Dreamteam, понимаешь

Текст | Александр ВЫСОЦКИЙ, политический обозреватель

Россию ждет новая конфигурация власти.

Сразу после выдвижения Дмитрия Медведева социологи провели опросы, демонстрирующие, что у первого вице-премьера есть шансы победить уже в первом туре выборов. По данным «Левада-центра», за Медведева готовы проголосовать 63% избирателей, по данным ВЦИОМа — 57%. Проглядывают контуры его публичного позиционирования: это будет кандидат не от партии власти, а кандидат от Путина.
«Единой России» не позволили иметь исключительно своего кандидата. «ЕдРо» давно стремится выйти за рамки кремлевского постпреда на Охотном Ряду, претендуя на влияние при формировании правительства и процедуре выдвижения кандидата в президенты. Однако в современной России позиции главы страны прочнее вне партий, а не в их рамках.
Поэтому Дмитрия Медведева выдвинули разом четыре партии, охватывающие весь политико-идеологический спектр: представленные в Думе ЕР и СР, а также аграрии и «Гражданская сила». Таким образом, в продвижении Медведева используется старая идея о консолидации всех сил вокруг фигуры президента. А это в совокупности с самим фактом выдвижения не «технического» кандидата означает, что президент будет не номинальной, а вполне дееспособной с политической точки зрения фигурой, несмотря на то что Владимир Путин останется у власти, пускай и в другой ипостаси.

Команда Медведева

Надо сказать, что, едва появились первые реакции на выдвижение Дмитрия Медведева, СМИ и различные эксперты тут же начали подбирать преемнику команду «по интересам».
Сумятицу в эти планы внесло последовавшее затем выдвижение нынешнего президента на роль будущего премьер-министра. Так, «Коммерсантъ» и «Ведомости» успели сообщить, что пост главы правительства при Медведеве, скорее всего, получит Сергей Иванов, «причем позиционно это будет формат вице-президента» («Коммерсантъ»). Прогноз вскоре исчез сам собой.
Из тех же источников стало известно, что лидер «силовиков» Игорь Сечин после выборов возглавит крупную государственную корпорацию. А в правительстве к команде Медведева относят министров, работающих с нацпроектами.
Что тут сказать? Действительно, мифологизированная борьба «силовиков» с «либералами», идущая за стенами Кремля, уже давно претендует на звание всеобщей и всеобъясняющей теории. Согласно данной теории Дмитрий Медведев (плюс Алексей Кудрин, Татьяна Голикова, Аркадий Дворкович…) принадлежит к «либералам» Владислава Суркова, Сергей Иванов (плюс Виктор Зубков, Виктор Иванов, Владимир Устинов…) — к «силовикам» Игоря Сечина. Подобный расклад спровоцировал предположения о том, что именно Владислав Сурков займет пост главы администрации будущего президента.
А знаменитый спор между Медведевым и Сурковым по поводу термина «суверенная демократия» — ну с кем не бывает.
Наиболее близкими к Дмитрию Медведеву людьми считаются помощник президента по экономическим вопросам Игорь Шувалов, начальник Экспертного управления Аркадий Дворкович и начальник Управления пресс-службы и информации президента Наталья Тимакова, которая отвечала за его PR-кампанию.
А такой заметной и самостоятельной фигуре, как Дмитрий Козак, «Независимая газета» пророчит кресло первого вице-премьера.
Заместитель директора Института социальных систем Дмитрий Бадовский отмечает, что «произошедшее совсем недавно выдвижение на первые позиции в правительстве близких к господину Медведеву Эльвиры Набиуллиной, Татьяны Голиковой и Александры Левицкой (она стала заместителем главы МЭРТ) может означать выстраивание кабинета министров под нового президента».
Но, судя по всему, многие если не все эти предположения могут оказаться, что называется, далекими от действительности. Очевидно, что правительство будет формироваться как минимум не только под президента, но и под премьер-министра, то есть под Владимира Путина. Кого он возьмет, кого оставит, выяснится в марте. Видимо, ждать глобальных кадровых перестановок не стоит.
Что касается кланов в Администрации президента, то и тут усиление или ослабление чьих бы то ни было позиций носит чисто теоретический характер. Очевидно, что при сохранении премьером Путиным значительных ресурсов влияния как на политику в стране, так и на нового президента все принципиальные кадровые решения будут приниматься с учетом его мнения. Решения, касающиеся руководства администрации, безусловно, относятся к этому числу.
Если все же порассуждать о команде Дмитрия Медведева, то к ней различные СМИ и специалисты относят:
бывшего главу думского комитета по законодательству Павла Крашенинникова (в 1998—1999 годах он занимал пост министра юстиции, потом избрался в Госдуму от Союза правых сил, с 2003-го состоит в «Единой России»; при участии Медведева в январе 2007 года был избран председателем правления Ассоциации юристов России, по словам ее зампреда, юриста из окружения Медведева Дмитрия Шумкова, создававшейся под выборы Дмитрия Медведева, если он решит баллотироваться в президенты);
сокурсников по юридическому факультету ЛГУ: председателя Высшего арбитражного суда Антона Иванова, члена правления «Газпрома» Константина Чуйченко, зампреда правления Газпромбанка Илью Елисеева, руководителя Федеральной службы судебных приставов Николая Винниченко, заместителя генпрокурора Александра Гуцана и его супругу Наталью Гуцан, председателя уставного суда Санкт-Петербурга;
представителя президентской администрации в Конституционном суде Михаила Кротова;
полпреда президента в Приволжском федеральном округе Александра Коновалова;
председателя РФФИ Юрия Петрова;
первого заместителя председателя Высшего арбитражного суда Елену Валявину;
главу Счетной палаты Сергея Степашина;
бывшего начальника Медведева, экс-главу Администрации президента Александра Волошина;
президента Московской государственной юридической академии Олега Кутафина.
В общем, довольно широкий круг кандидатов в фавориты, среди которых довольно много деятелей ельцинской эпохи. Who is who в дей-
ствительности, станет ясно со временем.

