Гладко только на бумаге


Елизавета ПИНСКЕР, экономист аудиторско-консалтинговой группы «ВКR Интерком-Аудит»

Победные реляции о воплощении в жизнь ПНП «Развитие АПК» нередко расходятся
с действительностью —
таков вывод аналитического материала, подготовленного экспертами консалтинговой группы «BKR Интерком-Аудит».

Изначально при подготовке данного материала ставилась задача изучить ход и эффективность реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК», провести некоторый анализ того, что сделано, сколько потрачено денег, какие перспективы и т. д. Но во время работы выяснилось, что писать о достигнутых результатах не имеет особого смысла, поскольку об этом сообщается на специальном сайте, посвященном приоритетным национальным проектам, на сайтах Минсельхоза России и Россельхозбанка, в профильных, региональных, федеральных и всех прочих СМИ — практически везде. Кроме того, объективно оценить итоги реализации проекта можно будет лишь после его окончательного завершения. Поэтому получился более широкий материал, рассматривающий не только непосредственно нацпроект, но и ситуацию в отрасли в целом.

О чем проект

Итак, приоритетный национальный проект «Развитие агропромышленного комплекса» стартовал в конце 2005 года; рассчитан он на два года и к концу 2007-го должен быть завершен. Вдаваться в тонкости его реализации с точки зрения потенциального участника, наверное, уже нет смысла: проект заканчивается, на смену ему приходят новые, о которых чуть позже, поэтому — коротко. Проект включал три направления: ускоренное развитие животноводства, стимулирование развития малых форм хозяйствования и обеспечение доступным жильем молодых специалистов и их семей. По каждому из этих направлений разработаны целевые показатели, основные инструменты их достижения и выделено бюджетное финансирование: сначала оно составляло 34,9 млрд руб. на два года, а после пересмотра — 47,326 млрд руб. (на 35% больше ранее запланированного).
Развитие животноводства первоначально подразумевало стабилизацию поголовья крупного рогатого скота и увеличение объемов производства мяса и молока. Потом, уже в ходе реализации проекта, добавились новые направления и новые цели: наращивание выпуска товарной продукции аквакультуры; увеличение поголовья овец, коз, оленей и табунных лошадей; увеличение реализации молодняка племенных животных. Соответственно с
14,6 млрд до 27,7 млрд руб. возросли объемы бюджетного финансирования. Для достижения намеченных результатов было решено направить средства федерального бюджета в бюджеты субъектов Федерации (примерно 2 млрд руб. на субсидирование расходов на поддержку всего перечисленного и около 18,7 млрд руб. на возмещение части затрат на уплату процентов по коммерческим кредитам, полученным участниками проекта на сроки от года до восьми лет) и в ОАО «Росагролизинг» (8 млрд руб. на поставку техники, оборудования и племенного скота), а также ограничить импорт мяса и стимулировать ввоз не имеющего отечественных аналогов технологического оборудования для животноводства.
Для развития малых форм хозяйствования (для увеличения на 6% объема реализации продукции, производимой фермерскими хозяйствами и гражданами, ведущими личное подсобное хозяйство) решено направить средства федерального бюджета в бюджеты субъектов РФ (около 6 млрд руб. на возмещение почти всех затрат — в размере 95% ставки рефинансирования ЦБ — на уплату процентов по коммерческим кредитам, полученным малыми сельхозпроизводителями) и в ОАО «Россельхозбанк» (8,1 млрд руб. на развитие, в основном на кредитование, сельскохозяйственной потребительской кооперации и развитие системы земельно-ипотечного кредитования).
В рамках улучшения жилищных условий предусмотрено финансирование строительства или приобретения примерно 1,4 млн кв. м жилья за счет 4 млрд руб. бюджетных средств для более чем 31 тыс. молодых специалистов.

