Дети национального проекта


Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН и пресс-служба губернатора
Саратовской области

В областном перинатальном центре мы обсудили проблемы родовспоможения и реализации национального проекта «Здоровье» с заместителем министра здравоохранения Саратовской области — начальником Управления по охране материнства и детства Еленой Ермолаевой и главным врачом центра доктором медицинских наук, профессором Сергеем Архангельским.

— Елена Ивановна, Сергей Михайлович, расскажите, пожалуйста, какова ситуация с рождаемостью в Саратовской области?
Елена Ермолаева: В 2006 году рождаемость по области составляла 9,1 на тысячу населения (промилле), в 2007-м — 10,1 промилле, то есть рост за год на 11%! В прошлом году в Саратовской области родилось 26,7 тыс. детей. Это на 3 тыс. больше, нежели в 2006 году. За последние три года в три раза снизилась в регионе детская смертность.

— А какую роль в системе родовспоможения области играет областной перинатальный центр?
Елена Ермолаева:
За последние несколько лет мы выстроили уровневую систему родовспоможения в области. В эту систему входят родильные дома и родильные отделения больниц — там рожают женщины с низкой степенью риска, межрайонные перинатальные центры в крупных городах, таких как Балаково, Балашов и Энгельс, — там принимают роды у средней группы риска, а также областной перинатальный центр, который специализируется на высокой группе риска.
Областной перинатальный центр был образован в 2005 году по инициативе губернатора области Павла Леонидовича Ипатова на базе областного родильного дома. По своей идеологии, медицинским технологиям и организации он является одним из передовых в стране. Это высокотехнологичный центр полного цикла — от поликлиники до реанимации и выхаживания новорожденных. Здесь оказывается высококвалифицированная помощь «тяжелым» беременным и новорожденным. До 86% его пациенток относятся к высокой группе риска.
В структуре центра — консультативный амбулаторно-поликлинический блок, отделения патологии беременных, родильный блок, отделение реанимации новорожденных и отделение второго этапа выхаживания новорожденных. В последнем получают лечение малыши, которые прошли реанимацию и нуждаются в интенсивной терапии, в первую очередь это маловесные дети. Если раньше мы вынуждены были таких крох переводить в детские больницы, то сейчас они находятся на лечении в центре до полного выздоровления. В нашей практике есть случаи выхаживания недоношенных младенцев с весом всего 700 г. Сейчас готовимся к выхаживанию 500-граммовых. В ближайшие два-три года это станет обычным делом — материальная база позволяет.
За последние три года по областным целевым программам на приобретение оборудования для службы родовспоможения и детства направлено 133 млн руб. Перинатальный центр получил дыхательную аппаратуру для новорожденных, инкубаторы для выхаживания маловесных детей, лабораторное оборудование. Значительная часть техники закуплена им в рамках программы родовых сертификатов.
К 2010 году в нашей области появится еще один перинатальный центр. Под него в Саратове отводится большая площадь — 3 га. Он станет одним из 20 крупных перинатальных центров, которые будут построены в России по инициативе президента. Выделение средств осуществляется на условиях софинансирования: 750 млн руб. направляется из федерального бюджета и столько же из областного.

— Почему приоритет отдается высокотехнологичным перинатальным центрам, а не обычным родильным домам?
Елена Ермолаева:
Обычные роддома тоже строятся и реконструируются, на это областной бюджет выделяет значительные средства. Но за высокотехнологичными центрами будущее. Во-первых, потому что рожениц с различными патологиями год от года становится все больше — без патологий сегодня только 30%! Во-вторых, женщины сами, обладая таким инструментом, как родовой сертификат, выбирают современные центры. Вот в этом центре, где мы с вами находимся, есть и женщины из низких групп риска. Таким образом, возникает рынок медицинских услуг, здоровая конкуренция в отрасли.
Сергей Архангельский: Кстати, о качестве. Когда ввели родовые сертификаты, у некоторых моих подчиненных была позиция такая: как работали, так и будем работать, а добавку нам в любом случае дадут. Но когда кому-то начали добавлять, а кому-то нет, все поняли, что государственный «пряник» нужно заработать.
Распределение средств на доплаты у нас в центре происходит следующим образом. Для каждого отделения определена сумма, которую мы гарантированно оставляем. Мы говорим: это ваши заработанные деньги, распределяйте их сами в зависимости от того, кто как работал. Заведующие дают свои предложения, их утверждает комиссия коллектива в соответ­ствии со специальным положением. Я председатель этой комиссии. То есть в нашей системе появилась оплата труда по результату. Если есть жалобы от пациенток, доплата уменьшается.

— А как пациентка может оставить свою жалобу? В ящике, который мы видели у входа?
Сергей Архангельский:
Не только. У нас есть телефон доверия. В центре установлены аппараты, по которым пациентки и их род­ственники могут с нами связаться, — у меня в приемной, в приемном отделении центра. Кроме того, в последний день пребывания женщины в роддоме мы обязательно проводим анонимное анкетирование. Просим ответить, есть ли жалобы на обслуживание, покупала ли она лекарства.
Елена Ермолаева: Это важный момент, потому что сейчас ситуация такая, что в медучреждения существенные денежные средства приходят благодаря национальному проекту и очень значительному финансированию из областного бюджета. По сравнению с тем бедственным финансовым положением, которое было лет десять назад, — земля и небо. И нам важно, чтобы эти деньги «работали» на пациентов.

— А где готовите специалистов?
Елена Ермолаева:
Прежде всего в Саратовском государственном медицинском университете. На базе центра работают две кафедры: акушерства и гинекологии и педиатрии — направление неонатологии.

— Довольны теми студентами, которые сейчас учатся? Будут ли они носителями новой ментальности?
Сергей Архангельский:
Будут, может, не те, что заканчивают в этом и следующем году, но обязательно будут. Еще несколько лет назад треть студентов сразу заявляли, что они не пойдут в медицину. Те же из них, кто поступил, как я говорю, в эпоху нацпроекта, придут уже с другой ментальностью, идеология реформы здравоохранения завоюет их сердца.

— Вы согласны с утверждением, что здравоохранение сейчас «лежит» и его придется поднимать долгие годы?
Елена Ермолаева:
Сегодня мы не только в значительной степени восстановили, но и развиваем систему здравоохранения. Утверждать можно что угодно, но цифры повышения рождаемости и уменьшения смертности говорят сами за себя. Это объективные критерии.
Мы увидели сегодня не просто денежные вливания в сферу здравоохранения — мы увидели перспективы: оплата труда по конечному результату, развитие высоких технологий в медицине и доступность качественной медицинской помощи каждому.

— На ваш взгляд, национальный проект имеет какую-нибудь конечную точку или он будет и дальше развиваться?
Елена Ермолаева:
У национального проекта несколько направлений. Начинали осторожно, поэтапно. Сейчас все нововведения реально работают. То есть национальный проект из стадии экспериментов и поиска вышел, приобрел систематизированный вид. Перешел в стадию постоянной, планомерной работы.