Елена РУЗОВА: на переднем крае медицины

Текст | Анастасия САЛОМЕЕВА.
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

В 1986 году в подмосковных Люберцах приняло первых пациентов необычное медицинское учреждение — Люберецкая детская городская больница, объединяющая в своих стенах и многопрофильный стационар, и сильное поликлиническое звено. Сегодня больница известна далеко за пределами этого города: за качественной медицинской помощью в нее обращаются дети со всей Московской области, из Москвы, а нередко и из других регионов России. Профессионалы же в сфере здравоохранения не перестают восхищаться уровнем подготовки и мастерством работающих здесь специалистов.
С нашим корреспондентом беседует главный врач больницы Елена Рузова.

— Елена Афанасьевна, Люберецкая детская городская больница уникальна и по набору отделений, и по своим диагностическим возможностям. Не пора ли больнице сменить свой статус — стать крупным медицинским центром регионального уровня? Ведь все возможности и ресурсы у вас для этого имеются, а стране остро не хватает таких учреждений.

— Мне трудно судить о смене статуса, поскольку, как сотрудник больницы, я могу лишь изнутри видеть ее развитие. Но вы правы, у нас действительно большой потенциал. Люберецкая детская городская больница изначально создавалась как многопрофильное медицинское учреждение, единственное в Московской области. Такой она остается и по сей день.
В настоящее время мы принимаем около 10 тыс. детей в год в возрасте от нескольких дней жизни до 18 лет. Наши отделения хирургического профиля ежегодно обслуживают около 5 тыс. пациентов и проводят более 2 тыс. операций, причем довольно сложных.
Наша больница — один из лидеров детского здравоохранения Московской области. Мы находимся на переднем крае медицины, участвуем во многих областных и муниципальных пилотных проектах в сфере здравоохранения. Больница является базой для апробации и совершенствования не только медицинских технологий, но и организационных и финансово-экономических механизмов.
Многие из существующих сегодня клинических отделений больницы были сформированы еще в 80-х годах. Сейчас у нас 14 специализированных отделений, семь из которых имеют областной статус. Это отделение хирургии, где представлены все виды хирургии, в том числе и хирургия новорожденных, урологическое, травматологическое, два соматических отделения, два отделения восстановительного лечения. В структуру больницы входят психоневрологическое отделение, неонатальный и ожоговый центры.
Люберецкая детская городская больница — это не только стационар, но и сильное поликлиническое звено. Наша поликлиника рассчитана на 500 посещений ежедневно, здесь трудятся врачи всех специальностей. Такой тандем клинического и поликлинического звена очень важен, поскольку позволяет нам повышать качество оказываемой медицинской помощи и обеспечивать ее преемственность.
Еще одно наше преимущество — стабильный профессиональный коллектив. Большинство сотрудников больницы трудятся здесь с момента ее открытия, с 1986 года. Наши доктора пришли в больницу совсем молодыми специалистами и за 20 лет работы превратились в очень профессиональных врачей, обладающих уникальным опытом. Одно дело, когда врач лечит только поликлинических пациентов, а это менее тяжелая группа больных, и совсем другое — когда он также принимает участие в обследовании и лечении детей, находящихся в стационаре — как правило, больных с тяжелой патологией. В качестве примера приведу нашего окулиста. При медицинском наблюдении новорожденных детей, и особенно недоношенных, необходимо очень тщательно контролировать их зрение. Нередко окулисты, работающие в обычных поликлиниках, упускают этот момент, и у ребенка развивается патология. У нас же трудится настолько грамотный специалист, числящийся в поликлинике, но также работающий в стационаре, что я не помню случая за все время своей работы в больнице, когда бы у нее произошла ошибка в диагностике.
Многопрофильность позволяет нам иметь полный штат всех вспомогательных служб и оказывать пациентам весь спектр медицинских услуг. Вообще, мне кажется, что за многопрофильными больницами будущее. Конечно, должны быть крупные специализированные центры, цель которых — изучение и лечение особо тяжелых больных. Но их никогда не будет много. Многопрофильные же стационары, приближенные к месту жительства своих пациентов, снимают многие проблемы.
В частности, люди избавлены от необходимости обращаться за специализированной медицинской помощью в учреждения узкого профиля, расположенные, как правило, далеко от места их проживания.

— Ваша больница также славится своей диагностикой.

— Да, у нас очень сильная диагностическая база, хорошие результаты и богатый материал. В больнице проводятся ультразвуковые исследования всех органов и систем, а также лечебно-диагностические эндоскопические исследования и операции. Наших специалистов в области диагностики хорошо знают в Московском научно-исследовательском клиническом институте: нередко на базе больницы он проводит занятия для специалистов.