Официальные итоги

Минсельхоз России приводит на своем официальном сайте следующие данные о ходе реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК».
За девять месяцев 2007 года объем производства скота и птицы на убой составил 5,4 млн т
(увеличение на 15,2% к соответствующему периоду 2005 года), объем производства молока — 25,7 млн т (на 2,7% больше). Отмечается, что на фоне перевыполнения целевого показателя по мясу на 8,2% в стране происходит рост поголовья крупного рогатого скота. Его численность достигла 22,4 млн голов — на 4,4% больше уровня 2005 года. В связи с этим весьма любопытным представляется такой факт: осенью прошлого года, когда «неожиданно» случился продовольственный кризис, министр сельского хозяйства Алексей Гордеев доложил премьер-министру Виктору Зубкову, что в России наблюдается реальный дефицит говядины и что показатели по мясу в 2007 году будут хуже, чем обычно, а импорт увеличится на 40%.
На начало ноября сельхозпроизводителям выдано кредитов на 115,6 млрд руб. Кредитные договоры заключили 2040 животноводческих объектов (по 1911 из них получены кредиты, в том числе 1339 — по КРС). В рамках развития малых форм хозяйствования малым сельхозпроизводителям и кооперативам выдано более
404 тыс. кредитов на 79,2 млрд руб. (при плане 70,9 млрд руб.), создано 3474 сельскохозяйственных потребительских кооператива (на 36,2% больше намеченного), Россельхозбанк предоставил 165 кредитов под залог земель сельхозназначения (на 4,6 млрд руб.). ОАО «Росагролизинг» закупило 95 тыс. голов племенных животных и оборудование для создания 206,8 тыс. скотомест. Также построено (приобретено) 1084,2 тыс. кв. м жилья (около 78% от плана) и обеспечено жильем более 22 тыс. молодых специалистов (69,8% от плана). По приблизительным расчетам, средняя стоимость 1 кв. м построенного жилья составит менее 10 тыс. руб., а на специалиста с семьей будет приходиться менее 50 кв. м жилья.
К приведенным данным хочется добавить некоторые факты, характеризующие ситуацию не столь позитивно, но дающие более объективную картину ситуации в сельском хозяйстве в целом.

Социальная сфера

За 2006 год по сравнению с 2005-м построено на 170,9 км меньше автомобильных дорог, протянуто на 600 км меньше линий электропередачи, введено на 2,4 тыс. км меньше газовых сетей и на 193,2 тыс. меньше АТС-номеров, увеличился только показатель ввода водопроводных сетей — на 177,7 км. На 1 тыс. стало больше количество мест в общеобразовательных и дошкольных учреждениях, в больничных учреждениях прибавилось 200 коек, а в амбулаторно-поликлинических учреждениях на 400 увеличилось количество посещений в смену. Объем жилищного строительства в сельской местности постоянно растет начиная с 2000 года, правда, в 2006 году было введено меньше площади, чем в 2004 и 2005 годах. Соотношение численности городского и сельского населения остается неизменным уже не меньше 20 лет (73% и 27% соответственно), но численность занятых в сельском хозяйстве постепенно сокращается (с 7430 тыс. человек в 2004-м до 7106 тыс. человек в 2006 году).

Животноводство

Оперируя при оценке достижений животноводческой отрасли цифрами, абсолютно совпадающими с использованными в докладе Минсельхоза, Росстат делает несколько иные выводы. Например, по данным Росстата, наличие 22,4 млн голов крупного рогатого скота на начало октября 2007 года свидетельствует не о росте на 4,4% к уровню 2005 года, а о падении на 0,5% к показателям 2006-го (причем поголовье коров уменьшилось на 1,3%), при этом к 1 ноября 2007 года поголовье КРС составило уже 22,1 млн. Одновременно поголовье свиней, коз и овец за рассматриваемый период действительно выросло более чем на 5%. Оперативная информация по надоям и реализации молока, которая приводится Минсельхозом, демонстрирует, что надои перманентно растут, а поголовье стремительно сокращается и государственное участие на эту тенденцию никоим образом не влияет, по крайней мере пока.
Достаточно показательна информация о посевных площадях, выделенных под кормовые культуры, которые за 2006 год сократились на 1121 тыс. га (в процентном отношении если все посевные площади уменьшились за год менее, чем на 0,5%, то площади под кормовые культуры сократились больше чем на 5%), что, конечно, не так много, но, тем не менее, вряд ли свидетельствует о значительном подъеме отрасли и о том, что меняется тенденция и производители сельхозпродукции начинают думать о будущем развитии и перспективах. На 1 ноября 2007 года обеспеченность скота кормами в сельхозорганизациях была ниже на 2,2%, чем год назад. Данные Росстата о парке основных видов сельскохозяйственной техники дают некоторое представление об эффективности раздела проекта в части увеличения лизинговых поставок техники и оборудования. По итогам 2006 года не увеличилось количество ни одного вида сельскохозяйственной техники, в то время как количество тракторов сократилось на 8,5%, комбайнов — в среднем на 10%, поливальных установок — почти на 13%, доильных установок — на 12,5% и т. д.

