Косоворот


Текст | Александр ВЫСОЦКИЙ, политический обозреватель

Всю полноту последствий провозглашения независимости Косова еще только предстоит оценить.

Давно ожидаемое провозглашение независимости Косова с последующим его признанием одними государствами
(в том числе США, Францией, Великобританией и Германией) и категорическим непризнание другими (в частности, Россией и Китаем) стало реальностью. Последствия этого шага уже ощущаются не только в мятежной провинции, но и буквально по всей планете: в самом Косове, в Закавказье, в Тибете. И судя по всему, данный список в ближайшее время будет продолжен.
Тем не менее западная пресса полна оптимизма, а во всех бедах винит Москву и реже Белград.

Основания для оптимизма

«Новорожденное государство не находится в безопасности, поскольку Сербия и Россия желают Косову зла. Но присутствие войск НАТО и признание со стороны США и основных европейских держав должны остудить горячие головы и закончить последний территориальный спор на Балканах», — пишет консервативный американский The Wall Street Journal. И далее: «Независимость Косова открывает путь к воссоединению этого региона с Европой, что будет победой для всех, включая сербов. <…> Увеличение числа малых государств после краха коммунизма сделало Европу более стабильной и демократической — от Эстонии до Македонии. Суверенное Косово, которое вслед за еще более крошечной Черногорией вступает в клуб наций, может стать силой добра для региона и всей Европы. <…> Косовары — убежденные сторонники демократии». Ему вторит The Boston Globe: «Если все дальше будет идти так же хорошо, как и сейчас, то Косово может стать образцом демократического развития для балканских стран. Лидеры Косова заслужили уважение тем, как они вели свою родину к независимости. И они завоюют еще большее одобрение, если будут вести политику ускорения интеграции Косова в евро-атлантические институты».
Поразительный оптимизм, особенно если внимательно приглядеться к региональной ситуации и, как следствие, отчаяться в поисках признаков «убежденных сторонников демократии» в Косове. Их там, очевидно, не больше, чем на любой сепаратистской территории. Подобные доводы в защиту независимости вообще удивительны: если для провозглашения независимости от кого бы то ни было достаточно объявить себя сторонником демократии — что ж, здесь нет проблемы ни для кого из возможных сепаратистов. А уж обвинять сербов в отсутствии демократии в принципе не приходится — достаточно посмотреть на последние перипетии местной политической жизни.
А вот что пишет The New York Times: «Албанцы, которые насчитывают 95% от
2,1-миллионного населения Косова, никогда не смогут помириться с сербами, которые их подавляли, избивали, выселяли и убивали до вмешательства НАТО в 1999 году. Белград —
это не Берн, а Приштина в Сербии была бы всегда Парияградом».
Весьма образно характеризует ситуацию британский The Guardian: «Когда у тебя отрезают пораженную гангреной руку — это ужасно, но иногда это и необходимое условие для начала выздоровления. И в душе многие сербы это понимают». Звучит впечатляюще, только вот многие ли сербы чувствуют в душе именно это? Далее газета пишет: «Мы наблюдаем прямой переход ЕС от имперского развития к настоящему расширению. Деколонизация по-европейски образца XXI века именно так и выглядит: протекторат сразу становится страной — членом ЕС, не знающей в промежутке между этими двумя состояниями полной независимости и суверенитета. И косовские албанцы, по крайней мере на бумаге, согласились заплатить такую цену. А на тот случай, если они решат отказаться от сделки, как раз и предусмотрены тысячи европейских чиновников — за спинами которых солдаты
НАТО, — способных, если что, снова направить их на путь истинный».
Весьма цинично звучат и такие комментарии: «Ссылки на необходимость защиты норм международного права или же на традиционные связи (между Москвой и Белградом. — “Эксперт”) лишь скрывают истинные мотивы российской позиции: Сербия позволяет России расширять ее влияние в Юго-Восточной Европе» (The Weekly Standard); «Косово провозгласило независимость от Сербии и вступило в ряды великого стратегического движения нашего времени по разрушению фальшивого миропорядка, навязанного покойными ныне европейцами» (The New York Post).
Несмотря на подобные утверждения, «косовская афера» немедленно и радикально сказалась на положении дел в сербском анклаве края — Косовской Митровице. После недавнего захвата, а затем и освобождения здания суда (его заняли протестующие сербы, ранее там работавшие) и ареста 53 человек последовала ответная реакция сербов: они забросали миссию наблюдателей ООН и КFОR камнями, «коктейлями Молотова», гранатами, сожгли машину миссии наблюдателей и БТР КFОR. Погиб украинский миротворец.
В результате сотрудникам ООН было приказано не выходить на работу и оставаться в своих квартирах.

На шаг назад?

Москва призывает вернуться к переговорам. Министр иностранных дел России Сергей Лавров вскоре после провозглашения независимости и еще до событий в Митровице заявил, что предсказания России о последствиях одностороннего объявления независимости края Косово, похоже, начали сбываться. Вместе с тем, считает он, еще не поздно остановить данный процесс, но для этого «необходимо возобновить переговоры по статусу Косова».
«Эти последствия не способствуют развитию отношений России с ЕС и США, с которыми Россия хочет развивать реальное партнерство для решения насущных проблем», — отметил руководитель МИД РФ. По его словам, «Косова не было среди самых сложных проблем, таких как Палестина, которые привлекали бы все наше внимание».
Обращает на себя внимание и другое высказывание главы российского внешнеполитического ведомства: «Что касается нашей практической политики, мы приняли во внимание, что прецедент создан». «Абхазия и Южная Осетия не единственные, кто говорил, что они хотят действовать таким же образом (как Косово). Такие же заявления делались в некоторых частях самой Европы», — напомнил глава МИД РФ.
«Россия прекрасно понимает, что ЕС старается обеспечивать единство своих рядов.
В наших коренных интересах укреплять единство Европы. Приветствуем инициативы, которые Европа выдвигает для урегулирования конфликта, и, разумеется, хотим, чтобы эти инициативы шли в русле международного права», — подчеркнул Сергей Лавров.
Несомненно, ситуация вокруг Косова обсуждалась и на российско-американских переговорах в формате «2 + 2». Посетившие Москву госсекретарь США Кондолиза Райс и министр обороны Роберт Гейтс провели переговоры с действующим президентом Владимиром Путиным, вновь избранным президентом Дмитрием Медведевым и своими коллегами — министрами Сергеем Лавровым и Анатолием Сердюковым.

