Конкурс счетоводов


Текст | Ирина СКЛЯРОВА, экономический обозреватель

В первые месяцы 2008 года, подталкиваемый Администрацией президента, Минфин разразился налоговыми предложениями.

Министерство финансов предпринимает уже третью попытку переписать концепцию Основ налоговой политики на 2009—2011 годы. Проект должен был быть заслушан на правительстве еще в середине февраля, но после заявления президента Владимира Путина на заседании президиума Госсовета о необходимости снизить налогообложение расходов компаний и граждан на образование и лечение в проект потребовалось вносить поправки. На доработку концепции премьеру Виктору Зубкову дали месяц.
К середине марта проект концепции должен пополниться предложениями по снижению «личных» налогов для граждан.

Мать за дочь не отвечает

Впрочем, для Минфина, главного исполнителя этой работы, реформа налогообложения физлиц гораздо менее актуальна, чем застарелая проблема контроля за трансфертным ценообразованием. Трансфертные (по сути, внутренние) цены поставок между головной и дочерними компаниями позволяют существенно минимизировать налогообложение. Бюджет теряет доходы, а так как речь идет преимущественно о ценах в нефтегазовом секторе, очень большие деньги.
Минфин пытается заставить компании платить налог на прибыль по сделке между материнской и дочерней структурой исходя из рыночных цен — таких, которые бы применялись при работе с независимым поставщиком. Налоговое законодательство для этого предлагается дополнить новыми разделами: о методах определения взаимозависимых лиц и способах определения рыночных цен. И хотя проект трансфертных поправок в Налоговый кодекс Минфин без устали переписывает с 2001 года, вступление их в силу, похоже, состоится еще нескоро. Слишком высок отраслевой лоббизм и слишком сложны материи, о которых идет речь.

Реформа из-под палки

В непростую ситуацию попали финансовые власти с реформой НДС, важность снижения ставки которого для Минфина вовсе не очевидна. Максимум, на что соглашался министр финансов, — это оптимизировать расчет и уплату налога. Каждый процент понижения ставки налога чреват миллиардными потерями для казны.
Между тем, как уверяет финансовое ведомство, не за горами то время, когда бюджет из профицитного превратится в дефицитный, поэтому рисковать поступлениями от НДС, единственного бюджетообразующего налога, не зависящего напрямую от нефтегазовой конъюнктуры, было бы неразумно. Такова логика Министерства финансов, и убедить его в чем-либо другом лоббисты уже было отчаялись, но тут в начале февраля указание президента спутало министерству все карты.
Выступая перед Госсоветом, Владимир Путин неожиданно заявил, что ставка НДС должна быть максимально низкой и единой (сейчас ставки три: 18%, 10% и 0%). Интрига месяца теперь заключается в том, появятся ли в доработанной концепции Основ налоговой политики обязательства о снижении налога до 2011 года или же Минфин останется при своем мнении — «обязательно решить вопрос о снижении НДС до 2020 года», как лукаво заявил глава ведомства. На какой ставке сойдутся теперь оппоненты, предсказать трудно. Бизнес лоббирует единую ставку 10%, Минфин по-прежнему упирается на 16—17%, а в Администрации президента намекают, что речь может пойти о 12—13%.

Налоговый уклон демографии

В реформе единого социального налога Минфин готов пойти на некоторый риск в связи с требованием президента снизить налоговую нагрузку на расходы, касающиеся здравоохранения и образования. Министерство готово полностью освободить от налогообложения ЕСН средства, направляемые работодателями на софинансирование добровольных пенсионных накоплений граждан. Если гражданин в виде добровольного взноса на пенсионное страхование отчисляет 1 тыс. руб, то государство обязуется добавить ему на пенсионный счет столько же. И еще столько же добавят работодатели, если поправки будут приняты.
Наконец, в концепцию Основ налоговой политики на ближайшие три года может войти «подарочное предложение» для граждан по уплате подоходного налога. Министерство финансов рассматривает возможность повысить размер стандартного вычета на детей с 600 до 800 руб. и увеличить лимит зарплаты, до достижения которого применяется вычет на детей. Сейчас этот лимит составляет
20 тыс. руб., но, вполне возможно, вскоре он вырастет вдвое. Не исключено также, что в связи с задачей снизить налогообложение социальных расходов будут повышены и вычеты на лечение и обучение. Сейчас потолок такого вычета — 50 тыс. руб. в год, и, возможно, он будет повышен.
Может быть также расширен и перечень расходов на медицинскую помощь, подпадающих под льготное налогообложение. Сегодня, к примеру, можно получить вычет на лечение у стоматолога, вернув себе из стоимости лечения 13-процентный подоходный налог, но нельзя воспользоваться таким же вычетом проходя, скажем, программу по снижению веса в спортзале или кодируясь от курения.

