Могикане регионов


Текст | Александр ВЫСОЦКИЙ, политический обозреватель

Обновление губернаторского корпуса продолжается полным ходом.

Несмотря
на предвыборный период, в котором формально пребывает страна, не прекращается
процесс замены старых губернаторов новыми. То есть в региональной политике центр
чувствует себя очень уверенно.
Думские выборы отчасти спровоцировали два новых кадровых решения, принятых в
конце декабря. Смоленскую область теперь будет возглавлять Сергей Антуфьев,
а Ярославскую — Сергей Вахруков.
Предыдущие руководители переехали в столицу, заняв кресла в Госдуме и Совете
Федерации. По мнению ряда эскпертов, отставки губернаторов связаны с относительно
низким процентом «Единой России» на выборах в этих регионах. Так, в Смоленской
области Виктора Маслова «ЕдРо» набрала 53,17%, а в Ярославской (губернатор Анатолий
Лисицын) — 53,9%, что примерно на 10% ниже среднероссийского результата. Но
«Единая Россия» — это не главное. Данные кадровые решения логично вписываются
в ключевой тренд ре-гиональной политики — процесс замены сильных региональных
лидеров на более слабых функционеров.
Виктор Маслов — отставной генерал ФСБ, и его прошлое и контакты с бывшими сослуживцами
гарантировали повиновение региональной бизнес-элиты. А Анатолий Лисицын начал
руководить Ярославской областью еще в 1991 году. И Маслов, и Лисицын полностью
контролировали ситуацию в своих регионах и были довольно самостоятельными. Новые
назначенцы проигрывают им и по статусу, и по влиянию в регионе.
Политическая биография Сергея Антуфьева начинается с 2003 года. Он был зампредом
Комитета Думы по делам СНГ и связям с соотечественниками, членом Комиссии по
противодействию коррупции (фракция «Единая Россия»).
Сергея Вахрукова в его регионе знают лучше. В 1991 году он был председателем
Комитета по делам молодежи Ярославского облисполкома, в 1991—1994 годах — госсекретарем
администрации Ярославской области, с 1996-го — первым замом ярославского губернатора.
В 1996—2000 годах занимал должность председателя областной думы. С 2000-го является
заместителем полномочного представителя президента РФ в Уральском федеральном
округе.

Первопричины

Естественно, нюансы региональной политики вызывают неустанное внимание как
общества, так и специалистов. Логика состоявшихся и возможных будущих снятий
и назначений — вот что волнует умы.
Здесь нужно смотреть в контекст отношения центральной власти к власти региональной.
И тогда получается, что наиболее вероятными кандидатами в преемники губернаторов
являются люди, во-первых, «неэлекторабельные», а во-вторых, очень возможно,
еще и не местные. Так, на должность руководителя Новгород-ской области назначен
замминистра сельского хозяйства, который до этого, по выражению политолога Владимира
Звоновского, «Новгородскую область только на карте видел».
«Конечно, — продолжает Звоновский, — необходимо назначить человека, которого
бы элита восприняла. Но в то же время необходимо назначить человека, который
бы не был связан с этой элитой. Возможно, это делается осознанно, потому что
в этом случае элита не объединяется вокруг нового руководителя, а апеллирует
к федеральным чиновникам, депутатам и все нити власти собираются в Москве. С
точки зрения путинской централизации эта автократия выглядит достаточно логично.
Стратегическая задача государственной бюрократии — не допустить концентрации
власти в регионах. Власть на местах надо максимально раздробить. И именно по
этой причине сначала меняются руководители силовых органов — чтобы руководители
федеральных служб на местах замыкались не на губернатора, не на какие-то группы
в регионе, а непосредственно на Москву. Чтобы апелляция по всем спорным вопросам
и соответственно концентрация административных, финансовых и гуманитарных ресурсов
происходили в Москве. Поэтому здесь (в регионе. — Ред.) не нужен сильный
руководитель».
Надо сказать, что присущие смене губернаторов и описанные выше черты региональной
политики являются скорее политическим механизмом, «антуражем» принятых решений.
В каждом конкретном случае существуют свои особенные причины, по которым тот
или иной человек назначается или снимается.

Меню

Замены губернаторов в регионах начинались медленно и постепенно и поначалу
касались только регионов «планового» истечения полномочий. Первая принудительная
отставка губернатора произошла 9 марта 2005 года, и в том году она осталась
единственной (Владимир Логинов, Корякия). В 2006-м тоже состоялась всего лишь
одна принудительная отставка губернатора. И вновь в регионе, который не хотел
укрупняться, и опять же при активном участии прокуратуры. 21 июля 2006 года
за «утрату доверия» был уволен губернатор Ненецкого АО Алексей Баринов, занявший
свой пост в феврале 2005 го-да, последним из избранных населением губернаторов.