— Люберецкая детская городская больница активно участвует в приоритетном национальном проекте в области здравоохранения. Как прошли для вас первые два года его реализации?

— Вы знаете, когда проект только начинался, я, как и многие другие врачи, думала, что нас снова ждет очередная реформа здравоохранения — с хорошим посылом, трудным выполнением и безрезультатным концом. Не совсем справедливым казалось и то, что из всей системы здравоохранения выхватили лишь поликлиническое звено, оставив без внимания стационары. Но прошло время, и я поняла, что авторы проекта были более дальновидны, чем мы, врачи на местах. Очень правильно, что упор сделан именно на первичное звено, самое слабое и запущенное в нашей системе здравоохранения. К тому же предусмотренные в проекте меры оказались действительно эффективными и изменили работу не только поликлиник, но и стационаров.

— Как именно?

— Во-первых, совершенно преобразилось поликлиническое звено. Например, раньше крайне трудно было найти желающих работать в детской поликлинике. Скажем, у нас на десяти участках трудилось всего пять человек далеко запенсионного возраста, и мы с ужасом думали, где искать им смену. Задержать молодых врачей, которые проходили в нашей больнице интернатуру, не представлялось возможным: как правило, эти ребята, проработав у нас обязательный год, сразу увольнялись и устраивались туда, где им предлагали лучшие условия. И вдруг с началом национального проекта в нашей поликлинике оказались заполнены все ставки, пришли грамотные молодые врачи. Я думаю, что на людей повлияло не только повышение уровня заработной платы, предусмотренное в нацпроекте, но и возможность профессионально совершенствоваться и расти, работая на современном оборудовании.
Во-вторых, усиление первичного звена освободило стационары от выполнения чисто поликлинических функций. Так, в рамках национального проекта в нашу поликлинику была поставлена современная и очень качественная аппаратура, что позволило открыть дневной стационар. Признаюсь, еще недавно я не была сторонницей этой идеи, считала, что дневной стационар — лишнее звено в системе здравоохранения. Но, как выяснилось, при должном техническом оснащении это очень востребованная вещь. Располагая соответствующим оборудованием, мы теперь можем проводить сложные обследования и лечение целой группы больных в максимально комфортных для них поликлинических условиях.
В результате в больничный стационар стало поступать больше сложных пациентов, что в свою очередь дало новый импульс развитию всех клинических отделений. Например, сейчас у нас есть даже торакальные койки, мы занимаемся хирургическим лечением легочной патологии, а это одно из самых сложных направлений медицины.

— В вашей больнице стало больше пациентов, для обследования и лечения которых необходимо применение высоких технологий и сложного медикаментозного лечения. Все это требует повышения уровня финансирования и материально-технической оснащенности. Не пора ли, на ваш взгляд, предусмотреть в национальном проекте меры, направленные на стимулирование развития стационаров?

— Я считаю, что такие меры не заставят себя долго ждать. Раз в приоритетном национальном проекте настолько грамотно была продумана программа усиления поликлинического звена, не далек тот час, когда власти займутся и повышением значения стационарной службы и ее материально-технической модернизацией.
Национальный проект — серьезная реформа, и она ни в коем случае не должна закончиться. Вы знаете, не так давно я задумалась, почему все предыдущие благие начинания государства в области здравоохранения не приводили к столь положительным результатам, как национальный проект «Здоровье». И поняла, что секрет сегодняшнего успеха кроется в двух моментах. Первый — проект предусматривает продуманную и многогранную программу действий, подкрепленную финансированием. Второй — реализация проекта на местах жестко контролируется на всех уровнях.

— В рамках нацпроекта в медицинские учреждения страны поставляется современное оборудование. Для многих поликлиник довольно остро стоит вопрос подготовки и переподготовки персонала для работы с ним. У вас была эта проблема?

— Нет, не было. Сегодня в российские поликлиники поступает прекрасная аппаратура. Более того, мы вольны сами выбирать и заказывать любое оборудование из очень длинного списка возможного. Но при этом надо понимать, что именно тебе нужно и смогут ли твои специалисты на нем работать. Так, в нашу поликлинику в рамках национального проекта был поставлен японский рентгеновский аппарат. Но прежде чем его принять, нам полагалось подготовить помещение (его соответствие требованиям проектной документации контролировал поставщик). После того как мы получили аппарат, ответственность легла на меня, главного врача больницы. Моя задача заключалась в том, чтобы наши специалисты, уже знакомые с рентгеновским оборудованием, научились работать именно на этом аппарате. Отмечу, что их обучение у нас также проводил поставщик. А когда аппарат заработал, ответственность за эффективность его использования легла уже на работающего на нем специалиста.