Текст | Сергей ТКАЧУК

Сергей ГЛАЗЬЕВ: отмена НДС будет способствовать переходу на инновационный путь развития

Член-корреспондент РАН, научный руководитель Национального института развития и директор Института новой экономики при Государственном университете управления оценил перспективы изменения налоговой политики, исходя из приоритетов развития страны.

— Сергей Юрьевич, почему возникла необходимость поднять тему налоговых изменений?

— Тема налоговых изменений, к сожалению, остается актуальной в силу несовершенства нашей налоговой системы. Она остается излишне сложной, сверхзабюрократизированной и неэффективной, угнетающей экономическую активность. Поэтому деловое сообщество продолжает ставить вопросы о кардинальном ее изменении.
Во-первых, НДС по определению работает против роста производства с высокой добавленной стоимостью. НДС вводился в период гиперинфляции, когда другие налоговые доходы стремительно обесценивались. Хотя в силу технологии начисления он способствует раскрутке инфляции, в начале 90-х годов он играл роль основного стабилизатора доходной части бюджета. Сегодня ситуация изменилась. Главными приоритетами экономической политики стали задачи перехода на инновационный путь развития и диверсификации экономики, а также подавления инфляции. Отмена НДС будет способствовать решению этих задач. Ведь этот налог по своей сути является налогом на усложнение производства: чем выше технический уровень и сложность изделия, тем больше бремя НДС. Этот налог ориентирует экономику на экспорт сырья (который не облагается НДС) и вынос обрабатывающей промышленности за рубеж.
Наиболее обремененными НДС оказываются самые наукоемкие товары, производство которых требует разветвленной кооперации, — неудивительно, что в России почти перестали производить воздушные и морские суда, радиоэлектронику, автоматизированные станки, технологические цепочки изготовления которых охватывают сотни и тысячи предприятий. Наконец, НДС крайне обременителен и для государства, ведь взимается в бюджет примерно одна десятая от его начисленного объема. Миллиону бухгалтеров приходится пересчитывать более половины валового продукта страны, чтобы выделить облагаемую величину чистой добавленной стоимости.
Во-вторых, нужна переоценка основных фондов. Объем начисляемой сегодня амортизации покрывает едва четверть расходов, требуемых для обновления изрядно изношенных основных фондов хотя бы в режиме их простого воспроизводства. Для преодоления тенденции деградации научно-производственного потенциала страны необходимо увеличить уровень инвестиционной активности вдвое. Без переоценки основных фондов в соответствии с их восстановительной стоимостью и соответствующего увеличения амортизационных отчислений предприятия обрабатывающей промышленности не смогут профинансировать необходимый для нормального развития объем капитальных вложений.
В-третьих, стоит вопрос о включении всех издержек, связанных с инновациями и освоением новой техники, в состав себестоимости продукции, включая все затраты на НИОКР, в том числе выполняемые сторонними организациями. Ведь для перехода на инновационный путь развития нам нужно на порядок повысить инновационную активность предприятий: сегодня лишь одна восьмая их часть осуществляет нововведения. Государство должно стимулировать инновационную активность предприятий, а не наказывать налогообложением соответствующих работ.
Кроме аргументов в пользу стимулирования развития экономики, есть еще требования социальной справедливости, которым действующая налоговая система явно противоречит. Речь идет, в частности, о восстановлении прогрессивной шкалы подоходного налога, отмене регрессивной шкалы социального налога, восстановлении налога на наследство и дарение имущества, приобретенного после 1991 года, а также о введении необлагаемого порога заработной платы на уровне прожиточного минимума. Фактически реформирование налоговой системы в последние годы шло в интересах недобросовестных нуворишей и коррумпированных чиновников, скрывавших доходы от налогообложения. Именно в их интересах в целях легализации сокрытых от налогообложения доходов были приняты решения о плоской шкале подоходного налога и отмене налогов на наследство
и дарение имущества.

— Есть ли что-то реальное за разговорами о пересмотре налоговой политики со стороны Минфина или это просто пиар?

— Я думаю, скорее второе. Ведь в концепции социально-экономического развития страны до 2020 года нет речи о сколько-нибудь существенных изменениях налоговой системы.
Вместо отмены НДС в Стратегии социально-экономического развития до 2020 года планируется «рост поступлений НДС на товары (работы, услуги), реализуемые на территории Российской Федерации, за счет развития секторов с высокой добавленной стоимостью, снижения доли экспорта в ВВП и повышения качества администрирования доходов». Остается только надеяться, что под давлением деловых кругов и общественности минфиновским чиновникам придется пойти хотя бы на обсуждение вопросов совершенствования налоговой системы всерьез, а не в порядке пиара.