Ждем-с…

Каковы же последствия провозглашения независимости Косова для России и сопредельных стран? Очевидно, что Абхазия и Южная Осетия восприняли односторонне провозглашение независимости в качестве руководства к действию. Если не считать «прорывных» парламентских предложений о принятии Сербии в СНГ и НАТО, то Москва пока ограничилась снятием эмбарго на контакты с Абхазией и туманными предложениями Госдумы об «отложенном статусе».
Президент Абхазии Сергей Багапш заявил, что «если пошло признание Косова, если пошел такой процесс, то, наверное, пора вернуться к такому вопросу, как эмбарго против Абхазии — о его снятии, открытии морского, воздушного и железнодорожного сообщения».
Помимо этого он не переставая журит европейских чиновников. «Нельзя делать так, что одним можно все в этой жизни, а другим —
ничего», — заявил Багапш, обращаясь к руководству Евросоюза.
Вместе с тем Багапш и его южноосетинский коллега Эдуард Кокойты не видят сенсации в том, что Косово провозгласило независимость. Они восприняли эту новость «совершенно спокойно, поскольку сами через все это проходили, причем намного раньше — 17 лет назад».
Кокойты заявил, что и Южная Осетия, и Абхазия «имеют больше политико-правовых и исторических оснований для своей независимости», чем Косово. Он даже пристыдил косовского премьер-министра Хашима Тачи, назвавшего край «уникальным случаем». По красноречивой реплике южноосетинского лидера, об этом даже «неудобно говорить, насколько Косово неуникально».
Он убежден, что у кавказских республик, являющихся «продуктом демократического развала Советского Союза», в руках сплошные козыри и что если бы Запад отказался от своей политики «двойных стандартов», то они давно уже были бы суверенными государствами.
Кокойты рассказал, что Абхазии и Южной Осетии неоднократно предлагали сделку: откажитесь от пророссийской ориентации, и проблем с вашим признанием не будет. Но пойти на это руководство республик не могло, поскольку Россия для них «была, есть и будет… главным партнером и союзником».
В свою очередь, Багапш предупредил, что с решением косовского вопроса все остальные вопросы — Абхазия, Южная Осетия и Приднестровье — не закроются автоматически. Власти непризнанных республик в ближайшее время начнут обращаться не только к Российской Федерации, но и к другим странам, в том числе к участникам СНГ, а также связываться с международными организациями, чтобы «отстаивать и доказывать… права на независимость».
Критическим моментом в их борьбе за независимость может стать вопрос вступления Грузии в Североатлантический альянс. Эдуард Кокойты здесь категоричен: «Грузия войдет в НАТО без Южной Осетии и Абхазии. Это точно». За этим скрывается вполне конкретный месседж Грузии: любой тамошний политик, призывающий к скорейшему вступлению в альянс, призывает и к окончательному оформлению независимости мятежных территорий. И граждане страны, три четверти которых, к слову, поддерживают курс на вступление в НАТО, должны это осознавать. Ведь стремление «вернуть потерянное» через Брюссель может обернуться непредсказуемыми последствиями.

Комментарий эксперта

Сергей МАРКОВ:
народы Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья имеют прав
на независимость больше, чем косовары

Депутат Государственной думы, директор Института политических исследований Сергей Марков считает, что сторонники идеи одностороннего провозглашения независимости Косова лукавят, когда говорят, что этот случай не является прецедентом, который может быть применен в отношении других народов, стремящихся к суверенитету,
в частности Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья.
В интервью ИА REGNUM он подчеркнул, что «официальный Мадрид не рассматривает ситуацию вокруг Косова как прецедент, однако баски рассматривают, Париж тоже не рассматривает, но корсиканцы думают по-другому». То же самое происходит в отношениях между Грузией и Абхазией с Южной Осетией, а также между Молдавией и Приднестровьем, констатирует депутат. Причем, по его словам, народы Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья имеют прав на независимость больше, чем косовары.
Марков отметил, что в настоящее время в России между различными политическими силами идет борьба вокруг признания независимости самоопределившихся государств на постсоветском пространстве. Одни выступают за немедленное признание этих территорий, другие придерживаются иной точки зрения, полагая, что признавать пока не надо, и в то же время призывают к помощи этим республикам и к их фактической интеграции с Россией. Какая из двух позиций победит — вопрос открытый, сказал Марков.
На вопрос о том, собирается ли нижняя палата российского парламента ставить вопрос о признании независимости Абхазии и Южной Осетии, он ответил, что Госдума сделает так, как скажет Владимир Путин.
Марков считает, что США, находящиеся в авангарде группы стран, поддерживающих идею независимости Косова, делают чудовищную ошибку. По его мнению, ошибка допущена США и в Ираке. Фактически здесь будет править наркомафия и националисты-боевики, а также будущие бен ладены. «По сути, Тачи ничем не отличается от Бен Ладена.
В свое время американцы вскормили этого террориста,
и сейчас он взрывает их дома. Тачи будет еще одним Бен Ладеном», — заявил Марков.