Кредитование

При анализе проекта и итогов его реализации в глаза неизбежно бросается то, что главным инструментом «развития агропромышленного комплекса» является раздача бюджетных денег, преимущественно в форме субсидирования расходов на обслуживание кредитов, а основным критерием успешности национального приоритетного проекта — количество кредитов, полученных хозяйствами. Непонятно, почему объем коммерческого кредитования стал критерием успешности реализации нацпроекта, тогда как действительным успехом будет своевременный возврат всех полученных заемных средств, что представляется весьма сомнительным. У отечественных сельхозпроизводителей, за исключением тех предпринимателей, которые сознательно приняли решение заниматься бизнесом в сельском хозяйстве и вкладывать в его развитие собственные средства, нет привычки отдавать заемные средства, тем более льготные бюджетные деньги.
Не хочется строить мрачные прогнозы, но вполне вероятно, что когда придет время возвращать полученные кредиты, многим заемщикам будет нечего возвращать, причем кто-то будет честно пытаться использовать средства по назначению, а кто-то не будет даже пытаться, но коммерческие банки будут настаивать на возврате своих средств. Федеральный бюджет уже неоднократно сталкивался с проблемой невозврата бюджетных кредитов, теперь государство их не раздает, а предоставляет субсидии, то есть безвозвратные средства, хотя кредиты, выдаваемые Россельхозбанком, фактически являются раздачей бюджетных средств. Кроме того, при анализе сути полученных кредитов мы видим следующее. Из более чем 406 тыс. кредитов только 1,9 тыс. выдано сельхозпроизводителям на строительство, реконструкцию и модернизацию животноводческих комплексов (средний объем кредитов —
60 млн руб.), 165 штук было выдано под залог земли (средний объем кредитов — 27,9 млн руб.), а остальные 404 тыс. — личным подсобным и крестьянским (фермерским) хозяйствам, а также сельскохозяйственным потребительским кооперативам не известно на что.
Малое количество кредитов (1,9 тыс. на
18,9 тыс. сельхозорганизаций, занимающихся разведением крупного рогатого скота), полученных сельхозпроизводителями, свидетельствует, с одной стороны, о финансовой несостоятельности многих из них (отсутствие необходимой залоговой базы, кредитной истории, проблемы с регистрацией земельных участков, недостаточный для получения кредита стаж работы), а с другой — о нежелании участвовать в проекте, что связано с недоверием к государству и с неадекватными условиями, установленными проектом. В частности, предусмотрено субсидирование процентных ставок по краткосрочным (на срок от года до пяти лет) и инвестиционным (на срок до восьми лет) кредитам (займам). К большому сожалению, авторы нацпроекта не спросили у сельхозпроизводителей: достаточный ли срок восемь лет или все-таки лучше десять, а то и 15 лет? Ведь цифра восемь, скорее всего, взята ниоткуда, по крайней мере нигде нет четкого обоснования, почему именно столько, в то время как некоторые потенциальные участники нацпроекта отказались, скажем, от строительства нового животноводческого комплекса под элитное молочное стадо именно потому, что расчетная окупаемость проекта составляет девять-десять лет. Кстати, в том числе и этим объясняется то, что наибольшие результаты достигнуты в области свиноводства, где сроки окупаемости значительно меньше.
Еще одним фактором, ограничивающим участие в проекте серьезных сельхозпроизводителей и сильно затрудняющим жизнь тем, кто все же решился на это, является то, что бюджетные средства, предназначенные для уплаты банковских процентов, зачастую приходят нестабильно и с большими задержками, что вынуждает заемщиков искать дополнительные деньги на погашение процентов. Со дня получения кредита и начала реализации проекта, включающего в себя очень много этапов, в том числе и строительство, до момента, когда новое стадо начнет давать молоко, которое окупит вложенные средства, проходит не один год. И все это время нужно гасить проценты по кредиту. Так что каждый раз, когда государство задерживает перечисление средств, стоимость проекта и сроки его окупаемости увеличиваются.
Кроме того, несмотря на то что по идее право на субсидию имеют все сельскохозяйственные производители, взявшие в российских банках кредит на цели, указанные в постановлениях Правительства Российской Федерации, и представившие необходимые документы, на практике гарантии получения субсидии нет. А при ее отсутствии сельхозпроизводители, заключившие долгосрочные кредитные договоры, нередко на крупные суммы, ставятся в условия неопределенности и незащищенности.

