Самая дальняя точка роста


Текст | Ирина СКЛЯРОВА, экономический обозреватель

Будет ли польза от программ социально-экономического развития и инвестиционных проектов по подъему Дальнего Востока? Правительство уверено в положительном ответе.

Если раньше Дальний Восток ассоциировался с красной икрой, военным флотом и гейзерами, то у нынешнего поколения россиян в этом перечне ассоциаций осталась, пожалуй, одна только икра. Причем добытая преимущественно браконьерами.
Дальний Восток — в советское время богатейший регион — за постсоветские годы на глазах деградировал. Население страдает от бедности, безработицы, завышенных цен на коммунальные услуги и безобразного состояния инфраструктуры. Сейчас там живет примерно 7 млн человек. Это около 5% всего населения России.

Сухопутный остров

В Центральную и Южную Россию с Дальнего Востока с начала 90-х уехали десятки тысяч людей. По данным Института демографии, миграции и регионального развития, за последние 15 лет насиженные места покинуло не менее 15% жителей Дальнего Востока и Сибири. Если не повернуть миграционные потоки вспять, региону грозят депопуляция и демографическая экспансия со стороны соседнего Китая.
Отъезд зачастую похож на трагическое разделение семей. Стоимость авиабилета из центра России на ее восточную окраину запредельна, поэтому увидеться с родственниками, живущими на дальней земле, может позволить себе не каждый. Немногочисленные авиакомпании-монополисты, обслуживающие дальневосточные регионы, снижать тарифы не хотят, а других авиаперевозчиков там нет: аэропортов мало, а те, что есть, — крайне низкого уровня.
По земле на Дальний Восток добраться также непросто. Пока БАМ не восстановят в прежнем виде, для остальной России этот регион останется «сухопутным островом».
В Хабаровск, Владивосток или Благовещенск проще добраться из Китая или Кореи, чем из Москвы.
Нельзя сказать, что в предыдущие годы правительство не выделяло Дальнему Востоку средств, — традиционным дальневосточным федеральным целевым программам уже более десяти лет. Но адресного внимания громадный регион удостоился только лишь после 2005 года, когда Дальний Восток, Калининградская область и юг России были названы «стратегически важными регионами» и «точками роста».
Дальний Восток активно начали посещать члены правительства. Редкий глава федерального ведомства не был вынужден ехать знакомиться с ситуацией «на месте». Итогом же «туризма» чиновников стало признание того общеизвестного факта, что в регионе нет буквально ничего, что не нуждалось бы в масштабном федеральном финансировании.

Восточная столица

Как и Сочи, Дальний Восток рассчитывает однажды предстать миру как одно из парадных лиц страны. Спасение Сочи — Олимпиада-2014, а двумя годами раньше Владивосток должен стать столицей саммита Организации азиатско-тихоокеанского экономического содружества (АТЭС). Стройка намечается во Владивостоке не столь грандиозная, как у его южного коллеги, но ради проведения саммита правительство решило пересмотреть и продлить действие ФЦП, ведь нынешняя целевая программа должна закончиться в 2010 году.
Новая программа социально-экономического развития Дальнего Востока и Забайкалья до 2013 года на порядок более обеспечена финансовыми ресурсами. Львиная доля средств пойдет на инфраструктуру. Чтобы не ударить в грязь лицом перед иностранными гостями саммита, в Дальневосточном федеральном округе будет построено 6,6 тыс. км автомобильных дорог, проложено 5 тыс. км линий электропередачи, 2,5 тыс. км линий связи, 850 км газопроводов. Предполагается реконструировать и построить 17 аэропортов, десять морских портов, восемь больниц, семь объектов водоснабжения и три завода по переработке мусора.
Региону дали и другие обещания. Минприроды готово в этом году провести два инвестконкурса на освоение месторождений на Дальнем Востоке и в Забайкалье. РАО «ЕЭС России» пообещало постепенно начать выравнивать местные энерготарифы с общероссийскими.
Казалось бы, после всего этого регион должен быть засыпан дождем из инвестиций. Но этого пока не происходит. Из-за коррупции, неразвитой инфраструктуры и неумения сложить вместе усилия регионов и центра.

