Музей первого ряда


Текст | Сергей КАРПАЧЕВ

19 октября 2007 года — день открытия Радищевского музея после реставрации — уже стало историей. Выступая на церемонии, губернатор Саратовской области Павел Ипатов высоко оценил качество работы саратовских инженеров, строителей, реставраторов, архитекторов, музейщиков, всех, кто эти годы трудился не за страх, а за совесть. Сколько было разработано нестандартных приемов решения в принципе невыполнимых, как казалось, задач. Саратовцы смогли музей века девятнадцатого с его изысканной коллекцией, широтой выставок и богатством запасников превратить в музей двадцать первого века. Сумели сделать свою работу с душой, со смыслом, на века.

Он стоит в центре старого города, на бывшей Театральной площади, в соседстве с домами, равными ему стилем и возрастом. Этот первый в провинциальной России художественный общедоступный музей для посетителей всех сословий, который основал и создал флотский офицер и художник-маринист Алексей Петрович Боголюбов. Внук автора знаменитого «Путешествия из Петербурга в Москву» Александра Николаевича Радищева, чье имя музей и получил при основании. История создания Радищевского музея изобилует поворотами и совпадениями, подчас неожиданными и труднообъяснимыми. Мистики ищут в хитросплетениях музейной судьбы вещие знаки, а люди, крепко стоящие на родной саратовской почве, объясняют все особенностями российской действительности.
Когда в 1877 году гласные Саратовской городской думы объявили почтенному собранию о намерении живописца Боголюбова основать в столице губернии музей, в обществе это известие вызвало большой резонанс. В газетах разгорелась полемика, в которой партия сторонников начинания говорила о пользе просвещения и воспитания народа, а противники больше упирали на то, что в губернской столице дурно замощены дороги, казна скудна и в подобных условиях музей учреждать — верх мотовства.
Полемика тянулась, то затихая, то усиливаясь, и все шло к тому, что дело заболтают и забудут. Но потерявший терпение художник заявил: либо Саратов принимает его коллекцию живописи — оцененную в 75 тыс. руб., фантастическую по тем временам сумму, и начинает строить музей, или музей он откроет в Пензе. Кроме того, государь император Александр III, который знал, уважал и ценил Боголюбова, состоял с ним в дружеских отношениях, выразил монаршее одобрение начинанию и обещал оказать новому музею свою поддержку.
Деваться при таких обстоятельствах отцам города стало некуда, и решение о строительстве наконец-то приняли. Проект заказали известному петербургскому архитектору Ивану Штрому. В 1885 году музей был торжественно открыт. Император прислал на имя Боголюбова телеграмму, которая хранится и по сегодняшний день: «Радуюсь освящению Радищевского музея, которому от души желаю успеха и процветания на художества и искусства России. Саша».

Коллекция пристрастий

Коллекция, положившая начало собранию музея, отражала в первую очередь личность и пристрастия Алексея Петровича и долгое время была единственной в России, где европейская живопись оказалась представленной более полно, нежели отечественная. Это объясняется тем, что Боголюбов долгое время жил во Франции, был дружен со многими французскими коллегами: Шарлем Добиньи, Эженом Изабе, Камиллом Коро. Их работы и сегодня можно увидеть в залах Радищевского музея.
Редкий музей может похвастаться полотнами Репина. А в Радищевском имеются целых шесть шедевров мастера. И тоже благодаря Франции: в 1874 году группу выпускников Российской академии художеств отправили в Нормандию на натурные этюды. В числе пансионеров был и Репин, а руководил экспедицией профессор академии Боголюбов. Там и сложилась их дружба, которая продолжалась долгие годы. «Портрет Нади Репиной» — украшение коллекции саратовского музея, Боголюбов очень им дорожил, хранил его в личной коллекции. И этот шедевр участвует практически во всех выставках работ Репина в стране и за границей.
Покровитель Боголюбова император Александр III оказался щедрым меценатом и исполнил свое обещание принять участие в создании коллекции музея. С его разрешения Алексей Петрович отобрал из запасников Эрмитажа некоторое количество картин. Была среди них и работа биографа великих художников эпохи Ренессанса Джорджо Вазари. Многие читали его книгу «Жизнеописания», но далеко не всем посчастливилось видеть картины самого Вазари. Работ младшего современника Рафаэля не так много в музеях мира. И картина «Триумф Вакха» вполне законно занимает почетное место в экспозиции.
Коллекция Радищевского музея в первые годы своего существования пополнялась пожертвованиями Академии художеств, меценатов братьев Третьяковых, скульптора М.М. Антокольского, известного в те годы собирателя искусства
В.А. Звенигородского. В течение ХХ века музейное собрание увеличивалось — начинаясь с 7 тыс. единиц хранения, теперь оно располагает 25 тыс. экспонатов. Сюда были переданы богатейшие коллекции из окрестных дворянских усадеб. Появились картины Брюллова, Саврасова, Сурикова, Левитана, Серова, Коровина, Борисова-Мусатова, Петрова-Водкина. В коллекции собраны русская и зарубежная скульптура и графика XVII—XVIII веков, иконы, старинные книги, предметы декоративно-прикладного искусства.

