Новый вид «хромой утки»


Александр ПОЛЯНСКИЙ

После того как президент Путин объявил о своем согласии стать главой правительства
при президенте Медведеве, стало ясно: Кремль решил использовать Путина как политического
тягача второй раз. Очевидно, что избирателю предложено голосовать не за Дмитрия
Медведева как такового, а за тандем Медведев — Путин, где Владимир Путин лишь
формально второй. В этой ситуации не возникает никаких сомнений в том, что кандидат
в президенты Медведев наберет в первом туре более 70% голосов: избиратель будет
голосовать в значительной степени за второго в паре — Путина, который только
в силу обстоятельств не идет первым.

Интрига в другом: сделал ли Путин свое заявление исключительно в предвыборных
целях или действительно на длительное время станет председателем Правительства
РФ? Судя по всему, действительно и на длительное время, потому что, выразив
готовность принять премьерский пост, он вряд ли теперь сможет отказаться или
поработать на нем чисто символический срок.

Следовательно, Владимир Путин, уходя с поста президента, превращается не в
некоего символического национального лидера или теневого руководителя, а сохраняет
позицию реального правителя. Во-первых, потому что в путинской политической
системе, как, впрочем, и в ельцинской, формальный пост используется как усилитель
реального влияния персоны, определяемого многими факторами: местом в элите,
масштабами контролируемой бизнес-империи и т. д.

Во-вторых, потому что, как отметили многие наблюдатели, Медведев — фигура во
власти не слишком самостоятельная, не имеющая собственной опоры (не считать
же таковой сообщество юристов-цивилистов!), не сумевшая пока создать базу для
серьезной элитной и общественной поддержки (национальные проекты — не чеченский
блицкриг Путина). Дмитрий Анатольевич в силу объективных причин не может выступать
координатором силовых структур, высший слой которых сегодня доминирует в политической
элите. Эта роль объективно окажется в руках Путина.

Вряд ли для того, чтобы реализовать такую модель, понадобится менять политическую
систему. Эксперты, утверждающие, что занятие поста премьера архитектором существующей
политиче-ской системы и лидером парламентского большинства означает де-факто
переход от президентской республики к парламентской, на мой взгляд, ошибаются:
это чисто утилитарное решение в рамках Конституции 1993 года — «конституции
свободной планировки».

Сам по себе пост председателя правительства в российской политической системе
— это по существу пост вице-президента. Глава кабинета, как показала новейшая
политическая история, может располагать совершенно разным объемом полномочий:
и узким кругом распорядительно-координационных, как «технические» премьеры Касьянов
и Фрадков, и полномочиями действительного, «политического» премьер-министра,
как на определенном этапе Черномырдин, и даже полномочиями фактического правителя
страны, как Примаков. Он, напомню, в период руководства кабинетом министров
замкнул на себя не только социально-экономическую, но и внешнеполитическую,
оборонную и правоохранительную проблематику. Круг полномочий председателя правительства
определяется президентом РФ, и часто под влиянием привходящих обстоятельств.

У Бориса Ельцина, в результате кризиса 1998 года превратившегося в «хромую
утку», не осталось почти никакого влияния — все забрало правительство Примакова.
Осталось только одно право — отправить премьера в отставку, коим Борис Николаевич
в конце концов и воспользовался, опираясь на поддержку ряда влиятельных сил.

Медведев будет даже слабее Ельцина-1998. Путин придет «на правительство» как
фактиче-ский глава партии «Единая Россия», целиком контролирующей всю представительную
власть в стране сверху донизу. Кроме того, почти 70% голосов, которые наверняка
наберет Медведев на выборах, окажутся полностью заслугой фактически выбираемого
с ним в паре кандидата в премьеры Путина. Новый президент сразу становится «хромой
уткой». И Путин сможет только сам отправиться в отставку.

Возможно, в ближайшие годы и произойдет отход Владимира Путина от положения
правителя страны, но, во-первых, постепенный, а во-вторых, не факт, что адресатом
передачи полномочий будет Медведев.