Нестандартные методы поддержки

К стандартным инструментам поддержки
в виде федеральных целевых программ прибавились новые. Использовать их регион также не спешит. В Приморье решено разместить одну из четырех игорных зон, куда должен переехать игорный бизнес, после того как с
1 января 2009 года вступит в силу полный запрет на размещение казино в городской черте.
По замыслу игорная зона должна существенно пополнить региональный бюджет, поскольку налог на игорный бизнес остается в регионах. Однако собственники игорного бизнеса очень сомневаются в ажиотажном паломничестве игроков в «резервацию». «Чтобы создать второй Лас-Вегас, нужно гораздо больше солнечных дней в году», — скептически заметил зазываемый в регион владелец одной из крупнейших сетей казино. Видимо, региональная администрация не приложила достаточных усилий, чтобы убедить игорный бизнес в обратном.
Минэкономразвития активно зазывало дальневосточные регионы участвовать в конкурсах на создание особых промышленно-производственных и технико-внедренческих зон. Но даже вполне прозрачные намеки на особое отношение к «стратегически важному региону» не помогли: заявок с Дальнего Востока так и не поступило. Единственное, порт Восточный в Находке рассчитывает превратиться в портовую зону. Заявок на зоны новых технологий не поступает: создать «силиконовые долины» на Дальнем Востоке весьма непросто.
Зато два региона Прибайкалья, объединенного в рамках ФЦП с Дальним Востоком в единый макрорегион, — Бурятия и Иркутская область — подали заявку и выиграли конкурс на создание крупной туристско-рекреационной зоны.

Коллективный Плюшкин

Крупных и долгосрочных инвестпроектов в регионе по-прежнему крайне мало. Какие-то перспективные на первый взгляд предложения оказываются совершенно утопическими из-за дефицита энергомощностей и инженерных коммуникаций. Черепашьими темпами идет газификация, несмотря на то что разработаны крупные месторождения газа. Строительство ветки газопровода от Сахалина до Владивостока затянулось из-за конфликта «Газпрома» и «Роснефти». По самым оптимистичным прогнозам газ во Владивосток придет в 2011 году.
Многочисленные аварии с энергоснабжением дальневосточных городов наводят на мысль о необходимости даже не реконструкции электросетей, а о второй масштабной электрификации этого региона страны. Для согласования проектов строительства тех же дорог и аэропортов, на которые специально указывает федеральная целевая программа, нужно обойти порядка двух десятков ведомств. Как уверяет приморский губернатор Сергей Дарькин, программа подготовки Владивостока к проведению форума застопорилась только из-за того, что документация о строительстве дорог и мостов уже полгода находится на согласовании.
Отдельная беда с деньгами из Инвестиционного фонда, созданного как раз для того, чтобы вместе с бизнесом финансировать в регионах строительство дорог, портов и другой стратегически необходимой инфраструктуры. Софинансирование региональных проектов из федерального Инвестфонда проводится пока что только для галочки. Это признал в начале февраля премьер Виктор Зубков, заявив на заседании правительства, что последние два года работы Инвестфонда для страны прошли практически впустую.
В прошлом году из 265 млрд руб., имевшихся в распоряжении фонда, чуть менее 2 млрд было направлено на финансирование реальных проектов. И еще около 60 млрд вошли в уставной капитал Российской венчурной компании и Фонда информационно-коммуникационных технологий.
Деньги Инвестфонда из-за инфляции обесцениваются, но Минрегион пока не торопится потратить их на региональные проекты. Ведомство ждет новую редакцию положения об Инвестиционном фонде, где должны быть прописаны критерии бюджетной эффективности региональных проектов, которым будут выделяться средства из федерального Инвестиционного фонда.
Дело в том, что сегодня закон не позволяет тратить деньги Инвестфонда на региональные проекты — только на федеральные.
В противном случае построенная на средства Инвестфонда региональная инфраструктура переходит в федеральную собственность. Так что, получается, деньги в стране есть, но потратить их на региональные нужды очень трудно. И точку роста из Дальнего Востока можно будет создать, только сняв подобные препятствия.