим предложением долларов и ограниченным спросом на них все время увеличивается. Соответственно падает курс американской валюты. Инвесторы, использующие долларовые инструменты, теряют свои накопления. Падает доверие к доллару, и он вытесняется другими валютными инструментами. Далее сокращается спрос на доллары и разрыв между ним и предложением оказывается еще больше. Это вызывает дальнейшее падение курса доллара. С определенного момента у инвесторов начинается паника и происходит бегство от доллара. Его падение ускоряется…
По наблюдаемым сегодня признакам долларовая финансовая пирамида вошла в фазу саморазрушения. Глобальные финансовые спекулянты уже несколько лет назад утратили веру в устойчивость доллара и принялись сбрасывать долларовые активы, о чем свидетельствуют неоднократные высказывания на этот счет Джорджа Сороса. В долларовой зависимости пока еще остаются загипнотизированные американским казначейством денежные власти зависимых от США стран. По какой-то причине среди них находится и Россия, поддерживающая валютной выручкой от экспорта своих углеводородов в Европу падающий доллар и принимающая на себя изрядную долю финансирования американских военных расходов.
Процесс саморазрушения долларовой финансовой системы предотвратить невозможно. Он вошел уже в ту фазу, когда экономические агенты теряют тем больше денег, чем дольше они используют долларовые инструменты. Осознавая это, способные принимать самостоятельные решения руководители финансовых ведомств все большего числа стран быстро снижают долю доллара в своих валютных резервах.

Плюсы реальной независимости

Россия в отличие от государств НАТО и Японии политически независима от США. Мы не зависим от Штатов и экономически: удельный вес торгово-экономического оборота с ними не превышает 10%. Но почему-то наши денежные власти ведут себя как филиал американского казначейства, поддерживая доллар всей мощью российской экономики в ущерб национальным интересам. Они настолько прониклись этой миссией, что даже не обращают внимание на неоднократные заявления главы государства о необходимости перехода на внешнеторговые расчеты в рублях и придания рублю функций мировой валюты. Между тем именно сейчас открылась уникальная возможность это сделать: с разрушением долларовой финансовой пирамиды возникает спрос на другие валюты, среди которых рубль является одной из наиболее конкурентоспособных. Россия могла бы многократно поднять мощь своей финансовой системы и стать обладателем значительной части глобальной эмиссии, если бы наши денежные власти очнулись от долларового гипноза и выполнили бы наконец президентское решение. А для этого необходимо предпринять некоторые шаги, требующие политической воли денежных властей.
Во-первых, как следует из рекомендаций отечественных экономистов, нужно изменить технологию денежного предложения, привязанного к приобретению долларов и связанных с ним евро и фунта. Эмиссия рублей должна вестись не под покупку иностранной валюты, а под спрос на рубли со стороны российских хозяйствующих субъектов.
Вторым важным элементом является давно запланированный, но в полной мере не осуществленный перевод экспорта нефти и газа на рубли. Эта установка, напомним, была дана президентом в его обращении к Федеральному собранию два года назад, но воз, как говорится, и ныне там.
Вполне логичным был бы шаг финансовых властей по открытию кредитных линий государствам СНГ, для того чтобы те сформировали рублевые валютные резервы. Это привело бы не только к диверсификации валютной корзины партнеров России по Содружеству, но и к закреплению за рублем статуса надежной резервной валюты на постсоветском пространстве. Усилить такое решение позволил бы переход на торговлю со странами СНГ, равно как с ЕС, Китаем, Индией и отдельными арабскими государствами в национальных валютах. В дополнение к перечисленному Минфин и Центробанк могли бы создать все необходимые технические условия для ведения рублевых счетов иностранными лицами, включая открытие корсчетов в рублях иностранными банками.
Предприняв эти и еще целый ряд действенных мер, российское руководство могло бы выступить с инициативой перехода к новой архитектуре глобальных валютно-финансовых отношений, в которой определяющую роль должны играть валюты государств с положительным сальдо платежного баланса. В результате Россия не только ушла бы от потерь, обусловленных глобальным валютно-финансовым кризисом, но и выиграла бы от него стратегически. У нас есть способы многократно поднять свои финансовые возможности, вернуть значительную часть глобальной эмиссии и усилить политическое влияние. Воспользуется ли этим «великим последним шансом» российское руководство или продолжит поддерживать безнадежный доллар доходами от экспорта сырья, покажет время. Сейчас, если правильно им распорядиться, оно работает на Россию.