Малые формы хозяйствования

Помимо значительных успехов в части кредитования, большие успехи достигнуты в создании малых форм хозяйствования, то есть всякого рода кооперативов. Причин здесь несколько, но в основном это, безусловно, всевозможная поддержка и стимулирование государством создания и деятельности кооперативов. Не последнюю роль сыграло то, что процентные ставки по коммерческим кредитам, взятым кооперативами, оплачиваются из бюджета на 95% ставки рефинансирования ЦБ, в то время как остальные сельхозпроизводители могут претендовать только на 75%. Также кооперативы были приравнены по налогообложению к сельхозпроизводителям и получили право переходить на единый сельхозналог. Эти неоднозначные решения привели к тому, что многие уже работающие предприятия перерегистрировались или реорганизовались или каким-то другим способом стали кооперативами.
Иногда кооперативы создавались, что называется, на бумаге. Поскольку в рамках реализации национального проекта администрации областей, как в старые добрые времена, берут на себя обязательства по достижению целевых показателей, при выполнении коих получают в чем-нибудь выраженное «спасибо», а при невыполнении — по шапке, резонно предположить, что ряд данных, характеризующих достижения областей в реализации проекта, несколько преувеличиваются, а некоторые соответствуют действительности только по форме. В частности, это касается информации о создании большого количества кооперативов: они, скорее всего, и вправду созданы, только или не ведут никакой деятельности, или являются старыми юридическими лицами, сменившими организационную форму, чтобы принять участие в дележе свалившихся на кооперативы благ и поднять отчетность региона. Кстати говоря, данные о поголовье скота, наличии сельхозтехники, надоях и прочем тоже не всегда соответствуют действительности. Как в советские времена директорам колхозов запрещали резать скот, чтобы не портить показатели области, так и сейчас считают «мертвые души», существующие только на бумаге.
По большому счету, непонятно, почему объектом государственной поддержки, чья идея заключается в создании малым производителям условий для наращивания объемов производства и увеличения уровня доходности хозяйств, были выбраны именно сельскохозяйственные потребительские кооперативы. В соответствии с действующим законодательством сельскохозяйственный потребительский кооператив —
это некоммерческая организация, которой согласно закону 1996 года «О некоммерческих организациях» является организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полученную прибыль между участниками.
Одна из особенностей потребительских
кооперативов — субсидиарная ответственность членов кооператива, возникающая в случае невозможности кооператива в установленные сроки удовлетворить предъявленные к нему требования кредиторов. Почему вместо того, чтобы с помощью того же льготного кредитования, лизинга и, например, льготных налоговых периодов стимулировать развитие малого и среднего бизнеса, который во всем мире является основой экономического развития и производит существенную долю ВВП, значительные бюджетные средства направляются на создание некоммерческих организаций?
Что касается роли малых форм хозяйствования, то по информации, полученной на одном из региональных молочных перерабатывающих заводов, сырье закупается у хозяйств, производящих не менее 500 кг молока в сутки, то есть имеющих хотя бы 100 голов молочного стада, иначе транспортные расходы повышают себестоимость продукции до уровня нерентабельности. В редких случаях малые хозяйства доставляют продукцию своими силами, но на общую ситуацию они, конечно, не влияют. По мнению переработчиков, функции по сбору сырья у небольших хозяйств могли бы выполнять кооперативы, но почему-то они этим не занимаются. Есть все основания предполагать, что мясоперерабатывающие заводы также не приобретают мясо у индивидуальных предпринимателей и подсобных хозяйств.
По результатам Всероссийской сельскохозяйственной переписи (ВСП), в 2005 году сельскохозяйственную деятельность осуществляли 203 тыс. различных хозяйств, из которых
160,7 тыс. — малые сельхозпроизводители, а 33,8 тыс. из них занимались разведением крупного рогатого скота. Примерно половина всего поголовья КРС в стране принадлежит сельхозорганизациям, вторая половина — хозяйствам населения (у половины из них по две-три коровы, у 2% — больше десяти голов), на малых сельхозпроизводителей приходится около 4% поголовья (стадо больше 100 голов имеет 11% хозяйств). Надо обратить внимание и на то, что из более чем 20 тыс. индивидуальных хозяйств граждан, выпускавших сельхозпродукцию в 2006 году, только для 0,6% это производство являлось основным источником денежных средств, еще для 12,3% — дополнительным заработком, а для остальных — возможностью для самообеспечения продовольствием.
Все эти данные говорят о том, что на промышленном производстве мясной и молочной продукции и особенно импортозамещении, то есть на обеспечении сырьем перерабатывающих заводов, снабжающих продукцией города, стимулирование малых хозяйств вряд ли скажется.