В прошлом году в связи с утратой доверия президента снова уволен один-единственный
губернатор — Леонид Коротков (Амурская область). Указ о его отстранении от должности
Владимир Путин подписал 10 мая 2007 года. При этом Коротков стал первым уволенным
губернатором, который уже был наделен полномочиями по новой процедуре назначения.
То есть период неформальной неприкосновенности закончился и для «переназначенцев».

Тем паче стимулировать «подавать на доверие» уже практически некого: губернато-ров
— «народных избранников» осталось всего полтора десятка человек, при этом многие
политические тяжеловесы (Лужков, Громов, Ишаев, Полежаев, Толоконский, Позгалев)
весной и летом 2007 года уже сменили статус избранных на статус назначенных.
Все шире применяется практика «добровольных отставок». Вот что по этому поводу
говорит политолог Александр Кынев: «Всего в феврале 2005-го — сентябре 2007-го
добровольно ушли в отставку восемь глав регионов — два в 2005-м, один в 2006-м
и пять в 2007 году: А. Дзасохов (июнь 2005-го), В. Коков (сентябрь 2005-го),
М. Магомедов (февраль 2006-го), А. Алханов (март 2007-го), М. Машковцев (май
2007-го), М. Прусак, И. Малахов и К. Титов (все трое — август 2007-го). За данный
период было назначено 23 новых губернатора. Всего на эти 23 назначения приходится
восемь добровольных отставок, десять плановых истечений полномочий, три принудительных
увольнения, одно повышение (С. Собянин), одна смерть (М. Евдокимов). Назначение
новых губернаторов символизирует качественное изменение их роли: из политиков
главы регионов стали явно превращаться в администраторов-исполнителей. Именно
административную роль губернаторов и ослабление их зависимости от взаимоотношений,
в частности, с местными кланами и ФПГ символизирует все более растущая практика
назначения губернаторов-“варягов”, не имеющих никаких личных и иных связей с
регионами назначения и соответственно не отягощенных никакими внутрирегиональными
обязательствами как политического, так и экономического свойства. Всего из 23
новых назначенцев 2005—2007 годов к “варягам” могут быть отнесены 12 губернаторов.
Из них часть является “чистыми варягами”, то есть до этого в регионе не работали
(В. Шанцев, Г. Боос, М. Мень, С. Митин, В. Наговицын, Н. Колесов), часть либо
проработала в регионе некоторое время — обычно два-три года — в другой должности
(В. Потапенко, А. Тишанин, А. Кузьмицкий, В. Артяков), либо име-ла в регионе
какие-то интересы (О. Кожемяко). Случай с А. Карлиным — пример назначения губернатором
формального уроженца региона, однако давно из него уехавшего».

Ждем-с…

Кому же еще в губернаторском корпусе грозят серьезные перемены в жизни? С одной
стороны, не исключены замены в тех регионах, где достаточно долго и активно
разворачиваются всякие коррупционные дела, а с другой — можно ожидать отставки
пары-тройки губернаторов старой выучки, хотя вряд ли дело дойдет до ротации
лидеров республик.
Во время избирательной кампании федеральный центр, казалось бы, вряд ли заинтересован
в замене губернаторов, так как за короткий период новый человек на посту главы
региона просто не успеет должным образом отстроить исполнительную вертикаль.
Новые назначения могут случиться там, где полномочия губернатора истекают, где
его действия наносят явный публичный ущерб или где он просто утратил контроль
над ситуацией и от его увольнения хуже уже не будет. Из тех, у кого в ближайшее
время произойдет плановое окончание полномочий, следует отметить Георгия Шпака
(его полномочия истекают в марте 2008 года), в феврале 2008-го заканчивается
срок полномочий у магаданского губернатора Николая Дудова. Последний на общем
губернаторском фоне ничем не выделяется, и его дальнейшие перспективы зависят
от желания полпредства назначить нового человека. У прочих оставшихся избранных
полномочия истекают в конце 2008-го — начале 2009 года.
В конечном счете судьбу многих губернаторов решит исход голосования на выборах
президента РФ на территории их регионов. Не исключено, что многие из них по-новой
станут испрашивать доверия уже у нового президента страны. Хотя обеспечить себе
под шумок еще один период неприкосновенности вряд ли удастся.