 

Комментарии экспертов

Иван РОДИОНОВ, профессор Высшей школы экономики:
— Кризис, даже если он глубокий, для России не то чтобы не страшен, но он будет не такой, какой мы пережили в 1998 году. Он окажется существенно слабее, даже если доллар упадет на треть от своей текущей стоимости.
Действительно, американская экономика в кризисе, но есть долгосрочные факторы, которые могут способствовать тому, что этот кризис не перерастет в глубокий и курс доллара в конечном счете все же укрепится. Это будет связано и с падением цен на сырье, а цены на сырье существенным образом связаны со спросом в Китае и Индии (государствах, ориентированных на экспорт в развитые страны). Когда цена на топливо упадет, мировая экономика почувствует облегчение. То есть сработает определенный механизм, который кризис скомпенсирует.
Для нас плохо, что мы попадаем в ситуацию неоправданно сильного рубля, снижающего конкурентоспособность несырьевых товаров. У нас уже сейчас зарплаты в долларовом исчислении слишком высокие и не соответствующие производительности труда по сравнению с другими развивающимися странами, похожими на Россию если не по масштабу, то по уровню экономического развития. Впрочем, полностью мы не сможем не попасть под воздействие кризиса, потому что традиционно в мире поставки нефти осуществляются за доллары, даже в зоны, которые не являются долларовыми. Но изменить ситуацию и перейти на оплату в другой валюте вряд ли удастся, поскольку нефтяной рынок глобален, переплетен с фондовым рынком,
а фондовый рынок по-прежнему определяется не Европой, и роль доллара на нем велика.

Валерий МИРОНОВ, главный экономист фонда «Центр развития»:
— Все больше факторов говорит о возможной быстрой рецессии в США, хотя шанс на то, что она не произойдет или будет оттянута на несколько лет, сохраняется. Цены на золото после небольшой паузы вновь повышаются, цены долгосрочных долговых обязательств американского казначейства тоже растут, хотя их отрицательный спрэд с краткосрочными ставками можно истолковать не только как предвестник рецессии, но и как рост зарубежного спроса на относительно надежные активы.
На мой взгляд, можно выделить два основных сценария развития ситуации: быстрая рецессия в мировой экономике, вызванная торможением США, и ее оттягивание на несколько лет, но тогда уже в связи и с другими возможными ее причинами, в частности с отставанием развития финансового сектора от реального сектора в Юго-Восточной Азии.
Если наступит немедленная рецессия, то ее влияние на экономику России будет негативно, но все-таки не столь явно выраженно, как ранее. Наши исследования показывают, что волатильность мировых цен на основные товары российского экспорта жестко не связаны с фазой экономического цикла в американской или мировой экономиках. При этом чистый приток частного капитала на развивающиеся рынки также не имеет очевидной связи с фазой цикла в развитых странах. Кроме того, хотя рецессия в США замедляет темпы роста остального мира, но в последние годы американское влияние становится явно меньше

Сергей ГУРИЕВ,
ректор Российской экономической школы:

— У России есть Стабилизационный фонд и валютные резервы, поэтому спекулятивная атака на рубль маловероятна. Но, как показали факты, наш фондовый рынок лихорадит даже больше, чем западный. Ведущие российские компании и напрямую, и косвенно серьезно зависят от здоровья американской, европейской и китайской экономик. Замедление роста или рецессия в этих странах приведут к снижению цен на энергоносители и металлы. Пока непонятно, насколько глубоким окажется кризис, будет ли он лишь финансовым, или произойдет замедление роста, или даже рецессия в мировой экономике. Все предприниматели и эксперты ждут, как поведут себя рынки в ближайшие месяцы.
Главный вопрос — относительное снижение роли американской и европейской экономик и повышение роли азиатских и ближневосточных, в том числе и суверенных фондов, которые сейчас могут предоставить западным рынкам столь необходимую ликвидность. При этом суверенные фонды и компании из развивающихся стран могут приобрести очень дешево существенную часть активов западных экономик. Хочется оставаться оптимистом и рассчитывать на то, что американская экономика отделается замедлением роста на 1—2 процентных пункта на пару лет. В этом случае экономика России не пострадает.