— Сегодня перед многими медицинскими учреждениями остро стоит кадровая проблема. Перед вами тоже?

— Сейчас уже нет, но еще недавно она действительно стояла очень остро, особенно в отношении среднего медицинского персонала. Во многом выровнять ситуацию помог национальный проект, где предусмотрены меры, позволяющие удержать специалистов. Это, в частности, и довольно приличное повышение заработной платы. Радует, что сегодня уровень зарплат наших специалистов ненамного отличается от того, что получают столичные врачи. Люберцы находятся рядом с Москвой, и раньше, как только в столице происходила очередная прибавка к заработной плате медиков, наши люди уходили. Сегодня же все изменилось. Так, последняя прибавка к заработной плате медицинских работников по Московской области составляет 20—25% в зависимости от специальности. И это, естественно, не предел. Кроме того, как я уже говорила, в рамках национального проекта в нашу поликлинику поставлено прекрасное оборудование, а для многих работа с ним — дополнительный стимул, возможность профессионального совершенствования.
Сегодня в Люберецкой детской городской больнице нет кадрового голода, но все же я не могу сказать, что нам не требуются квалифицированные кадры. В клинической медицине есть очень тяжелые специальности, например анестезиолог-реаниматолог. В таких специалистах нуждаются больницы всей страны, однако люди идут не очень охотно: работа тяжелейшая, а зарплата не сильно отличается от той, которую имеют врачи терапевтического и хирургического профилей. Мне кажется, что этот вопрос тоже нужно решить на государственном уровне.

— В Московской области сегодня очень многое делается для поддержки медицинских учреждений и развития здравоохранения. Вверенное вам медицинское учреждение чувствует на себе заботу региональных властей?

— Да, конечно, мы чувствуем большое внимание и к себе, и к вопросам охраны детства в целом. Люберецкой детской городской больнице очень помогают и Правительство Московской области, и областной Минздрав, и администрация Люберецкого района, и лично ее глава Владимир Петрович Ружицкий. При поддержке местных властей мы смогли сделать ремонт в отделениях больницы, произвели замену лифтов, район часто помогает нам с покупкой необходимой аппаратуры. Из областного бюджета в этом году наша больница получила
25 млн руб. на ремонт стационарных отделений. Это очень большие деньги и крайне своевременная помощь.

— Я знаю, что при помощи областного Министерства здравоохранения в больнице было усовершенствовано неонатальное отделение, ныне это Московский областной неонатальный центр…

— Неонаталогия — очень сложная, затратная и необходимая отрасль здравоохранения, которой государство всегда уделяло пристальное внимание. Неонатальное отделение создано в нашей больнице еще в 1986 году. Фактически с первых дней существования отделения из всех родильных домов и стационаров Московской области в него стали поступать дети с патологией периода новорождения — как доношенные, так и недоношенные. Очень часто малыши нуждались в хирургических операциях, но, к счастью, уже тогда в больнице работали опытные и грамотные хирурги. Сначала мы оперировали малышей в тех условиях, которые были, а выхаживали их в обычной реанимации. Естественно, долго так продолжаться не могло, и мы стали думать о том, как улучшить ситуацию. Однако стране в те годы было уже не до медицины и ни о каких новациях не могло быть и речи. К счастью, мы нашли взаимопонимание с областным Минздравом и при его поддержке в неонатальном отделении открыли отделения хирургии новорожденных, их реанимации и интенсивной терапии.
Вскоре по программе областного министерства Люберецкий родильный дом, расположенный рядом с нашей больницей, стал принимать на роды жительниц всей Московской области с заведомо установленными внутриутробными пороками плода. Сегодня алгоритм наших действий следующий: в роддоме этих женщин родоразрешают, и при необходимости в течение суток мы забираем их с детьми к себе, проводим обследование малышей, их лечение и выхаживание. Так у нас появился целый неонатальный комплекс, в котором новорожденный может получить полноценную, разнопрофильную и поэтапную медицинскую помощь.

— Важная часть комплекса — областное психоневрологическое отделение для детей до года.

— Да, очень часто у недоношенных детей наблюдается целый букет заболеваний и проблем. Могут быть обнаружены перинатальные поражения нервной системы, осложнения после перенесенных нейроинфекций, родовых травм, задержки психомоторного развития. Чтобы малыш пришел в норму, ему нужно пройти в нашем психоневрологическом отделении несколько курсов. Помимо диагностики и медикаментозного лечения здесь применяется большое количество реабилитационных методик: массаж, водные процедуры в собственном бассейне, микрокомпьютерная и традиционная физиотерапия и др. В этом отделении сделано все для того, чтобы малыши и их мамы чувствовали себя максимально комфортно. У нас открыта шикарная игровая комната, где каждая игрушка несет определенную функциональную нагрузку. И, кстати, это единственное отделение в больнице, где полностью сделан евроремонт. В оборудовании этого отделения нам очень помогли районная администрация и спонсоры.