Таможня

Даже поверхностный анализ таможенной статистики (по данным ФТС) демонстрирует, что принятые в рамках реализации нацпроекта меры по ограничению импорта продовольственных товаров и стимулированию ввоза технологического оборудования, мягко говоря, не дают должного эффекта. В 2005 году мяса крупного рогатого скота и свинины импортировано 1266 тыс. т, в 2006-м — 1310 тыс. т, за девять месяцев 2007 года — 958,4 тыс. т, тогда как по плану этот показатель должен был составлять 939 тыс. т в 2006 году и 953 тыс. т в 2007-м. В 2007 году физические объемы закупок рыбы увеличились на 20,3%, мяса —
на 10% (говядины — на 17%), молока — на 25,8%, творога — на 39,5%, сметаны —
в 3,6 раза, мясных консервов — на 25,5%.
Одновременно наблюдалось сокращение экспортных поставок из России молока (на 38,3%), мяса птицы (на 43,9%), свежемороженой рыбы (на 23,8%). Также из данных ФТС следует, что импорт машин и оборудования рос и до отмены в 2006 году таможенных пошлин на современные виды техники и оборудования для животноводства и переработки продукции животноводства, аналоги которых не выпускаются российской промышленностью.
При разработке проекта предполагалось, что ограничение импорта будет компенсироваться ростом производства отечественной продукции и не приведет к повышению цен. По факту же получилось, что импорт не ограничен, внутреннее производство не очень-то и увеличилось, а цены выросли, причем значительно.