Возвращение к истокам

Со времени открытия музей ни разу капитально не ремонтировался, и с годами он ветшал все больше и больше. В постперестроечные годы стало как-то не до искусства: и мостовые снова оказались никуда не годны, и с деньгами в городской казне тоже было нехорошо. Только после того, как с потолка в одном из залов оторвался кусок лепнины, по счастью, никого не убив, музей закрыли — на реконструкцию.
Хотя правильнее было бы назвать этот процесс возрождением: решили восстановить здание музея в первоначальном облике. Задача была сложности неимоверной: здание стоит на просадочных грунтах, в войну городские строители совершили ошибку — рядом с музеем построили бомбоубежище, которое постепенно заполнилось водой и эти воды стали подтапливать музейный фундамент. Стены пошли трещинами.
Чтобы сохранить архитектурные особенности здания, строители применили нестандартные решения при замене фундамента и усилении стен, использовали новые технологии гидроизоляции.
«В советское время интерьеры музея сильно изменили, поставили ненужные перегородки, заделали многие окна, — рассказывает заместитель генерального директора музея Людмила Леонидовна Калинина. — В ходе ремонта мы придали зданию первоначальный вид, сделали его таким, каким его строил Алексей Петрович Боголюбов».
Ремонтные работы продолжались шесть лет. Поскольку музей находится в центре города, то места, достаточного для того, чтобы подогнать кран и строительную технику, не было, и поэтому практически все работы выполняли, что называется, руками. Были заменены все межэтажные деревянные перекрытия на железобетонные, установлены металлические стропила. Пришлось менять все инженерные сети — отопление, вентиляцию, электропроводку.
Вместе с тем историческое здание получило суперсовременные системы климат-контроля, освещения, безопасности и прекрасно оборудованный компьютерный центр, и это стало финалом превращения в музей XXI века. Мозаика столетних картин, писанных кистью и красками, перетекает в файловое пространство каталога, в каждой папке которого лежит электронная копия шедевра, оцифрованная «единица хранения».
Разумеется, новый интерьер потребовал изменения принципов построения экспозиции. Полотна О.А. Кипренского, К.П. Брюллова, И.К. Айвазовского открывают коллекцию живописи XIX века. За ними следует подборка передвижников и академистов второй половины века: Ф.А. Бронникова, Г.И. Семирадского,
И.Е. Репина. Тут же в соседстве великолепные пейзажи
И.И. Левитана, Ф.А. Васильева, А.А. Иванова. В залах западноевропейской живописи представлены произведения немецких мастеров XV столетия, итальянская живопись XV—XVII веков, «малые голландцы» и очень полно — французская барбизонская школа, со многими членами которой был дружен основатель музея.
Особо выделены залы, посвященные творчеству Алексея Петровича Боголюбова, истории создания коллекции — тут собрана самая большая коллекция его работ: свыше 200 картин и набросков, около 1 тыс. листов графики.
Впервые в музее появился отдельный зал, посвященный православному искусству: в нем представлены иконы XV века «Чудо Георгия о змие и избранные святые», «Пресвятая Тихвинская богородица», экспонируются облачения священнослужителей, церковная утварь.
Художник, историк искусства и основатель русской школы реставрации Игорь Грабарь, работы которого также в экспозиции музея, как-то заметил, что сильная художественная школа возникает тогда и только там, где есть свой музей. И это так: на саратовской земле творили многие выдающиеся художники ХХ века. В Радищевском музее великолепное собрание русского модерна — работы В.Э. Борисова-Мусатова, К.П. Петрова-Водкина, А.Н. Бенуа, П.В. Кузнецова, Р.Р. Фалька. Музейную коллекцию живописи дополняют полотна авангардистов из группы «Бубновый валет» П.П. Кончаловского, А.В. Лентулова, И.И. Машкова.
Русский символизм в живописи родом из Саратова:
в этом городе в начале ХХ века открылась выставка объединения «Алая роза» — знаковая выставка, ставшая манифестом символистов от живописи. Фонды живописи русского символизма и авангарда, работы футуристов начала ХХ века — все это хранится в сокровищнице Радищевского музея.
Есть в хранилищах и коллекции, без которых не может обойтись ни один уважающий себя музей: огромное собрание коллекционного русского и зарубежного фарфора, стекла, серебра, бронзы. И на многие экспонаты по­просту не хватает места — даже теперь, несмотря на проведенный ремонт.
Лувр на волжских берегах, младший брат Третьяковки… Как только ни называли этот музей, стараясь показать его масштаб и значение. Но Радищевский как первый публичный музей старше Третьяковской галереи и уже в силу одного данного обстоятельства младшим быть не может.
Это музей, имеющий соб­ственное лицо, основанный моряком и художником Боголюбовым, поддержанный императором Александром III и сотнями бескорыстных дарителей. Он не хуже и не лучше Эрмитажа, Лувра, Третьяковки, музея Прадо. Он просто стоит в одном ряду с ними. На равных.