Революции продолжаются


Текст | Тимур ХУРСАНДОВ, журналист-международник


Сегодня в Грузии мы наблюдаем очередную попытку смены власти с помощью «массового народного выступления». Удастся ли она? Некоторые считают, что у Саакашвили в отличие от предшественников есть шанс избежать свержения. Но есть ли у него шанс задержаться надолго?

Проспект
Руставели в центре Тбилиси, сплошь покрытый шелухой от семечек и сигаретными окурками,
— таким на протяжении нескольких дней был един-ственный итог начавшихся 2 ноября
акций протеста против режима президента Михаила Саакашвили. На площадях и улицах
грузинской столицы на митинги собиралось до 50 тыс. человек, причем люди ехали
со всех концов страны. Но до поры до времени все ограничивалось мероприятиями
из серии «собрались-поговорили». Объединенная оппозиция все требовала и требовала
досрочных парламентских выборов, отставки Саакашвили, перехода к парламентской
республике. Сам же грузинский президент охарактеризовал происходившее довольно
язвительно — «перебесятся и рассосутся». Не рассосались.

Красный день календаря

Своего пика акции протеста достигли как нельзя более вовремя — аккурат в день
юбилея Октябрьской революции, 7 ноября. Тогда казалось, что еще совсем немного
— и демонстранты захватят почту, телефон, телеграф и сметут ненавистную тиранию.
Однако Михаил Саакашвили, видимо, остался глух к историческим аналогиям и особо
миндальничать с оппозицией не стал. Получив указание свыше, полиция с усердием
пустила в ход водометы, слезоточивый газ, резиновые пули и другие действенные
средства убеждения. Полицейские не церемонились ни с кем и очистили площадь
перед парламентом за считаные минуты. «Под раздачу» в числе прочих попали даже
журналисты российских телеканалов, что, после того как это попало в эфир, сумело
расшевелить даже российский МИД, до того момента наблюдавший за происходящим
довольно безучастно. «Мы рассчитываем на то, что грузинскими властями будут
принесены извинения пострадавшим журналистам и приняты меры по привлечению виновных
в насилии над журналистами к ответственности», — заявил официальный представитель
российского внешнеполитического ведомства Михаил Камынин.

Во всем виноваты русские

Россия, впрочем, была представлена в этой истории не только журналистами, подвернувшимися
под горячую руку грузинскому спецназу. С самого начала для официального Тбилиси
было совершенно очевидно, кто стоит за беспорядками в стране. Российские олигархи
— четко указал на виновников Саакашвили (хотя потом, поняв, что промельчил,
президент Грузии решил, что главный кукловод здесь — его российский коллега
Владимир Путин, который пытается сделать из Грузии «второй Кипр»). В одиночку,
видимо, пресловутые олигархи с задачей расшатывания конституционного строя не
справились и вступили в преступный сговор с дипломатами: отдуваться за всех
пришлось именно российскому посольству в Тбилиси — трое его сотрудников были
объявлены персонами нон-грата за вмешательство во внутренние дела Грузии. В
Москве вяло и прогнозируемо ответили аналогичной по масштабу высылкой грузинских
дипломатов.
Досталось и своим, грузинам. Около 500 по-страдавших, с легкостью заводимые
уголовные дела, закрытие опальных СМИ. Большой скандал, например, вызвала ситуация
с оппозиционной телекомпанией «Имеди». После беспорядков 7 ноября в ее офис
ворвались вооруженные спецназовцы, устроив форменный погром, а затем власти
и вовсе отобрали у канала лицензию на вещание и арестовали его имущество. Мол,
он своими провокационными передачами подстрекал население к государственному
перевороту. Но в случае с «Имеди» грузинские власти не на того напали. В Тбилиси,
наверное, подзабыли, что эта телекомпания фактически уже не принадлежит опальному
магнату Бадри Патаркацишвили, основавшему ее в 2002 году. Грузинский олигарх
благоразумно решил избавиться от проблемного с политической точки зрения актива,
передав права на управление «Имеди» американской News Corporation медиамагната
Руперта Мердока. Тот не стал откладывать дело в долгий ящик и почти сразу после
закрытия канала обратился с письмом к президенту США Джорджу Бушу и госсекретарю
Кондолизе Райс с просьбой урезонить Тбилиси. Это, впрочем, на Саакашвили, который,
как утверждают, все делает с подсказки Запада, большого эффекта не возымело.