Инвестиции

Доля сельского хозяйства в общем объеме инвестиций в основной капитал в 2006 году составила 4,9% (около 224,5 млрд руб., а доля бюджетных вложений по нацпроекту — примерно 8,4% от этой суммы). Справедливости ради стоит отметить, что это максимальный показатель с 1995 года. Доля финансовых вложений организаций в сельское хозяйство относительно всех финансовых вложений за тот же период совсем мизерная — 0,25%
(35,7 млрд руб.), а наибольший показатель
был в 2003 году — 0,36%. Что касается иностранных инвестиций, то вместе с инвестициями в охоту, лесное хозяйство, рыболовство и рыбоводство они составили $258 млн или 0,3% от всех иностранных инвестиций, поступивших за январь — сентябрь 2007 года
($129 млн за эти месяцы выбыло), а накоплено к сентябрю $1325 млн инвестиций или 0,7% от общего объема, то есть меньше, чем изначально (до пересмотра в сторону увеличения) предполагалось потратить средств федерального бюджета на нацпроект.
Надо сказать, что анализ иностранных инвестиций в России с точки зрения стран-инвесторов сам по себе дает весьма интересный результат: из всех иностранных инвестиций, поступивших (накопленных) в Россию к концу сентября 2007 года, больше всего (19,8%) приходится на Кипр, следующая строка таблицы — Нидерланды (18,2%), и третье место у Люксембурга (15,3%). В то же время самый большой объем российских инвестиций, накопленных за рубежом, приходится опять же на Кипр (33,7%), Нидерланды (24,2%) и Виргинские острова (6,5%). Такая картина наблюдается уже не первый год и достаточно наглядно демонстрирует ситуацию с инвестиционным климатом в нашей стране, адекватностью налоговой политики, с уровнем доверия и уверенности в завтрашнем дне. Ведь ничем, кроме как попыткой защитить свои средства и подстраховаться «на всякий случай», нельзя объяснить тот факт, что отечественные инвесторы вкладывают деньги в экономику России на правах иностранных инвестиций.
По большому счету, данных об объемах импорта и анализа структуры и величины инвестиций в сельскохозяйственную отрасль вполне достаточно для того, чтобы понять перспективы ее развития, а заодно оценить успешность реализации проекта, основной целью которого было развитие животноводства. Хорошо это или плохо, но рыночная экономика, на которую мы пытаемся ориентироваться, так устроена, что капитал идет только туда, где выгодно и интересно. Никакие государственные программы не заставят предпринимателей инвестировать заработанные средства в развитие сельского хозяйства до тех пор, пока они не удостоверятся в том, что это имеет смысл.