— Сейчас альтернативой государственным медучреждениям являются частные клиники. Что, на ваш взгляд, нужно сделать для того, чтобы в этой конкурентной борьбе побеждали государственные медицинские учреждения, априори обладающие и бо`льшим опытом, и более квалифицированным медицинским персоналом, но зачастую лишенные комфортных условий для обслуживания пациентов?

— Мне сложно ответить на этот вопрос, поскольку я никогда не работала в частной клинике. Но я считаю, что далеко не всегда деньги, заплаченные пациентом за лечение, дадут ему то, что он ожидает получить. Не хочу сказать ничего плохого о специалистах платных клиник, но мне кажется, что по своему опыту большинство из них сильно отстает от своих коллег из государственных медицинских учреждений. Немногие россияне сегодня могут позволить себе лечиться за большие деньги. А следовательно, и врачи в частных клиниках наблюдают меньшее число пациентов, меньшее количество клинических случаев, проводят меньше операций. К тому же многое зависит от менталитета. Я убеждена, что врач, работающий в государственной клинике, иначе относится к своим пациентам, нежели его коллега из частного сектора. Мы не берем с человека деньги за каждое обследование, а поэтому стараемся полностью провести необходимую диагностику, чтобы получить полную картину болезни. В частной же клинике любое обследование стоит денег. Но далеко не каждый больной может заплатить за комплексное обследование и лечение, а значит, он не получит полноценной медицинской помощи.

— Как вы оцениваете меры, направленные на поддержку материнства и детства, которые заложены в приоритетном национальном проекте? Достаточно ли их для того, чтобы улучшить демографическую ситуацию в стране и комплексно повлиять на здоровье маленьких россиян?

— Это своевременные и необходимые действия, но только на них останавливаться нельзя. Вообще, мне кажется, что меры национального проекта по поддержке материнства и детства — это лишь начало, со временем данное направление ПНП «Здоровье» перерастет в отдельную государственную программу.
Наступивший год объявлен в России Годом семьи, и сегодня, насколько я знаю, во многих регионах страны создаются комплексные программы, направленные на поддержку семьи и детства. Так, в Люберецком районе близка к завершению разработка целевой районной программы «Здоровая семья — здоровые дети». Меры, заложенные в ней, делятся на два направления. Первое — это работа с благополучными семьями. В фокусе второго направления — социально неблагополучные семьи, где большое внимание должно уделяться не только детям, но и их родителям. В частности, медицинская работа с детьми из неблагополучных семей будет включать более частые и с другими сроками, чем у обычных детей, диспансеризации, проведение скринингов на выявление социально опасных заболеваний, различные меры поликлинического, стационарного и санаторно-курортного оздоровления. Отдельная работа предстоит психологам и педагогам, которые займутся адаптацией таких детей к нормальной жизни.
Администрация Люберецкого района Московской области сейчас проводит колоссальную работу в этом направлении, и, думаю, она принесет свои плоды. Наверное, в скором времени жизнь заставит нас создать подобную программу, где будут гармонично сочетаться и медицинская, и социальная сферы, на федеральном уровне.
Отдельно хочу сказать о программе, предусматривающей открытие перинатальных центров по всей стране. Как неонатолог, я не могла не обрадоваться этой инициативе. Ведь все наше здоровье и нездоровье во взрослом возрасте идет из детства. Очень хорошо, что о ребенке теперь будут заботиться еще до его зачатия, что его станут наблюдать в течение всего внутриутробного периода жизни, а при появлении на свет заботу о малыше возьмет на себя профессиональный врач-неонатолог. Кстати, в ближайшее время в поликлинике Люберецкой детской городской больницы планируется ввести ставку врача-неонатолога, этот специалист будет заниматься только новорожденными детьми. Я считаю, что такой врач нужен в любой детской поликлинике, поскольку педиатр не так хорошо знает грудных детей, как узкий специалист, и может не определить вовремя некоторые недостатки развития своих маленьких пациентов.
Первые полгода жизни ребенок обязательно должен находиться под присмотром неонатолога.

— Какие еще меры, на ваш взгляд, следует предусмотреть в национальном проекте?

