Меньшее из зол


Текст | Александр ПОЛЯНСКИЙ

С официальным выдвижением Медведева противоречия в политической элите отнюдь не завершаются — они только начинаются.

10 декабря главная интрига последних двух лет раскрылась: на пост президента выдвинут Дмитрий Медведев. Это была полная неожиданность и для политического истеблишмента, и для экспертного сообщества. Медведев так долго, дольше всех, считался кронпринцем, что в его воцарение уже перестали верить.

Фальстарт оказался настоящим стартом

Напомним: Медведева начали воспринимать как кандидата в преемники Путина еще в 2005 году, когда он с должности руководителя Администрации президента был назначен единственным первым заместителем председателя Правительства РФ с поручением, прежде всего, курировать приоритетные национальные проекты. При этом еще одним вице-премьером по совместительству стал другой член «путинского политбюро» — министр обороны Сергей Иванов, ему были поручены военно-промышленные и некоторые другие вопросы. Его тогда назвали резервным кандидатом в преемники.
В 2007 году Медведев выступает с программной речью на давосском форуме, после чего все заключают, что он и есть будущий президент. Но не тут-то было: после Мюнхенской конференции, где помимо Владимира Путина с большой речью выступил Сергей Иванов, Путин резко усиливает конкурента — делает еще одним первым вице-премьером, курирующим развитие реального сектора экономики.
Уже очень скоро два первых вице сравнялись как в объеме времени, которое отводили им метровые телеканалы, так и в рейтинге кандидатов в президенты. Причем Иванов считается главным кандидатом, проводит обширное общение со страной в ИТАР-ТАСС — под стать только ежегодному общению Путина с народом.
Но летом прошлого года помощник президента Игорь Шувалов во время визита в США заявляет, что возможны и другие кандидаты. Такой «другой» в лице нового премьера Виктора Зубкова появляется. Именно Зубкова политический истеблишмент воспринял в качестве главного кандидата на пост президента. Но ошибся.

Выбор по ситуации

Задумал ли Путин сделать новым президентом Медведева изначально? Скорее всего, нет: он, видимо, рассматривал несколько вариантов, «рейтинговал» нескольких кандидатов. При этом их «баллы» определялись, во-первых, общественным мнением (какой бы управляемой ни была наша демократия, президент избирается прямым тайным голосованием, возможности манипулировать общественным мнением небезграничны), во-вторых, мнением политической элиты, в-третьих, мнением лидера страны.
Очевидно, что все три кандидата обладали и хорошей общественной поддержкой, и полным доверием Путина. Главное, чем не обладали Иванов и Зубков и обладал Медведев, — ровным отношением к ним политической элиты, прежде всего ее принципиально важной в существующей политической системе части — «силовиков».
Генерал-полковник Сергей Иванов — выходец из СВР, был заместителем директора ФСБ, первым заместителем секретаря и секретарем Совбеза, министром обороны. Прекрасно разбирается в работе силовых структур — и имеет жестких конкурентов в лице целого ряда их видных представителей и кураторов, таких как Игорь Сечин, Николай Патрушев и др. Наш журнал неоднократно писал, что назначенный при повышении Иванова новым министром обороны Валерий Сердюков уже не первый месяц, несомненно с санкции Путина, ведет перетряску руководства Вооруженных сил. Сердюкова же считают, и справедливо, человеком, входящим в группу Сечина.
Путин в своей книге «От первого лица» называл Иванова первым в числе самых доверенных людей (вторым шел Николай Патрушев и только третьим «Дима Медведев»). Тем не менее противоречия с другими чекистами не позволили Иванову стать «престолонаследником».
Виктор Зубков — советский хозяйственный и партийный работник, затем налоговик и создатель российской финансовой разведки. Его, как и Сердюкова, обоснованно считают членом группы Сечина. Судя по всему, именно Игорь Сечин стимулировал назначение политически более перспективного Зубкова на пост премьера вместо Фрадкова. Зубков — один из ближайших соратников Путина в период его работы в Санкт-Петербурге. Но и с ним сыграла злую шутку принадлежность к одной из «силовых» групп: другие восприняли его кандидатуру в штыки.