Вместо заключения

В процессе реализации национального проекта был принят федеральный закон от 29 декабря 2006 года № 264-ФЗ «О развитии сельского хозяйства», с реализацией которого связаны большие ожидания. По словам министра сельского хозяйства Алексея Гордеева, в нем впервые в истории России на законодательном уровне установлены цели, правовые основы и направления федеральной аграрной политики как составной части социально-экономической политики государства. Цели закона вполне предсказуемы: повышение конкурентоспособности продукции и уровня жизни населения, создание благоприятного инвестиционного климата и т. д. Для их достижения предусмотрено, в частности, предоставление бюджетных средств, применение особых налоговых режимов, регулирование рынка, проведение закупочных и товарных интервенций, залоговых операций. По большому счету, ничего нового — меры государственной поддержки.
В соответствии с законом будут разрабатываться пятилетние программы, определяющие цели, направления и объемы финансового обеспечения, механизмы реализации мероприятий и оценки их эффективности.
Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008—2012 годы уже утверждена постановлением Правительства РФ от 14 июля 2007 года № 446.
Программа длинная и подробная. Например, ожидается увеличение строительства жилья (в 3,7 раза по отношению к 2006 году), повышение обеспеченности населения питьевой водой (до 66%) и уровня газификации домов природным газом (до 60%), привлечение инвестиций в основной капитал (в размере 946,8 млрд руб.), рост объема производства (на 24,1%) и доведение доли российских продовольственных товаров в розничной торговле продовольственными товарами до 70%. Правда, перечислены риски, которые могут помешать этому. К ним относятся макроэкономические риски (снижение мировых цен на нефть и газ), природно-климатические и социальные риски, международные торгово-политические риски (возможное изменение международной конъюнктуры или рост конкуренции после вступления в ВТО), законодательные риски.
Запланированный объем финансирования составляет: за счет средств федерального бюджета 551,3 млрд руб. (2008 год — 76,3 млрд руб., 2009 год — 100 млрд руб., 2010 год —
120 млрд руб., 2011 год — 125 млрд руб.,
2012 год — 130 млрд руб.), за счет средств
бюджетов субъектов РФ 544,3 млрд руб. и за счет средств внебюджетных источников
311 млрд руб. (на 2008—2010 годы). Здесь необходимо напомнить, что после значительного увеличения в начале 2007 года общий объем финансирования нацпроекта доведен до 47,3 млрд руб., то есть бюджетные расходы на поддержку и развитие сельского хозяйства будут и дальше увеличиваться. Субъекты будут разрабатывать свои региональные программы реализации общей программы, согласовывать их с центром, получать средства федерального бюджета в виде субсидий, а потом нести ответственность за невыполнение, недостижение и нереализацию. Надо отметить, что увеличения доли субъектов РФ при распределении бюджетных доходов и увеличения их полномочий пока не предполагается. Отдельные разделы программы посвящены развитию овцеводства, козоводства, северного оленеводства и табунного коневодства, поддержке элитного семеноводства, производству рапса, льна и т. д. Такая подробность сразу же наводит на мысль: а почему нет раздела про поддержку разведения лягушек, улиток и дождевых червей? Но видимо, эти направления будут развиваться в следующей пятилетке.
Хочется верить, что ход выполнения нацпроекта, ошибки, допущенные при его разработке и ставшие очевидными уже в процессе реализации, дали возможность более тщательно подготовить закон и программу. Например, в отчете Счетной палаты, которая ведет мониторинг реализации приоритетных проектов и в мае 2007 года подготовила отчет по результатам на конец 2006 года, отмечено, что по итогам 11 месяцев реализации проекта на 100% были исполнены расходы бюджета только в части взносов в уставные капиталы ОАО «Росагролизинг» и ОАО «Россельхозбанк», в то время как расходы по субсидированию развития животноводства профинансированы на 33,8%, а расходы на развитие малых форм хозяйствования — на 25,7%. При проверке результатов деятельности ОАО «Росагролизинг» выяснилось, что по состоянию на
1 декабря 2006 года было поставлено оборудование для животноводства по 13 договорам и племенные животные по 113 договорам финансовой аренды (лизинга), причем 41,3% средств, использованных на закупку скота, и 72,2% средств, направленных на закупку оборудования, пришлось на крупные агрохолдинговые и снабженческо-сбытовые организации Республики Татарстан.
К сожалению, пока нет данных по 2007 году, но такое распределение финансирования между регионами и получателями субсидируемых государством лизинговой техники и племенного скота не лучшим образом характеризует качество реализации проекта и продуманность его антикорупционной составляющей. Кстати сказать, решение сделать ставку на импортную племенную продукцию тоже весьма неоднозначно. Значительные средства (6 млрд руб.) выделяются на импорт племенного скота, вместо того чтобы развивать отечественный племенной фонд, проводить научные и исследовательские работы, создавать лаборатории и опытные хозяйства, что было бы действительно разумным направлением инвестирования государственных средств и могло бы дать большую отдачу в будущем и рабочие места ученым и молодым специалистам сегодня.
Также в материалах Счетной палаты указано, что расчет целевых и контрольных показателей проекта носит общий характер, не содержит экономически обоснованных расчетов финансовых затрат по достижению конечного результата, а реализация проекта осложняется отсутствием достоверной информации о закупаемой импортной сельскохозяйственной технике, непрозрачностью расходов бюджета, нарушением сроков подготовки и принятия необходимых нормативных правовых документов и т. д.
Огорчает, что почти никакие меры в законе и программе, да и во всем, что связано с развитием сельского хозяйства, не направлены на то, чтобы сами предприниматели захотели инвестировать свои свободные средства. Конечно, государственные программы, льготы и инвестиции отнюдь не помешают сельскому хозяйству, но не решат основных проблем. Ведь собственник богатого и рентабельного хозяйства вполне в состоянии был бы и дорогу построить, и специалистов жильем обеспечить, и клуб открыть, и уж тем более удобрить землю, купить элитных бычков и обновить технику. Просто нужно создать условия для появления такого хозяина. А он не появится до тех пор, пока не будет на 100% уверен в своей защищенности, в том, что, после того как вложит деньги, купит землю, что-то построит и начнет зарабатывать, к нему не придут и не скажут, что теперь именно здесь, по его земле, будет проложена новая дорога в светлое завтра.