— Нужно взять на контроль вопрос подготовки медицинских кадров. В медицине хорошего специалиста нельзя получить за год-два, для этого нужно как минимум десять лет практики. Но даже состоявшийся специалист должен все время учиться. Сейчас медицина развивается очень интенсивно, врачу надо постоянно быть в курсе событий, знать, что нового произошло в медицинских технологиях, в фармакологии, в лечении. Конференции, семинары — это все хорошо, но они не заменят системы непрерывного обучения. Я считаю, меры по профессиональному совершенствованию врачей должны быть хорошо продуманы и заложены в национальный проект и обязательно подкреплены финансами.

— Уровень вверенного вам медицинского учреждения и задачи, которые оно призвано решать, предполагают, что работать здесь должны высококлассные профессионалы. Кто ваши сотрудники?

— Как я уже говорила, наш коллектив в основном сформировался еще в 80-х годах. Сейчас здесь трудится 450 человек — все это грамотные и очень опытные специалисты. Благодаря им в больнице сложился хороший психологический и нравственный климат, у нас высокие требования к ответственности сотрудников, их профессионализму и моральным качествам.
Каждого же нового сотрудника я, что называется, пропускаю через себя, обязательно беседую с человеком. Кроме того, мы всегда пользуемся правом, которое нам дано государством, — берем людей на работу с испытательным сроком. За два-три месяца всегда можно понять, с кем ты имеешь дело. Если человек нас устраивает и принимает нашу идеологию, он остается.

— А какие люди вас устраивают?

— Хорошо подготовленные с профессиональной точки зрения, стремящиеся развиваться и не боящиеся работы. Кроме того, имеющие определенные морально-этические принципы: к детям нельзя допускать нечистоплотных людей. И конечно, обязательна любовь к детям. Если ее нет, то работать с маленькими пациентами ты никогда не сможешь.
Недавно мы открыли при больнице храм святителя Луки, архиепископа Симферопольского. И я знаю, что наши врачи очень часто заходят туда, особенно если им предстоит тяжелая операция. Если бы люди не любили детей, наверное, они бы так к этому не относились!

Елена Афанасьевна Рузова
в 1975 году с отличием окончила педиатрический факультет Второго Московского ордена Ленина государственного медицинского института им. Пирогова.
С 1976 года работала врачом-педиатром в детском отделении родильного дома московской городской клинической больницы № 70. С 1980 по 1982 год проходила клиническую ординатуру во Всесоюзном научно-исследовательском институте клинической и экспериментальной хирургии по специальности «Лабораторная диагностика». С 1982 по 1984 год трудилась в городской больнице № 15 г. Москвы врачом клинической лабораторной диагностики. С 1984 по 1986 год работала преподавателем курса «Педиатрия» в медицинском училище № 7 г. Москвы.
С 1986 года работает в МУЗ «Люберецкая детская городская больница». В течение девяти лет была заведующей неонатальным отделением недоношенных детей. В 1995 году назначена главным врачом больницы.
Заслуженный работник здравоохранения Московской области. Награждена знаками «Отличник здравоохранения», «Золотая звезда Славы».

МУЗ «Люберецкая детская городская больница» (ЛДГБ) — единственное в Московской области многопрофильное специализированное детское лечебно-профилактическое учреждение. Больница открыта в 1986 году. Сегодня в ее структуру входят стационар на 315 коек и поликлиника, рассчитанная на 500 посещений в день. За год здесь проходят обследование и лечение более 10 тыс. детей в возрасте от нескольких часов жизни до 18-летнего возраста. В отделениях хирургического профиля ежегодно получает лечение более 5 тыс. пациентов, которым выполняется свыше 2 тыс. операций. В больницу обращаются дети не только из Люберецкого района, но и со всей Московской области и из других регионов России.
В ЛДГБ 14 специализированных лечебных отделений, семь из которых (урологическое, хирургии новорожденных, реанимации и интенсивной терапии новорожденных, два психоневрологических, детский ожоговый центр, неонатальный центр) имеют статус областных.
В больнице используются новейшие методы диагностического обследования и лечения больных. Наличие современной эндоскопической аппаратуры в детском хирургическом отделении позволяет активно использовать малоинвазивный метод эндохирургии.
В ЛДГБ трудится 446 человек, из них 85 врачей. Высшую категорию имеют 26 врачей, первую — 12, вторую — один. Пять врачей имеют ученую степень, из них четыре кандидата медицинских наук и один доктор медицинских наук. Трое сотрудников отмечены знаками «Отличник здравоохранения», двое — «Заслуженный работник здравоохранения Московской области».
ЛДГБ — клиническая база Люберецкого медицинского колледжа, здесь получают теоретические знания и практические навыки будущие медицинские сестры и фельдшера.