Властный тандем

Многие в экспертном сообществе справедливо полагают, что на первых порах Дмитрий Медведев будет пользоваться весьма относительной свободой при подборе соратников. По мнению главы Фонда эффективной политики Глеба Павловского, после президентских выборов «у команды появится новый капитан, а тренер останется прежним».
С ним согласен и глава Международного института политической экспертизы Евгений Минченко: «Команда Дмитрия Медведева будет формироваться Путиным. Как отдельная она работать не может. После избрания Медведева президентом будет осуществляться групповое руководство страной в формате политбюро с неформальным лидером Владимиром Путиным».
В интервью нашему журналу политолог Игорь Бунин (см. стр. 11) предрек начало периода «ученичества», длительность которого абсолютно не ясна. «Путин станет для будущего президента эксклюзивным советником по неограниченному кругу вопросов», — заявил один из экспертов.
Кроме того, новому российскому лидеру уже пишут экономическую программу: правительство дорабатывает Концепцию экономического развития России до 2020 года, которую должны утвердить до президентских выборов. Документ будет содержать не только сценарии макроэкономического развития страны, но и идеологию развития различных отраслей и регионов. Программа готовится в Администрации президента при участии чиновников правительства и станет матрицей экономической политики нового главы государства. В связи с этим можно констатировать, что не только кадровая, но и программно-целевая сторона деятельности новых президента и премьера в общем и целом ясна.
Конфигурация «Путин — премьер, Медведев — президент» принципиально отличается от предыдущих вариантов сочетания влиятельных президента и премьера тем, что Владимир Путин как глава правительства будет опираться на думское большинство, что даст ему возможность ощутимо усилить роль кабинета.
Вариант с премьерством Путина, по мнению многих, четкий и однозначный сигнал элитам, что главный арбитр не уходит, а сохранит свое влияние. Это должно ослабить состояние неуверенности у элит и снизить накал в межэлитных войнах. Учитывая, что обнародование имени преемника ломает прежнюю стратегию борьбы президента с ролью «хромой утки», высокая вероятность его прихода на пост премьера позволяет создать новую «защиту» и оказать дисциплинирующее влияние на игроков.
Конечно, версия, что Владимир Путин «наверняка уравновесит Медведева “силовиками” и сторонниками жесткого государственного курса, которые будут назначены на ключевые государственные посты» («Ведомости»), может оказаться вполне жизнеспособной. Но так или иначе представляется, что возросшая в последнее время активность «силовиков» — не более чем верхушка айсберга, под которой прячутся гораздо менее сенсационные, будничные процессы. А «вопрос о власти» в нынешней ситуации не является главным и единственным.