Срочные досрочные

И все же так просто акции протеста оставить было нельзя. В конце концов Саакашвили
пошел на попятный: 8 ноября он объявил, что 5 января в стране пройдут внеочередные
выборы президента. Оппозиция, ликуя, сразу же назвала это своей победой и вознамерилась
выставить единого кандидата. Однако на практике все вышло гораздо сложнее. Первой
неожиданностью оказалась персона «единого кандидата». Им нежданно-негаданно
стал мало кому знакомый за пределами Грузии депутат парламента Леван Гачечиладзе,
до этого снискавший известность разве только организацией голодовки в знак протеста
против переноса срока парламентских выборов с весны на осень 2008 года. 43-летний
винодел, попав в центр внимания, тут же проявил недюжинную скромность и готовность
пожертвовать собой ради демократии. «Это продолжение нашей борьбы против насилия
и беззакония, борьбы за аннулирование института президента. Мы будем бороться
за искоренение мании вождя, и в случае моего избрания я готов уйти на пенсию
с должности президента, аннулировав эту должность», — подчеркнул Гачечиладзе.
В связке с ним в случае успеха будет работать бывшая глава МИД Грузии Саломе
Зурабишвили, которой прочат пост премьер-министра. Основной задачей их деятельности,
по замыслу, должно стать упразднение института президентства и переход страны
к парламентской республике.
Но принцип «должен остаться только один» на грузинской почве не сработал. Первым
подпортил картину единодушия глава еще одной оппозиционной партии — Шалва Нателашвили,
тоже изъявивший желание примериться к президентскому креслу. Ему, однако, придется
намного труднее: прокуратура страны во всеуслышание объявила его гнусным предателем,
обвинив в шпионаже и заговоре — конечно же, с участием российских спецслужб
— с целью свержения конституционного режима. Кроме Нателашвили, подорвали и
без того условную монолитность оппозиции глава партии «Новые правые» Давид Гамкрелидзе
и лидер «Будущего Грузии» Гия Маисашвили.
Еще одним реальным оппозиционным кандидатом мог бы стать опальный экс-министр
обороны Грузии Ираклий Окруашвили. Но у него проблем на пути к возможному президентству
будет еще больше, чем у Нателашвили. Прежде всего мешают формальности: Окруашвили
еще нет 35 лет, необходимых для занятия главного в стране поста. Но все это
мелочь по сравнению с остальным: бывший ближайший сподвижник Саакашвили, в одночасье
ставший самым ярым его критиком, сейчас находится в бегах в Европе. Грузинская
прокуратура даже объявила его в розыск, что делает шансы Окруашвили на участие
в предвыборной гонке и вовсе призрачными, будь ему хоть 50 лет.
Но кто бы ни выставлялся единым или не единым кандидатом от оппозиции, основным
соперником действующего президента все равно остается Бадри Патаркацишвили.
Именно он на сегодняшний день выступает главным спонсором грузинской оппозиции
и уже давно несет в массы лозунг «Грузия без Саакашвили». Сам олигарх уже заявлял
о своем желании баллотироваться на пост президента, упомянув тем не менее, что
не станет участвовать в выборах, если удастся найти достойного единого оппозиционного
кандидата. Как бы то ни было Патаркацишвили неоднократно говорил, что готов
потратить хоть все свое немалое состояние на изменение существующего режима,
и это — в разумных пределах — не выглядит пустой угрозой. Сам бизнесмен вряд
ли сможет занять кресло президента: проживая практически постоянно в Лондоне,
он не соблюдает необходимый ценз оседлости, против него возбуждено уголовное
дело по статье «Заговор с целью свержения государственной власти», да и слишком
уж он «запятнал» себя связями с Россией — одна только бытность «правой рукой»
Бориса Березовского чего стоит. Но крови Саакашвили он, безусловно, попортит
еще немало.

Шансы остаться у власти

В условиях подобной многоголосицы в стане оппозиции шансы Саакашвили остаться
у власти выглядят довольно неплохими. Напомним, что на прошлых выборах он набрал
95% голосов избирателей, и, несмотря на последние события, вряд ли успел растерять
этот политический капитал целиком. Кроме игры на противоречиях между оппозиционными
партиями, есть у президента и еще козыри в рукаве: до 16 ноября в Грузии действовал
введенный сразу после разгона демонстрации режим чрезвычайного положения, следовательно,
возможности оппозиции на продвижение своих кандидатов в СМИ в этот момент были
практически нулевыми, в то время как Саакашвили красовался на всех страницах
и экранах. Да и после отмены чрезвычайного положения времени у противников президента
до 5 января остается кот наплакал. Сам же Саакашвили развил бурную деятельность
— первым делом сменил состав правительства, назначив на пост премьер-министра
Ладо Гургенидзе. «Этот человек будет главой правительства и после выборов»,
— продемонстрировал уверенность в своей победе и в своем будущем грузинский
президент.
По мнению многих экспертов, предстоящее голосование, по-видимому, станет пусть
и не столь убедительной, как в прошлый раз, но все же победой сторонников «плана
Саакашвили». Однако вряд ли это принесет спокойствие в Грузию. Еще ни разу после
развала Советского Союза власть в этой стране не переходила из рук в руки конституционным
путем, в результате будничных и спокойных выборов. В Грузии революции идут одна
за другой.