Горячая осень 2007 года

Осенью прошлого года президент Путин столкнулся с острыми противоречиями в своем окружении, проявившимися даже в информационном поле. В этой ситуации он оказался вынужден резко перейти к тактике максимальной консолидации элиты — вокруг себя. Произошел разворот от концепции кремлевской двухпартийности опять к однопартийности, которая доминировала до осени 2006 года. Основой основ была объявлена только одна партия — «Единая Россия», чей список для достижения максимального результата возглавил сам Путин. Этим шагом фактически предрешено занятие действующим президентом поста премьера: стало ясно, что приход любого нового президента без обладающего мощными властными рычагами страховщика в лице нынешнего главы государства приведет либо к дисбалансу «силовой» элиты, либо к неуправляемым раздорам в ней.
В подобной ситуации выбор в качестве кандидата в президенты Дмитрия Медведева был наименьшим из зол: усиление этой персоны никак не влияет на баланс группировок «силовиков». К нему нейтрально относятся и Сечин, и Виктор Иванов, и тандем Виктор Черкесов — начальник личной охраны президента Виктор Золотов.
Нельзя сказать, что Медведев политически нейтрален, безусловно, он принадлежит к группе кремлевских и правительственных «либералов» (Сурков, Кудрин, Козак, Дворкович, Греф, Чубайс, Христенко, Набиуллина, Голикова…). Но главное его достоинство состоит в том, что он нейтрален по отношению к «силовой» элите, равноудален от ее представителей.
Что, впрочем, имеет и другую сторону: Медведев для нее неавторитетен и не способен ею управлять. То есть может быть президентом, только деля власть с Путиным или другой персоной, контролирующей «силовую» элиту. Таким образом, самостоятельным главой государства он не будет, по крайней мере пока. И в действительности решение Путина о собственном премьерстве и выдвижении Медведева —
это откладывание решения, а не решение.
Ведь ясно, что каждая из противоборствующих групп, включая «либералов» и тесно связанный с ними крупный бизнес, попытается использовать возникшую неопределенность в своих интересах. Наверняка 2008-й и последующие годы пройдут под знаком этих подковерных конфликтов за посты и влияние.

Эксперты о выдвижении Медведева и грядущем премьерстве Путина

 

Александр Рар, директор по программам России в Совете по внешней политике ФРГ (в интервью kreml.org)

«Первая реакция самых “примитивных” журналистов в день выдвижения Медведева была такой: теперь “Газпром” будет управлять Кремлем!
Но уже на второй день прагматичное и более информированное журналистское сообщество в Германии и в Европе начало писать о том, что к власти в России приходит человек молодого поколения, который в плане карьеры никогда не был связан с силовыми структурами.
Кроме того, на Западе позитивно оценивают тот факт, что Дмитрий Медведев на протяжении своей работы и в Администрации президента, и в правительстве всегда открыто выступал за проведение либеральных экономических реформ в стране. Буквально сразу после выдвижения Медведева на Западе резко изменилось в положительную сторону отношение к перспективам экономиче-
ского сотрудничества и стратегического партнерства с Россией. Тот факт, что Путин остается премьер-министром, тоже не вызывает особенно негативных вопросов: он не нарушает Конституцию, но остается у власти как стабилизирующий элемент. Мне кажется, что одно только выдвижение Медведева повлияло на отношения России с Западом: они сразу стали другими, улучшились в течение нескольких часов».

Алексей Зудин, руководитель политологического департамента Центра политических технологий (в интервью politcom.ru)

«Мне представляется непринципиальным выбор между Медведевым и Ивановым.
За последний год политические и имиджевые различия между двумя кандидатами в преемники сильно сократились. Различия исчезали постепенно, в ходе виртуального соперничества, и чем дальше — тем меньше между ними оставалось разницы.
Оба оказались совместимы с рыночной экономикой, а Медведев расширил свою совместимость с государственным сектором в экономике. И в самый последний момент, буквально за два дня до объявления его преемником, Медведев повысил свою совместимость с традиционными ценностями:
у него прошла серия встреч с представителями основных религиозных конфессий. Это наблюдение дало мне основания сделать вывод: происходит расширение имиджа Медведева, в его имидже начинают появляться такие грани, которые на сегодняшний день есть только у Путина.
Премьерство Путина, решая одни проблемы, может создать другие — в первую очередь для самого Путина. Оно связано с потерей ранга, уменьшением масштаба, концентрацией ответственности за текущую политику и соответственно повышением риска утратить широкую популярность. Поэтому встает вопрос: насколько премьерство необходимо для того, чтобы снова баллотироваться в президенты? Если это только не досрочные выборы, которые тоже представляют собой потенциальный негатив для Путина, то с данной точки зрения необходимости в премьерстве нет».

Максим Григорьев, генеральный директор консалтинговой группы «Управление PR»
(в интервью kreml.org)

«Несмотря на общее затишье и ощущение некой благодати, которая появляется у многих из-за вроде бы гладкой процедуры преемственности власти, я не думаю, что 2008 год будет простым, государственной машине и партийным организациям предстоит болезненная и непростая перестройка работы. Я не согласен с мнением, что решение Владимира Путина возглавить правительство после президентских выборов означает, что система власти останется прежней. Президент, на мой взгляд, спустится к абсолютно четким, ясным и конкретным вещам. Все, что он будет делать, связано с перестройкой механизма государственного управления, который был создан за предшествующие годы. Во главе страны будет Дмитрий Медведев — человек команды Путина, но у него другой подход, это человек с другим кругозором и другим имиджем.
Его кандидатуру на пост президента России достаточно хорошо воспринимают на Западе. Я думаю, что он сумеет использовать эти возможности. Кроме того, в следующем году предстоит процесс “срабатывания” будущего президента и будущего премьера. Я не думаю, что между Путиным и Медведевым будут возникать какие-то вопросы и проблемы, но тот и другой не станут почивать на лаврах, а начнут более энергично управлять государственной машиной и заставят более активно работать партию “Единая Россия”».